Ольга Чиркова. Удивительный космонавт. Как Георгий Гречко побывал в Удмуртии.

Девять дней (8 апреля 2017 года) как ушел из жизни великий советский космонавт, трижды побывавший в открытом космосе Георгий Михайлович Гречко. Сегодня мы вспоминаем о нем как о хорошем, интересном собеседнике и человеке, который приезжал в Удмуртию 6 лет назад, в год Космоса.

Мы готовились к очередному фестивалю СМИ «Подсолнух» и пришла идея пригласить к нам самого настоящего космонавта. Я позвонила Ксении Рубцовой и говорю:
— Ксения, где нам найти космонавта, которые, как известно, люди секретные, и кого можно привезти к детям, кто хорошо говорит с детьми?

Она сказала, что либо Терешкову, либо Гречко. Терешкова в обсуждаемые сроки была занята на больших федеральных мероприятиях, а вот Георгий Михайлович на мой звонок сказал:

— Не переживайте, я к вам приеду, но очень прошу, организуйте мне встречу с Калашниковым. Вы понимаете, что, скорее всего, это будет последняя наша встреча.

За помощью в организации этой встречи я обратилась к Валерию Бузилову. Валерий Викторович сказал:

— Я что-нибудь придумаю.

Они встретились в ресторане «Овация», два великих человека. Общались с журналистами, шутили.

— Сколько тебе лет? — спросил Калашников.
— Восемьдесят, — отвечал Гречко.
— Пацан! — и они оба засмеялись.

Я в это время была в «Нечкино» и готовилась к встрече. Как встречать Георгия Михайловича? Это же великий космонавт! Нас, конечно, всех трясло, потому что люди такого уровня, как Зыкина, Терешкова, Кобзон, Гречко — это глыбы, это такие люди, которые так же мощны, как слова Россия или Советский Союз.

Приехал Георгий Михайлович. Когда он зашел к нам в номер, он сказал:
— Здравствуйте, Оленька!

Меня удивило то, что он, пожилой человек, когда зашел, стал снимать обувь. Прошел и мы стали пить кофе. У меня тогда было ощущение, которое я не знаю, как объяснить. Такое состояние, когда мозг вышел погулять. Я понимаю, какого масштаба сидит передо мной человек, космическая личность. Я сижу около него, а душа тянется просто к хорошему человеку. И вот мы с ним сидели, пили кофе, он тогда сказал, что кофе до обеда можно выпивать три чашки, а после обеда уже нельзя, потому что организм уже укладывается спать и сворачивает все свои процессы. Георгий Михайлович очень уютный, видно, что его любят дома, о нем заботятся, потому что у него была такая таблетница, и в ней лежали аккуратненько таблетки, видимо, жена ему разложила.
Мы сидели с сестрой, даже и сказать — то ничего не могли, а Кирилл мой, пять лет ему тогда было, он не понимал, что такое великий космонавт. Для него Георгий Михайлович и сейчас просто хороший человек, который говорил ему о космосе. Кирилл ему задавал очень обычные вопросы, а от того и ответы были интересными. Он, например, спросил:

— Когда вы вышли в космос первый раз, что вы увидели?
И Георгий Михайлович ему так спокойно:
— Знаешь, я когда вышел в космос первый раз, подо мной была Африка, а у них гроза.
— А как грозы выглядят из космоса?
— Ну, они как консервная банка, там всполыхи такие, и там видно, что идет гроза.

Он тогда сказал, что выходить в космос не страшно, там же не видно расстояния до Земли, и ты там плаваешь, а вот с вышки с парашютом прыгать — страшно, потому что видишь землю. Кстати, летчики народ хулиганистый. Был у них телескоп, и вместо того, чтобы на звезды смотреть, они смотрели в соседские окна.

Георгий Михайлович он удивительный, очень теплый. Он гулял по «Нечкино», и мне очень нравилось как он по доброму говорил со всеми окружавшими его людьми, он всех называл ласково — Оленька, Наташенька, а Валерия Бузилова — Валерочка. Когда я, после фестиваля, позвонила и извинилась: мало ли что-то было не так, то вы уж простите, ради Бога, а он ответил, что все было очень чудесно, особенно второй день!

— Валерочке и Светочке передайте большой привет, — сказал он. Бузилов сводил его тогда в Свято-Михайловский собор, и настоятель храма благословил Георгию Михайловичу икону. Светочке [Светлана Смирнова — прим.ред.] за то, что они вместе ездили в Лудорвай, где он заходил в каждый объект, ему все было интересно, а после, в сувенирной лавке, он накупил множество сувениров от наших мастеров, дочери дизайнеру и родственникам подарков. Словом, ему тогда все очень понравилось! Очень рада, что в его душе были самые добрые воспоминания о нашей Удмуртии и ее людях. И у нас о нем.

Справка. 

Ольга Чиркова, руководитель Удмуртской региональной детской общественной организации «Центр социального продюсирования «Журавейник».

Благодарим за содействие в создании материала «Центр социального продюсирования «Журавейник»  и лично Люсю Порцеву.

Читайте также: