Раздробить аккуратно

Перестройка бизнеса, даже затеянная с самыми благими намерениями, чревата насадкой на фискальные «крючки». В реорганизации компаний контролирующие органы всё чаще усматривают выгодные манёвры в налоговом поле.

В отношениях ревизоров и потенциальных налоговых браконьеров тема «дробления бизнеса» всплывает постоянно. За последние четыре года арбитражным судам пришлось изрядно потрудиться над тем, чтобы разрешить споры, возникающие на этой почве. Нередко предприниматели действительно идут на реорганизацию для того, чтобы попасть в комфортную налоговую зону. Но есть немало случаев, когда бизнес-реконструкция проводится без проналоговых целей, однако приводит к обвинениям в уходе от финансовых обязательств.

Цена вопроса по делам, рассмотренным арбитражными судами РФ за последние четыре года, перешагнула показательный порог – 12,5 млрд рублей. Наши эксперты пытаются понять, в каких случаях дробление компаний с дальнейшим судебным преследованием – синоним фискального уклона, а в каких – банальная ошибка топ-менеджера. И как провести реинжиниринг без последствий.

Налоговая честность

Представитель ФПС партии «Гражданская инициатива» Николай Алексеев считает, что многое зависит от «налоговой честности» самих компаний:

– Важно, в первую очередь, то, преследует ли на самом деле реорганизация цель уклона от платежей. Если в результате «перестройки» вновь созданные компании перейдут на льготную систему налогообложения и постараются извлечь из этого выгоду, значит, есть хорошие шансы привлечь к себе внимание налоговой службы. Чтобы этого не произошло, нужно суметь объяснить налоговикам причины разделения бизнеса. Например, переходом к территориальному принципу организации, когда каждое отдельное юрлицо осуществляет хозяйственную деятельность и отвечает за генерацию прибыли в группе регионов, объединённых в территориальную единицу. Или распределением торговых марок между разными юрлицами, при котором марки не образуют между собой положительную синергию, то есть не объединены общим производством, каналами распределения, потребителями. Важно, чтобы вновь образованные компании не осуществляли между собой операции, ведущие к снижению налогооблагаемой базы. Пример: одна компания продаёт ряду других товар оптом, по минимальной цене, тем самым минимизируя налог на прибыль и НДС. А компании, покупающие товар, переходят на упрощённую систему налогообложения и таким образом «оптимизируют» налоговые платежи всей группы. Или, например, не заключали договоры беспроцентного займа, долги по которым никогда не возвращаются. Предприятиям с обычной системой налогообложения важно не показывать несколько месяцев подряд работу на грани или за гранью убыточности. Тем, кто на «упрощёнке», – не «светить» превосходство расходов над доходами. Нужно стараться следовать нормативам соотношения налоговой нагрузки и товарооборота, которую ФНС указывает в официальных письмах.

Повышенный фискальный интерес к схемам дробления – это неизбежность, полагает основатель Центра налоговой и корпоративной безопасности бизнеса «Комплаенс решения», налоговый эксперт Иван Кузнецов. Нужно лишь знать нюансы правильного бизнес-межевания:

– Сегодня даже два юридических лица, имеющих общих бенефициаров, уже рассматриваются как группа компаний. Конституционный суд РФ указывает: налоговое законодательство не исключает принцип диспозитивности, возможность применения налогоплательщиком того или иного метода учётной политики – применения налоговых льгот, спецрежимов и т. п. Но многие собственники бизнеса, главные бухгалтеры боятся обвинения в использовании схем дробления. Это исходит из непонимания ряда факторов. И, прежде всего, того, что есть три признака, по которым налоговый орган может сделать вывод о незаконности подобных операций. Для этого налоговикам необходимо доказать три обстоятельства: организации, входящие в группу компаний, подконтрольны и несамостоятельны; дробление привело к возникновению налоговой выгоды; налоговая выгода необоснованна. Все эти три условия должны быть соблюдены одновременно. Это исключает обвинение в использовании схемы дробления, например, группы компаний, участники которой применяют общую систему налогообложения и не пользуются специальными льготами. В этом случае бенефициар может создавать любое количество юридических лиц, поскольку налоговой выгоды у её участников нет: перемещение НДС или прибыли от одной организации к другой не изменяет совокупную налоговую нагрузку группы в целом.

С июля 2017 года понятие необоснованной налоговой выгоды содержится в ст. 54.1 НК РФ. В ней указано, что налогоплательщик не имеет права уменьшить налогооблагаемую базу в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни, об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом или бухгалтерском учёте, налоговой отчётности. При отсутствии этих обстоятельств налогоплательщик вправе уменьшить налоговую базу или сумму подлежащего уплате налога. Правда, при соблюдении одновременно следующих условий: основной целью совершения сделки не являются неуплата и зачёт (возврат) суммы налога; обязательство по сделке исполнено лицом, являющимся стороной договора, который заключён с налогоплательщиком, или лицом, которому обязательство по исполнению сделки передано по договору или закону. ФНС указывает, что искажением по смыслу ст. 54.1 НК РФ может быть создание схем «дробления бизнеса», которые направлены на неправомерное применение спецрежимов налогообложения; искусственное создание условий для минимизации налогообложения; неправомерное применение норм международных соглашений об избежании двойного налогообложения; отсутствие факта совершения сделки.

По мнению эксперта, при дроблении бизнеса необходимо учитывать, что в случае арбитражного спора с ФНС необходимо будет доказать деловую цель и фактическое исполнение договора её стороной. Именно эти критерии должны лежать в основе создания группы компаний.

Также следует учитывать, что чрезмерное усложнение структуры бизнеса усложняет управление – необходимо либо большее количество номинальных руководителей, либо раскрытие взаимозависимости. При этом одновременно скрыть взаимозависимость и обеспечить высокий уровень управленческого контроля становится значительно сложнее, приходится назначать директорами и учредителями родственников, «хороших» людей и т. п. Усложнение товарно-денежных потоков может приводить к кассовым разрывам и неблагоприятным налоговым последствиям при перемещении товаров внутри группы компаний. Поэтому процесс создания группы компаний должен быть выверенным, что и будет являться важным фактором налоговой безопасности бизнеса.

Предприниматели, оказавшиеся в тисках арбитражных дел о «дроблении бизнеса», либо осознанно шли на уменьшение налогового бремени, либо страдают так называемым законодательным «аутизмом». К такому выводу приходят многие эксперты и дают рекомендации, как грамотно проводить бизнес-межевание.

– Если топ-менеджер принимает решение о «дроблении» бизнеса, во-первых, он должен выбрать разных контролирующих лиц (собственников и исполнительных органов, а также аффилированных с ними лиц), – говорит юрист московской фирмы Юрий Прохоров. – Во-вторых, осуществить передачу одного вида деятельности новой организации: например, если одна компания занимается и производством, и торговлей, то вполне логично, а также экономически, административно обоснованно передать, допустим, производство другой структуре. Возможна и передача ряда клиентов новой организации: одна компания будет работать с юридическими лицами, другая – с физическими. В-третьих, у каждой компании на балансе должно быть своё отдельное имущество, с помощью которого она ведёт деятельность. Также не стоит проводить дробление непосредственно перед потерей права на спецрежим, например, при приближении дохода к 150 млн руб. на УСНО. Это сразу же вызовет подозрение у налоговых органов.

Хромает деловая цель

Перестройка бизнеса при спаде ликвидности, кризисе успеха, по иным причинам – мера, на которую довольно часто идут предприниматели Удмуртии. Представители Арбитражного суда УР говорят о том, что в регионе не так много громких споров «о бизнес-дроблении», но здесь, как и во многих субъектах, есть немалое число «типовых» дел об оптимизации налогообложения путём реконструкции компаний.

Специалисты налоговой службы отмечают, что предприниматели нередко создают компании-близнецы для снижения налоговых обязательств:

– Так называемая схема «дробления бизнеса» является одним из способов незаконной оптимизации налогообложения с применением специальных налоговых режимов, – комментирует и. о. начальника контрольного отдела Управления Федеральной налоговой службы по УР Татьяна Блохина. – При общепринятой системе налогообложения налогоплательщик, помимо налога на имущество, транспортного налога и т. д., уплачивает налог на добавленную стоимость (18%) и налог на прибыль организаций (20%). При применении спецрежимов налогоплательщиком уплачивается Единый налог на вменённый доход (ЕНВД), при применении упрощённой системы налогообложения (УСНО) – с объектом налогообложения «доходы» и ставкой 6%. Или с объектом налогообложения «доходы-расходы» и ставкой 10%. Таким образом, происходит значительное снижение налоговой нагрузки.

В рамках контрольных мероприятий устанавливаются факты снижения налогоплательщиками своих налоговых обязательств путём создания искусственной ситуации, при которой видимость действий нескольких лиц прикрывает фактическую деятельность одного налогоплательщика. При этом получение необоснованной налоговой выгоды достигается в результате применения инструментов, используемых в гражданско-правовых отношениях, которые формально соответствуют законодательству.

ФНС России в 2017 году проведён обзор судебной арбитражной практики, связанной с обжалованием налогоплательщиками актов налоговых органов, свидетельствующих о получении необоснованной выгоды от формального разделения бизнеса и искусственного распределения выручки на подконтрольных взаимозависимых лиц. В письме ФНС России от 11.08.2017 № СА- 4-7/15895@ указаны общие признаки, свидетельствующие о согласованности действий участников схем с целью ухода от исполнения налоговой обязанности.

Результаты мониторинга, проведённого ФНС России, говорят о значительном количестве споров, связанных с доказыванием налоговым органом получения необоснованной выгоды в результате применения рассматриваемой схемы. За последние четыре года арбитражными судами рассмотрено более 400 дел на сумму, превышающую 12,5 млрд рублей. В рамках этих дел оспаривались ненормативные акты налоговых органов, вынесенные по результатам мероприятий налогового контроля и содержащие выводы о получении налогоплательщиками необоснованной налоговой выгоды. Арбитражная практика в пользу налоговых органов по вопросу дробления бизнеса сложилась и в Удмуртской Республике.

Необходимо отметить, что отбор объектов для проведения выездного контроля осуществляется с использованием «Концепции системы планирования выездных налоговых проверок». С помощью критериев оценки налогоплательщик может систематически самостоятельно проверять риски по результатам финансово-хозяйственной деятельности и с их учётом своевременно уточнять налоговые обязательства.

Хромает деловая цель, комфортная налоговая зона не при чём – так расценивает ситуацию уполномоченный по защите прав предпринимателей в УР Александр Прасолов:

– Налоговая неграмотность – основная ошибка предпринимателей, попавших в капкан «дел о дроблении». Зачастую реорганизация проводится без целей ухода от налогов, однако, осуществлённая неграмотно, она попадает под признаки искусственного дробления компании. То есть кодовые слова здесь – незнание законов и регламентов. За 2017 год к нам поступило 156 письменных обращений от предпринимателей по различным проблемам. Безусловный лидер – вопросы налогообложения, обогнавшие и проблемы с проведением контрольных мероприятий, и земельно-имущественные отношения. Каждая четвёртая жалоба признана обоснованной.

Предпринимателям важно понимать, что даже если их действия при реорганизации были расценены как налоговая уловка, нужно пользоваться механизмами, доказывающими обратное. Конечно, если они действовали в рамках закона. Уже были прецеденты, когда с помощью института уполномоченного по защите прав предпринимателей в УР доказывались факты необоснованности выводов налоговой службы. Причём одно из таких дел было серьёзным – предпринимателю грозили не только внушительные финансовые санкции, но и потеря бизнеса. Арбитражный суд, рассмотрев дело, согласился с доводами налоговых органов и отказал в удовлетворении требований заявителя. Но это решение при нашей поддержке было обжаловано в суде апелляционной инстанции. Апелляционный суд выявил, что сведения о снижении размера налогов, указанные в решении надзорного органа, говорят лишь о получении налоговой выгоды, но не о её необоснованности. Само по себе снижение налогового бремени не может расцениваться как неправомерное.

Для того чтобы не привлекать внимание ревизоров, важно действовать с конкретной деловой задачей, юридически верно, не допуская искусственного разделения бизнес-субъекта.

Читайте также: