Стороны медали

В начале марта в Ижевске прошёл региональный чемпионат среди молодых профессионалов WorldSkills Russia-2018, собравший 234 участника, которые соревновались  более чем в двух десятках компетенций.

У них теперь есть хороший пример – студент УдГУ Леонид Шмаков, который стал  победителем в компетенции «Сетевое и системное администрирование» на мировом чемпионате WorldSkills Abu Dhabi-2017.

О том, легко ли это далось, какие теперь перспективы открыты перед победителем, что представляет из себя этот чемпионат в России и за рубежом, и как нам растить победителей, «ДР» рассказали сам чемпион и его тренер, эксперт WorldSkills Russia Денис Дюгуров.

Немного истории
Денис Дюгуров (ДД):

– Движение WorldSkills зародилось в Европе в 1950-х годах. Цель была благая – поднять экономику после войны и привлечь молодёжь к рабочим профессиям. Начавшись в Испании как конкурс профмастерства, движение постепенно превратилось сначала в европейское, а с 1970-х годов – в общемировое, когда к нему примкнули страны Азии, и только затем США. Теперь в нём участвуют 77 стран. Договоры с WorldSkills заключают также отдельные регионы. Например, Китай участвует и как государство, и заявками от Макао, Тайбея, Гонконга. Италия как страна вообще не представлена, но представлен регион Южный Тироль.

Россия к движению примкнула в 2013 году. До этого, годом ранее, переговоры об участии в WorldSkills вёл отдельно Татарстан. Но теперь страна в конкурсе участвует единым фронтом.

Отрадно, что WorldSkills в нашей стране развивается на государственном уровне: учредителями Союза «Молодые профессионалы Вордскиллс Россия» являются Минтруд, Минобразования и Агентство стратегических инициатив.

Союз не только занимается подготовкой таких чемпионов, как Леонид Шмаков, или организацией чемпионатов. В ведение Союза отданы  стандарты среднего профессионального образования и их соответствие мировому уровню, а с  недавнего времени и стандарты  по высшему образованию.

Это как в спорте: есть федерации, которые готовят чемпионов, и есть структуры, которые решают задачи пропаганды здорового образа жизни в массах. Хотя, строго говоря, это сравнение не совсем правильное. Безусловно, большинство стран проводят специализированную подготовку чемпионов для «спорта высших достижений», но сообществом WorldSkills International (WSI) это на самом деле не приветствуется. Официальная идеология обратная: чемпионы должны быть продуктом системы образования. То есть нужно стремиться довести систему подготовки кадров до такого уровня, когда, грубо говоря, можно будет «показать пальцем» на любого выпускника колледжа, совсем немного с ним позаниматься – и он сможет выиграть чемпионат мира. Эта идеология проводится и Союзом «Ворлдскиллс Россия»: «подтянуть» уровень образования к мировому.

Компетенции

ДД:

– WorldSkills занимается развитием рабочих профессий в рамках 52 мировых компетенций и позиционируется как одна из площадок, где страны показывают уровень профессионального образования. В каждой из компетенций есть ряд общих документов, в том числе техническое описание, которое принимается экспертным сообществом исходя из того, что в странах-участницах система образования в состоянии реализовать то, что написано. Говоря проще, это означает, что финны учат системных администраторов тому же, что и китайцы. Достигается унификация.

Среди этих компетенций есть самые разные: есть классические рабочие профессии или специальности сферы услуг – каменщики, сантехники, парикмахеры, а есть специфические – например, пекарь осетинских пирогов.

Леонид Шмаков (ЛШ):

– В каждой стране есть много своих компетенций. Например, во Франции это работа на виноградниках или сомелье.

В России представлены все мировые и чисто российские компетенции, всего 108. Среди специфических можно, например, выделить «вождение грузовиков» или «лесоруб на специализированной технике».

В России есть такие движения, как «Фьючер Скиллс» – это роботизированные профессии будущего, например, управление дронами, и «Джуниор Скиллс», для школьников.

ДД:

– «Джуниор Скиллс» – на самом деле блестящая идея, она родилась именно в России. Мы совсем недавно присоединились к WSI, а уже что-то новое предлагаем. В 2017 году «Джуниор Скиллс» впервые было представлено на  мировом чемпионате.

Наша победа

ЛШ:

– Участие и победа в WSI – действительно титанический труд, я шёл к этому три года. Впервые о WorldSkills я узнал от преподавателя, у которого работал лаборантом, и он предложил мне попробовать себя в олимпиадах и в этом чемпионате. Стало интересно. В 2015 году я с первого раза  взял «серебро» в национальном чемпионате, а в 2016-м занял 4-е место. И подумал: это, наверно, классно – заявиться  и на мировом уровне.

Я даже отчислился из одного университета, потому что там никакого интереса к моему стремлению не проявляли. Поступил в УдГУ из-за того, что Денис Владимирович с 2016 года активно занимался этим вопросом.

Для меня  участие в мировом чемпионате больше представлялось как знакомство с новыми людьми. Но мне сразу сказали: ты приготовься, что это не знакомство, это работа. Еще при отборе в национальную сборную я понял, что если хочу чего-то добиться, надо работать намного больше и концентрироваться только на этом.

За две недели в Абу-Даби я побывал на Персидском заливе всего полчаса, остальное время сидел в офисе и готовился. Честно, на такой результат я вообще не рассчитывал, думал, что возьму 4-5-е место – максимум… Победа – это, конечно, неожиданно. В данной компетенции традиционно побеждали азиаты – чаще всего представители Южной Кореи. Они были основными соперниками.

ДД:

– Корейцев на самом деле там не очень любят, потому что у них преобладает суперспециализированная подготовка, людей буквально «натаскивают».

ЛШ:

– Насколько я знаю, в Корее отбирают человек десять, собирают в специализированный центр «Самсунг», где вообще всех готовят – айтишников, робототехников, и два года они «штудируют» задания мировых чемпионатов с предыдущими участниками. Отсеивают, пока не остаётся один, самый сильный, и на его подготовку тратят все силы. Их методика: запомнить и «долбить», что помнишь. Они как роботы. Например, мне такой способ подготовки не подходит. Мне нужно понять, как это работает и что нужно для этого сделать.  В таких компетенциях логика – вообще самое полезное, а не память:  за два дня до начала чемпионата задание меняется и если надеяться только на память, победить невозможно. Видно, что у корейцев логика не сильно развита. 4-й модуль – это секретное задание, и обычно на нём азиаты начинают «сыпаться», причём прилично, потому что видно, что они к этому не готовы, так как привыкли действовать по инструкции.

Что дальше?

ЛШ:

– В Южной Корее, если ты получил медаль WorldSkills, тебя оставят в «Самсунге» на этой же компетенции, взращивают дальше, ты работаешь на них, и всё. У нас корпорации подобными предложениями о трудоустройстве не закидывают. Пока так: «Медаль? Ну, хорошо». Сейчас я продолжаю преподавать в своём колледже. В перспективе  было бы неплохо стать тренером, я могу передать свой опыт тем, кто захочет быть участником WorldSkills.

ДД:

– Перспектива у Леонида Шмакова может быть самая блестящая, он везде принесет огромную пользу. Но шанс, что ему позвонят, например, из Сколково или из правительства РФ и скажут: «Леонид, мы ждём вас в таком-то НИИ, и вы будете там разрабатывать ядро российской операционной системы или российскую элементную базу», невелик.

Как можно использовать знания и опыт Леонида или нас как профессионалов? Приведу пример китайского автопрома. Почему там кроме «грейтвола» ничего не было, а теперь китайские машины по всему миру ездят? Они купили хороший автомобиль, разобрали по винтику, скопировали, чуть-чуть видоизменили кузов – и собирают сами под своими марками.

В нашей отрасли существуют операционные системы, операционная база. Такие, как я и Леонид, могут сейчас разобрать эти системы по винтику и объяснить другим, для чего каждый из этих винтиков нужен. А вот та молодёжь, которую мы подготовим через пять лет, на основании полученных знаний и с использованием русской смекалки уже способна создать своё.

Необходимо, чтобы на уровне правительства или президента была поставлена задача о разработке конкретного продукта, определены университеты, предприятия, НИИ, которые будут участвовать в этом. Этот должен быть государственный заказ. Другого пути нет. И есть два варианта – либо мы поймем это и реализуем, либо проиграем.

Возродить среднее образование

ДД:

– WorldSkills призвано поддержать в стране развитие системы среднего профессионального образования, которую мы в последние годы потеряли. Причина этой потери понятна. Система, как известно, связана с производственными предприятиями, а мы все помним, что происходило с ними в 90-е годы… Но и в самой системе профессионального образования произошёл большой провал. В Советском Союзе подготовка рабочих кадров – в техникуме, училище – была организована на государственном уровне. А с 1998 года финансирование среднего профессионального образования было передано на региональный уровень. Понятно, что у многих министерств (а у нашего-то уж, конечно) денег не нашлось, но ещё и понимания не находилось. И в этот период оно было практически уничтожено.

Сейчас система среднего профобразования начинает возрождаться, но пока со скрипом. Положительная динамика есть, по крайней мере, она наблюдается хотя бы в совершенствовании материальной базы. Но главный отрицательный итог развала системы: нет людей, которые могут осваивать эту новую технику. По крайней мере, для нашей компетенции было закуплено три комплекта оборудования для проведения чемпионатов – и все три комплекта так и лежат в колледжах неразобранными…

Я сомневаюсь, что в любой другой стране, претендующей на высокие места в WorldSkills, в колледжах существует проблема: с уходом преподавателя информатики  занятия во всём колледже прекращаются. А у нас-то это сплошь и рядом.

Разве может быть высоким уровень образования, если из колледжей  уходят последние профессионалы, которые выдержали даже 90-е годы? Сегодня  остались те, кто слабее, кто совсем никому не нужен, или же очень большие энтузиасты.

Нужно решить вопрос привлечения молодых преподавателей к учебному процессу. Сейчас молодым педагогам нельзя учить дипломников, курсовиков, лекции нельзя ассистентам давать –  все это прерогатива только профессорско-преподавательского состава. Нам нужна поддержка республиканской аспирантуры. У нас в этом году на весь УдГУ всего пять мест в аспирантуру! Только на одной кафедре должно быть пять мест в аспирантуру! Нам нужны технические советы. Даже если у нас есть кто-то, кто способен защитить кандидатскую диссертацию по технической дисциплине, по нашей специальности – у нас нет ни одного диссовета. А если у тебя нет степени в университете – что тебе там делать? Зарплата выше 15 тысяч не поднимется.

WorldSkills  в состоянии обратить на эти проблемы внимание.

Где взять людей?

ДД:

– Если нужно взять «здесь и сейчас», чтобы совершить рывок, – ответ очевиден: со стороны. Либо пригласить работать в системе образования представителей корпораций, либо интегрировать в нашу систему зарубежных. Чтобы они готовили преподавателей и кадры. Но и в этом случае первые результаты можно будет увидеть года через два-три, не раньше.

Если говорить о перспективе 20 лет и надеяться только на энтузиастов, которые сейчас есть, то это стандартная система воспроизводства. Находить таких специалистов, как  Леонид Шмаков, поддерживать их, «взращивать», оставлять в системе среднего профессионального образования.

Вообще говоря, у нашей медали в WorldSkills есть и обратная сторона. Пример Леонида он, конечно, суперклассный. Но какой ещё можно сделать вывод? Значит, можете сами, значит, не надо ничего менять. И за эти настроения власть предержащим очень удобно держаться, потому что делать ничего не нужно и тратить бюджет не надо. И когда мы Леонида все дружно поздравили, руки ему пожали, сели и думаем: а как мы теперь скажем, что проблемы-то на самом деле есть?..

И всё-таки не может быть победы со знаком минус. Исключено. Это здорово, что он победил, безусловно. Работа была проделана колоссальная, и мы теперь знаем, и Леонид знает, чего он стоит. И другие ребята знают, куда нужно стремиться, и стремятся к этому.

Читайте также: