Александр Прасолов. Бизнес оценил

Как представители бизнеса оценивают деловой климат в Удмуртии? Какие проблемы наиболее актуальны для предпринимателей? Что необходимо предпринять для улучшения  положения бизнеса? Обо всём этом – в материалах от уполномоченного по защите прав предпринимателей в УР.

Бизнес-пессимизм

В 2017 году сохранилась динамика улучшения ряда макроэкономических показателей. Руководством Удмуртии целенаправленно предпринимаются меры, призванные улучшить условия ведения бизнеса. В то же время результаты опроса собственников бизнеса и топ-менеджеров, проведённого нами в январе-феврале 2018 года, показывают, что условия ведения предпринимательской деятельности в республике остаются недостаточно комфортными. Средняя оценка по пятибалльной шкале составила 2,5 балла, то есть между «неудовлетворительно» и «удовлетворительно». Количество отрицательных превышает количество положительных и даже нейтральных ответов.

Причём слабо отличаются оценки респондентов различных видов экономической деятельности. Несколько хуже условия ведения бизнеса оценивают представители строительной отрасли (средний балл – 2,2), сельского и лесного хозяйства и бытовых услуг (по 2,4). Более высокие оценки дали представители бизнес-услуг (2,9) и промышленности (2,7). При этом многие предприниматели продолжают говорить об ухудшении условий ведения бизнеса.

Косвенным показателем наличия проблем могут являться данные налоговых органов о количестве зарегистрированных субъектов бизнеса (ИП и коммерческих организаций). Так, за 2017 год их численность в Удмуртии сократилась на 2 080 единиц. Это 3% от общего числа субъектов предпринимательской деятельности в республике. В целом для России в 2017 году также характерна отрицательная динамика: число зарегистрированных ИП сократилось на 0,6%, коммерческих организаций – на 1,3%, то есть в среднем на 0,9%.

Причём в Удмуртии, вопреки общероссийской тенденции, наблюдался рост числа индивидуальных предпринимателей. Вероятно, это связано с положительной практикой применения нулевой налоговой ставки и иными мерами поддержки малого предпринимательства. По данным налоговых органов, в первом полугодии 2017 года в регионе было выдано 2 тыс. патентов с нулевой налоговой ставкой, в то время как в целом по стране – всего 11 тысяч.

Напротив, снижение численности коммерческих компаний в Удмуртии носит гораздо более выраженный характер, нежели в среднем по России. Это позволяет сделать вывод, что в середине 2017 года произошло существенное изменение условий ведения бизнеса в регионе, которое в первую очередь затронуло юридические лица. Возможно, одной из причин стало введение нового порядка применения контрольно-кассовой техники.

К сожалению, данные УФНС по УР за январь и февраль 2018 года говорят о том, что число зарегистрированных субъектов бизнеса в Удмуртии продолжает снижаться. Это подтверждает мнение, что данная тенденция не случайна, а вызвана системными факторами.

Положительно оценивает изменения условий ведения бизнеса только один из десяти опрошенных собственников и топ-менеджеров коммерческих компаний. При этом значительное улучшение отмечает только 1% респондентов, 9% сообщили, что в 2017 году подвижки незначительны. Мнение о том, что условия ведения бизнеса в Удмуртии не изменились, высказали четверть опрошенных.

Единственным направлением, по которому положительные оценки у предпринимателей преобладают над отрицательными, является качество, доступность и удобство получения государственных и муниципальных услуг. Во многом, на мой взгляд, это связано с проводимой политикой по переходу на предоставление услуг в электронной форме, в МФЦ и с другими мерами.

Относительно небольшая разница между отрицательными и положительными ответами наблюдается в оценках доступности мер господдержки бизнеса. Здесь 12% опрошенных сообщили, что условия стали лучше, а 27% – высказали противоположное мнение. Примерно так же оценивают представители бизнеса изменение уровня коррупции в органах власти: 9% – «лучше» и 25% – «хуже».

В большей мере преобладают негативные отзывы об изменении доступности кредитов и иных заёмных средств (14% – «лучше», 34% – «хуже») и изменении количества проверок, проводимых органами государственного и муниципального контроля (7% положительных и 34% отрицательных ответов).

В этой части результаты опроса противоречат официальным данным. В частности, как показывают исследования Центробанка РФ, фактически процентные ставки для предпринимателей в 2017 году снизились, то есть доступность кредитных ресурсов теоретически должна была повыситься. Но, вероятно, существуют иные ограничения на получение кредитов. К примеру, представители строительной отрасли в своих обращениях  сообщали, что кредитные организации фактически не хотят брать на себя риски финансирования строительства многоквартирных домов. А представители малого бизнеса отмечали, что для них существенным барьером являются требования банков к залогу.

Наиболее негативно респонденты оценили изменение спроса и покупательской способности клиентов. О том, что ситуация в 2017 году стала хуже, сообщили 68% опрошенных. 54% считают, что увеличились неналоговые платежи, 46% – что выросла налоговая нагрузка. Положительные оценки по данным направлениям практически отсутствуют. Бизнес по-прежнему не ощущает, что тезисы президента России о сохранении в течение четырёх лет уровня налоговой нагрузки воплощаются на практике.

Кроме того, в ходе проведённого опроса почти каждый пятый респондент сообщил о том, что в течение 2017 года ему приходилось сталкиваться с коррупционными практиками, связанными с уплатой неформальных платежей или оказанием неформальных услуг.

По мнению опрошенных, основная причина этих явлений – специально созданные органами власти неисполнимые обязательные требования или административные процедуры, а также неблагоприятная административная среда, при которой предприниматели вынуждены платить с целью сохранить бизнес. При этом 14% респондентов считают, что неформальные платежи связаны с желанием предпринимателя получить дополнительное конкурентное преимущество, а по мнению 5% – это способ уйти от ответственности за нарушение закона.

Вызывают обеспокоенность данные опроса о прибыльности бизнеса в Удмуртии. Только 6% респондентов сообщили в своих ответах, что их дело успешно и приносит хорошую прибыль, в ближайшей перспективе планируется его расширение. 59% опрошенных, наоборот, сообщили о сложной ситуации. У 44% бизнес находится на грани убыточности, прибыльность минимальна, и любые негативные изменения могут сделать компанию убыточной. 15% респондентов сообщили об ещё худшей ситуации. По их данным, бизнес убыточен и существует только за счёт накопленных ранее ресурсов.

Опрошенные предприниматели пока что дают очень осторожные оценки деятельности региональных властей, направленной на создание благоприятных условий для ведения бизнеса. Значительная часть считает, что это один из приоритетов руководства республики. Однако многие предприниматели отмечают, что предпринимаемые меры недостаточно масштабны, носят избирательный характер и не всегда эффективны.

Согласно ответам предпринимателей, наибольшие административные барьеры в Удмуртии создают налоговые органы, территориальные органы Роспотребнадзора, Пенсионного фонда, Государственная инспекция труда, подразделения органов местного самоуправления в сфере архитектуры и строительства, управления имуществом и земельными ресурсами.

Системные проблемы

Ежегодно собираю информацию о системных проблемах предпринимателей в Удмуртии. Необходимо отметить, что решение многих из них находится в компетенции федеральных органов законодательной и исполнительной власти. Такие проблемы нередко возникают вследствие недостаточной проработки федеральных актов.

Например, в отчётном периоде в мой адрес поступали обращения от малых предпринимателей, столкнувшихся с проблемой внедрения новых кассовых аппаратов. Для микропредприятий, особенно в сельской местности, внедрение онлайн-кассы сопряжено с большими затратами – как разовыми, так и ежегодными. Сегодня стоимость фискального накопителя, действующего 13 месяцев, сравнима со стоимостью простых моделей кассовых аппаратов. А ещё необходимо заплатить за техническое обслуживание кассы, услуги оператора фискальных данных, доступ в Интернет, настройку и обслуживание кассы… При этом предприниматели не только из сельских поселений, но и из райцентров и даже небольших городов республики неоднократно сообщали, что специалистов, способных провести грамотную настройку и обслуживание кассового аппарата нового образца, сегодня критически не хватает.

Оказался неурегулированным вопрос о возможном выходе из строя кассового аппарата. Что делать малому предпринимателю, если у него только одна касса на торговой точке? Покупать новую накладно. Взять в аренду другой аппарат или применять бланки строгой отчётности нельзя. А работать без кассы невозможно. Во-первых, это сразу увидят налоговые органы, во-вторых, штрафы за неприменение кассовой техники огромны и могут достигать 100% от суммы расчёта.

По решению федерального штаба под руководством бизнес-омбудсмена РФ Бориса Титова и руководителя ФНС России Михаила Мишустина в переходный период деятельность налоговых органов была переориентирована с контроля на разъяснительную работу, административные штрафы не налагались.

По многим системным проблемам решения необходимо принимать на региональном уровне. Например, это существенный рост ставок арендной платы за земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности или государственная собственность на которые не разграничена. Для отдельных категорий земель ставки выросли в три-четыре раза, увеличилась задолженность по оплате аренды.

Актуален и вопрос ощутимого роста налоговой нагрузки на предпринимателей, применяющих специальные налоговые режимы, в случаях, если их объекты недвижимости облагаются налогом от кадастровой стоимости. По данным налоговых органов, в 2017 году за счёт уплаты налога на имущество организаций налоговая нагрузка на компании, применяющие УСН, в среднем увеличилась на 47%, а на компании, применяющие ЕНВД, – на 40%.

Вызывает беспокойство бизнес-сообщества тот факт, что на региональном уровне льготы по налогу на движимое имущество не были сохранены. Это снижает привлекательность инвестиций в новое оборудование. Большой его объём приобретается в лизинг. Поэтому лизинговые компании из других регионов России, где принято решение о сохранении льготы, оказываются в более выгодном положении, нежели удмуртские, поскольку последние вынужденно поднимут цену своих услуг с целью компенсации дополнительных расходов на уплату налога. Кроме того, бизнес в республике, снижая свои издержки, может принять решение заключать договоры лизинга с компаниями из других регионов и оставлять своё имущество на их балансе, что позволит избежать уплаты налога.

В Удмуртии не реализовано предоставленное федеральным законом право снижения налоговой ставки для налогоплательщиков, применяющих УСН и выбравших в качестве объекта налогообложения доходы. Хотя в ряде регионов данная возможность уже использована. До сих пор актуальна проблема несвоевременной оплаты поставленных товаров, выполненных работ, оказанных услуг по государственным и муниципальным контрактам.

Предложения регионального масштаба

На мой взгляд, положение бизнеса улучшило бы принятие следующих решений:

– ограничить возможности роста ставок земельного налога на 10% относительно предыдущего года, в том числе с учётом этого пересмотреть принятые ранее решения о повышении;

– с целью сокращения стоимости перевозок грузов, увеличения производительности труда, а также улучшения логистики провести модернизацию отдельных автомобильных дорог, повысив их категорию;

– не допускать резкого роста арендной платы за земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности более чем на 10% относительно предыдущего года, в том числе пересмотреть ранее принятые решения о существенном росте ставок для отдельных земельных участков;

– не допускать вынесения штрафных санкций за впервые выявленное нарушение в тех случаях, когда закон предусматривает их замену на предупреждение;

– с целью недопущения существенного роста налоговой нагрузки вернуть для малого бизнеса, применяющего специальные налоговые режимы, освобождение от уплаты налогов на имущество от кадастровой стоимости;

– вернуть льготы по налогу на движимое имущество;

– разработать комплекс мер по снижению остроты проблемы дефицита квалифицированных кадров;

– повысить защищённость арендаторов государственного и муниципального имущества, в том числе посредством установления сроков, в течение которых арендная плата будет неизменной;

– по примеру других регионов предлагаю также создать рабочую группу при главе Удмуртии, рассматривающую вопросы несвоевременной оплаты товаров, работ и услуг по государственным и муниципальным контрактам, а также систему мониторинга такой задолженности.

В последнее время внимание к проблемам предпринимателей растёт. В Удмуртии регулярно предпринимаются шаги, направленные на развитие экономики и поддержку бизнеса. Уверен, что есть все возможности для развития бизнеса и повышения инвестиционной привлекательности региона.

Читайте также: