Инвестиционный климат в Удмуртии  

Агентство стратегических инициатив подвело итоги работы за 2018 год и готовит новый национальный рейтинг состояния инвестиционного климата в регионах. В Удмуртии сегодня привлечение инвестиций – одна из главных тем экономической повестки. По итогам 2017 года республика понизила свои позиции в национальном рейтинге, а взаимодействие с внешними инвесторами в основном остаётся на стадии соглашений. Насколько ситуация изменилась за последние два года и что поможет её улучшить? Мы собрали экспертов для обсуждения этой темы в формате заочного круглого стола.

 

Участники круглого стола

Александр ПРАСОЛОВ, уполномоченный по защите прав предпринимателей в УР

Альфир БАКИРОВ, уполномоченный по защите прав предпринимателей в Ярославской области

Роман ВАХИТОВ, общественный представитель по направлению «Новый бизнес» в Агентстве стратегических инициатив, председатель экспертной группы АСИ в УР, региональный менеджер Внешэкономбанка

Виктор ИГОШИН, прокурор отдела по надзору за исполнением законов в сфере экономики и соблюдением прав предпринимателей управления по надзору за исполнением федерального законодательства прокуратуры УР, советник юстиции, кандидат юридических наук

Григорий СТРЕЛКОВ, руководитель удмуртского регионального отделения «Опора России»

Александр СИТНИКОВ, председатель Совета директоров компании «Новый дом»

Как вы оцениваете инвестиционный климат в Удмуртии в настоящее время? Насколько он изменился по сравнению с ситуацией 2016-2017 годов?

 

Роман Вахитов:

– По сравнению с 2016-2017 годами республика стала более открытой для внешних инвесторов, её активно продвигают на федеральном уровне. Больше внимания стало уделяться работе с внутренними инвесторами, поддержке предприятий региона. Однако парадокс – при такой положительной динамике в 2018 году было озвучено, что по итогам 2017-го Удмуртия заняла 43-е место в Национальном рейтинге состояния инвестиционного климата в субъектах РФ, в то время как годом ранее регион был на 28-м месте. На мой взгляд, это произошло по нескольким причинам.

Во-первых, показатели инвестиционного рейтинга не статические, а динамические. Если наш регион остался на прежнем уровне, а другие улучшили свои показатели, это может понизить его позиции. Во-вторых, в 2017 году произошла «перезагрузка» экономического блока в исполнительной власти Удмуртии. Раньше инвестиционной деятельностью фактически занимались три структуры – Агентство инвестиционного развития УР, Центр инвестиционного развития УР и Министерство экономики УР. Нередко их полномочия дублировались, зоны ответственности пересекались. Затем прошла реорганизация: АИР и ЦИР были ликвидированы, образована Корпорация развития Удмуртии. Это должно было упростить систему поддержки предпринимателей, но пока не удалось наладить деятельность новой структуры на должном уровне.

В-третьих, была оптимизирована работа Совета по развитию предпринимательства при главе Удмуртии. В 2017 году его деятельность не соответствовала регламентам целевых моделей. В Совет вошёл инвестиционный блок, надеюсь, в ближайшее время появится план работы. Это тоже улучшит наши позиции в рейтинге.

Александр Прасолов:

– В 2018 году по результатам ежегодного опроса предприниматели оценили условия ведения бизнеса в Удмуртии на 2,5 балла из 5 возможных. Эта ситуация не уникальна – в других регионах оценка тоже невысока.

В Удмуртии создаются новые структуры для развития бизнеса. Но при этом документы, касающиеся повышения налогов, не проходят процедуру оценки регулирующего воздействия, хотя именно они наиболее актуальны для предпринимателей. Так, с 2019 года в Удмуртии помещения административно-делового назначения любой площади попадут в соответствующий перечень, и налог на имущество за них будет взиматься от кадастровой стоимости недвижимости. С одной стороны, нововведение уравнивает условия ведения бизнеса для собственников разных объектов. С другой – изменения могут увеличить налоговую нагрузку на бизнес, применяющий спецрежимы налогообложения. При этом углублённые расчёты на данную тему не производились. По моим данным, рост составит порядка 50% при ставке налога 1,6%.

Я неоднократно выражал свою обеспокоенность изменениями. Власти региона нас услышали – для встроенно-пристроенных помещений были приняты пониженные ставки налога – 0,6%, чтобы сохранить формат «магазинов у дома». Но я предлагал установить ставку на уровне, не превышающем 0,2%, чтобы налоговая нагрузка для данной категории резко не выросла.

Если условия налогообложения будут заведомо неблагоприятны для бизнеса, и число местных предпринимателей сократится, и инвесторы из других регионов к нам не придут. Я знаю бизнесменов из Перми, которые приобрели недвижимость в Удмуртии, рассчитывали открыть на этих площадях бизнес и заработать, но уже несут убытки из-за роста налоговой нагрузки. В итоге они приняли решение избавляться от таких активов и не вкладываться в покупку недвижимости в республике.

Виктор Игошин:

Интегральный индекс субъекта РФ в национальном рейтинге состояния инвестиционного климата в регионах впервые включён в Перечень показателей для оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти регионов. Именно через призму формирования надлежащей правовой базы взаимоотношений власти и бизнеса, имеющейся правоприменительной практики в вопросах поддержки инвесторов нужно давать оценку инвестиционной привлекательности того или иного региона.

Причины понижения позиций Удмуртии в национальном рейтинге состояния инвестиционного климата в регионах по итогам 2017 года – неполнота правового регулирования и исполнения нормативных правовых актов в сфере инвестиционной деятельности, ненадлежащее информирование предпринимателей об условиях получения поддержки, незавершённые мероприятия по созданию инфраструктуры развития малого и среднего бизнеса. При таких обстоятельствах потребовалось активизировать работу уполномоченных органов власти и организаций в вопросах развития инвестиционной деятельности.

В частности, в 2018 году по инициативе прокуратуры республики органами власти региона приняты НПА, предусматривающие порядок заключения специального инвестиционного контракта и предоставление организациям в его рамках льгот по налогам на прибыль и имущество, предусматривающих применение инвестиционного налогового вычета. Изменён порядок ведения реестра инвестиционных проектов республики – расширен перечень сведений об их основных характеристиках, повышено качество информационного взаимодействия инвесторов с органами власти.

В регионе действуют «налоговые каникулы» для впервые зарегистрированных ИП, осуществляющих деятельность в производственной, социальной и научной сферах.  Законами республики установлены перечни видов предпринимательской деятельности, на которые распространяется действие нулевой ставки: по УСН – 34 вида, по патентной системе – 50, виды предпринимательской деятельности, в отношении которых применяется патентная система налогообложения (всего 63 вида).

Эти и другие примеры свидетельствуют о положительной динамике состояния инвестиционного климата в республике, вселяют надежду на укрепление позиции Удмуртии в национальном рейтинге.

Григорий Стрелков:

Ситуация неоднозначная. С одной стороны, власти Удмуртии прилагают большие усилия по привлечению инвестиций, поддержке малого предпринимательства, получению федеральных средств. По сравнению с тем, что было при прежних руководителях региона, сделан большой шаг вперёд. С другой стороны, по стране ухудшается общий деловой климат, что вызвано санкциями против России, нехваткой финансовых ресурсов, уменьшением платёжеспособности населения. Предприниматели из разных регионов одинаково отмечают негативные тенденции. Вести бизнес стало труднее.

Какие проблемы в области развития бизнеса вы бы выделили в первую очередь? Чем они вызваны и как их можно решить?

 

Альфир Бакиров: – Могу выделить несколько проблем, характерных для большинства регионов. Первая – привлечение предпринимателей к ответственности в результате неправомерных действий должностных лиц. Несмотря на все послабления, ситуация не меняется в лучшую сторону. На момент начала работы института уполномоченного в России находилось под арестом 127 тыс. предпринимателей, через пять лет – уже 284 тысячи. Причём только 15% этих дел дошло до судов.

Вторая проблема – административное давление на бизнес. Например, в чек-листы Роспотребнадзора включено 93 обязательных требования, хотя сами сотрудники признали, что сегодня выполнимы только 36 из них. Некоторые требования из серии «посуду надо мыть ветошью» совершенно устарели.

Всего в России 2 млн обязательных требований к предпринимателям, в то время как в Казахстане – 30, а с 2019 года – 15. Прокуратура там лишена возможности проводить проверки, занимается только надзором. В результате число предпринимателей в Казахстане ежегодно растёт более чем на 20%. В России такая динамика наблюдается только в Татарстане, Тюменской области и частично в Москве.

Третья проблема вызвана борьбой за легализацию доходов. Типичный пример – нам поступила жалоба предпринимателя, которому банк заблокировал счёт на три месяца. Никто в кредитном учреждении не смог ответить, кто принял такое решение! И никого не волновало, что без доступа к средствам предприятие разоряется. На доказательство невиновности предпринимателя ушло полгода…

Тенденция последних лет – обвинения бизнеса в дроблении ради оптимизации налогов. До сих пор в законе не прописаны чёткие критерии, по которым можно было бы выявить этот процесс. В Ярославской области была ситуация, когда все предприятия, расположенные на территории крупного завода, обвинили в аффилированности с одним собственником. Но все суды встали на нашу сторону.

В. Игошин:

– Эффективность деятельности специализированной организации является одним из ключевых факторов, влияющих на состояние инвестиционного климата в регионе. В связи с этим вопросы исполнения АО «Корпорация развития УР» законодательства в сфере привлечения инвестиций и работе с инвесторами поставлены прокуратурой республики на особый контроль.

Потребовалось прокурорское вмешательство в связи с неполнотой соблюдения организациями, образующими инфраструктуру поддержки субъектов МСП, и органами местного самоуправления законодательства при предоставлении мер финансовой, имущественной и информационной поддержки, ведении реестров их получателей, размещении сведений об этом на своих официальных сайтах. Корпорацией развития Удмуртии не приняты достаточные меры к осуществлению возложенных на неё Правительством УР полномочий. В том числе не проведена работа по сопровождению инвестиционных проектов по принципу «одного окна», разработке схем их реализации с использованием механизмов ГЧП, размещению на инвестиционном портале и инвестиционной карте республики полной и актуальной информации об инфраструктурной основе развития инвестиционной деятельности в регионе, допущено несвоевременное размещение информации о закупках в Единой информационной системе. Всё это явилось основанием для принятия в ноябре 2018 года мер прокурорского реагирования.

Не способствует развитию инвестиционной деятельности в республике и практика несвоевременного исполнения государственными и муниципальными заказчиками обязательств по оплате выполненных предпринимателями контрактов. В результате прокурорского вмешательства в 2018 году погашена задолженность перед хозяйствующими субъектами по муниципальным и государственным контрактам на общую сумму более 350 млн руб., к концу прошлого года удалось ликвидировать задолженность по госконтрактам. Вместе с тем, в целях улучшения ситуации с расчётами требуется принятие дополнительных мер, направленных на предупреждение такого рода нарушений законодательства, повышение финансовой дисциплины заказчиков во взаимоотношениях с бизнесом.

Г. Стрелков: – Основные проблемы предпринимателей – нехватка доступных финансовых ресурсов. Не только дешёвых, но и беззалоговых кредитов, которых практически нет.

По-прежнему актуальна проблема административного давления на бизнес. Осенью прошлого года мои коллеги готовили конкурс предприятий общепита «Ресторан года». Как ни странно, именно в день мероприятия Роспотребнадзор начал внеплановую проверку в заведениях организаторов проекта. О причинах такого совпадения остаётся только гадать. Возможно, ведомство хотело проверить готовность заведений общепита к Парадельфийским играм. Тем не менее конкурс оказался на грани срыва – перед началом мероприятия в кабинетах руководителей предприятий сидели проверяющие.

На мой взгляд, введение адресных мер поддержки не решит проблему – ими пользуется меньше 1% предпринимателей. Основное условие для развития бизнеса – создание стабильного и благоприятного делового климата. Нужно показать предпринимателю, что здесь можно работать, ему не будут чинить препятствий и в случае каких-то вопросов окажут помощь – как минимум консультационную. Заинтересованность власти становится сигналом – работайте, при необходимости вас поддержат. Удмуртии тоже нужны такие кейсы для развития региона. Надеюсь, их появлению способствует недавно принятая программа «Территория бизнеса – территория жизни».

Р. Вахитов: – Стандартный ответ – для развития бизнеса нужны налоговые льготы и сокращение количества проверок надзорными органами. Но многое зависит и от самого бизнеса. Важно, чтобы повышалась культура ведения бизнеса, сокращалось число недобросовестных предпринимателей. В Европе доверие в деловых отношениях настолько высоко, что стороны сначала договариваются устно, приступают к реализации соглашения и только потом оформляют необходимые документы. В России такое невозможно представить.

Ещё предпринимателям может мешать недостаток образования и мотивации. Когда я начинал бизнес, не было таких мер поддержки, как сегодня. Тем не менее компании работали и зарабатывали. Если уже на этапе разработки финансовой модели проект не выходит на прибыль без налоговых льгот и мер поддержки, значит, он просто утопический и в принципе не «взлетит». В изменчивых экономических условиях нужно рассчитывать только на свои силы. Господдержка может стать приятным бонусом, который поможет быстрее окупить затраты, но не основной частью бизнес-плана.

Насколько в Удмуртии обеспечивается защита прав предпринимателей? Каковы типичные случаи воспрепятствования законной предпринимательской деятельности?

В. Игошин: – Состояние защиты прав предпринимателей в Удмуртии, на мой взгляд, можно проиллюстрировать числовыми показателями. В 2018 году прокуратурой республики выявлено свыше 2 тыс. нарушений законодательства о защите прав предпринимателей, включая инвесторов. Для устранения внесено 621 представление, в суды направлено 27 заявлений, опротестован 591 незаконный правовой акт. По инициативе прокуроров к дисциплинарной и административной ответственности привлечены 280 и 94 лица соответственно, объявлено 65 предостережений о недопустимости нарушений закона.

По материалам прокурорских проверок органами предварительного расследования возбуждено семь уголовных дел, из которых шесть – по фактам воспрепятствования законной предпринимательской деятельности.

Наиболее грубые нарушения связаны с отказами в предоставлении предпринимателям разрешительных документов, ненадлежащим осуществлением расчётов с ними по муниципальным контрактам и необоснованным проведением проверок.

А. Прасолов: – По моему мнению, в целом интересы бизнеса в республике защищены. Если действия госорганов можно трактовать как воспрепятствование предпринимательской деятельности, прокуратура сразу реагирует на такие случаи.

Я сам участвую в судебных процессах. В некоторых случаях только суд может определить, кто прав – предприниматель или госорган. Если судебное решение вынесено в пользу бизнеса и не исполняется, за этим может последовать уголовное наказание чиновника за воспрепятствование предпринимательской деятельности.

Как правило, административные барьеры чаще возникают на муниципальном уровне, чем на региональном. Взять те же задолженности по муниципальным контрактам. Удмуртия вошла в число 15 пилотных регионов, где совместно с Советом Европы рассматриваются случаи коррупции на муниципальном уровне, нюансы проведения госзакупок. Разработан проектный документ с лучшими практиками республики и других регионов. Вместе с созданием единого центра закупок в Удмуртии это позволит обеспечить открытость торгов и не допустить нарушения прав предпринимателей. Документ я направил на рассмотрение главе Удмуртии.

Насколько, на ваш взгляд, в Удмуртии налажен диалог между властью и предпринимательским сообществом?

А. Прасолов: – Сейчас такое общение идёт на разных уровнях. Действует Совет по развитию предпринимательства при главе Удмуртии. Каждый орган исполнительной федеральной и региональной власти проводит ежеквартальные встречи с бизнес-сообществом по рассмотрению правоприменительной практики, а также заседания общественных советов. Следующая задача – организовать регулярные встречи в муниципалитетах совместно с представителями правительства УР, прокуратуры и надзорных ведомств. Во всех районах Удмуртии сегодня работают мои общественные представители, которые могут направлять мне обращения. Для оперативной обратной связи существует также сайт уполномоченного, моя страница в «Фейсбуке», группа «Предприниматели Удмуртии» в мессенджере «Вайбер», куда может добавиться любой бизнесмен.  Кроме того, необходимо проводить мониторинг лучших практик в других регионах и внедрять их в Удмуртии.

В. Игошин: – Диалог власти и бизнеса должен быть, прежде всего, открытым и предметным. Прокуратурой Удмуртии организовано регулярное проведение выездных заседаний общественного совета по защите прав малого и среднего бизнеса в городах и районах республики, на которых обсуждаются актуальные правовые аспекты осуществления предпринимательской деятельности в регионе с учётом экономических условий определённых муниципальных образований. Помимо рассмотрения общих вопросов отраслевого характера, касающихся широкого круга предпринимателей, обсуждаются конкретные ситуации, препятствующие ведению предпринимательской деятельности.

В рамках заседаний общественного совета по защите прав МСБ, которые в прошлом году состоялись в Ижевске, Сарапуле и п. Ува, освещена практика рассмотрения обращений субъектов предпринимательской деятельности, в том числе поступивших в рамках Всероссийского дня приёма предпринимателей (первый вторник каждого месяца).

Кроме того, прокуратурой республики в декабре 2018 года организовано обсуждение волнующих бизнес вопросов на открытом форуме на тему «Осуществление предпринимательской деятельности в Удмуртской Республике: проблемы и перспективы развития».

Улучшение состояния инвестиционного и делового климата в Удмуртии напрямую зависит от результатов совместной работы органов власти, местного самоуправления, регионального уполномоченного по защите прав предпринимателей, специализированных организаций, предпринимательского сообщества в целях упрощения процедур ведения бизнеса и развития экономики региона. Задача органов прокуратуры — обеспечить соблюдение законности во всех сферах взаимоотношений бизнеса с органами власти, защиту прав предпринимателей на осуществление правомерной хозяйственной деятельности.

Александр Ситников:

– Я не вижу эффекта от диалога между властью и бизнесом. Нас никто не слышит. Я уже несколько лет выступаю на различных советах по развитию предпринимательства. Проблемы не решаются, даже подвижек не происходит. Руководители ведомств и госорганов выполняют определённые указания и движутся «по проторённой дороге». Например, с 2011 года мы реализуем инвестиционный проект. Из-за кризиса 2014 года не выполнили один показатель в рамках инвестиционного соглашения с правительством УР. Возникла угроза больших финансовых потерь, которой удалось избежать только благодаря вмешательству Минэкономики.

Недавно я обращался в правительство УР. Цена вопроса – 100 млн рублей. В итоге никакой помощи нет. Даже ответ получили через неделю. Для инвестиционной активности надо кардинально менять отношение к бизнесу. В той же Америке нет налога на имущество для предприятий – только для частных лиц. А у нас ставка налога для частных лиц – 0,1%, для предприятий – 2%. Какой бизнес будет развиваться в таких условиях?

Цифры

Удмуртия в Национальном рейтинге состояния инвестиционного климата

2016 год – 28 место

2017 год – 43 место