Ольга Минервина. Хранители оружейной славы

Насколько Калашников – изученная, раскрытая фигура? Об этом, мне кажется, судить пока рано. Да, он долгие годы жил в Ижевске, и с перестройкой его, как и наш город, «рассекретили».  И мы все являлись современниками великого конструктора.

Если человек здесь, рядом и достаточно публичен, то нам кажется, что мы знаем о нём почти всё. Но это иллюзия. Да, написан ряд биографических книг, сняты документальные фильмы. Но они часто повторяют «траекторию» основного рассказа, упуская важные моменты и подробности. Я уж не говорю о легендах и дешёвых сенсациях вокруг фигуры знаменитого конструктора.  Задача музея его имени – показывать и рассказывать правдивую историю, которая нам досталась в наследство и которая (без всяких домыслов и прикрас) сама по себе очень интересна. Мне довелось общаться с Михаилом Тимофеевичем. Какие, на мой взгляд, его самые главные качества? Конечно, простота. Очень лёгкий и позитивный в общении, открытый. А ещё – фантастическая целеустремлённость. Изучая его жизнь, я понимаю, что только очень нацеленный на результат, как говорят, «упёртый» человек мог дойти до таких высот. Надо понимать условия, в которых он начинал творить.  И ту среду, в которой пробивал себе дорогу никому не известный сержант с неполным средним образованием. Надо было иметь огромный внутренний потенциал, уверенность, определённую смелость, чтобы тягаться с маститыми оружейниками того времени! Нашими научными сотрудниками проведена большая исследовательская работа в архивах: и у нас, и по стране. Мы всё делаем для того, чтобы открывать людям Михаила Тимофеевича масштабно, глубоко, слой за слоем.  Именно поэтому один из наших выставочных проектов получил название «Неизвестный Калашников».  Это передвижной проект, который работает в разных городах России уже на протяжении десяти лет. 25 августа мы открыли выставку «Неизвестный Калашников» в Тульском государственном музее оружия. По существу, это можно считать первым событием в череде юбилейных мероприятий.

Сегодня совместно с институтом музейных проектов Екатеринбурга мы разрабатываем концепцию новой передвижной выставки, которую хотели бы презентовать летом следующего года. Как музейщики мы понимаем, что тема должна быть представлена свежо, ярко, с использованием современных технологий. Проблема только в одном – финансирование. Разработку концепта музей пока оплачивает исключительно за счёт собственных средств. Проект, который я могу показать в эскизах, стоит примерно 10 миллионов рублей. Большие ли это деньги для республики в рамках празднования 100-летия великого конструктора? Надо понимать, что это вложения не в музей, а в популяризацию личности и деятельности М.Т. Калашникова, который прославил Удмуртию в масштабах страны.  Нынешний глава республики на заседании оргкомитета по празднованию 100-летия сказал, что к такой дате должна быть не просто передвижная выставка, а мегапроект. Но у республики нет до сих пор даже символики юбилея! Не говоря уже о том, что в российском плане мероприятий к 100-летию Калашникова представлены многие регионы, но не Удмуртия! А наступит юбилейный 2019 год – и гости придут-приедут именно к нам в музей. Мне ответили: не волнуйтесь, надо просто хорошо делать своё дело. Мы-то делаем. Подняли архивные материалы, расширили поле исследования (соратники Михаила Тимофеевича, его работа на «Ижмаше»). Мы готовы не просто дополнить основную экспозицию, но кардинально обновить её. Но обновление опять подразумевает финансирование, техническую оснащённость, использование современных технологий. Когда музей открывался в 2004 году – он был самым современным по оснащению. Нельзя снижать планку.

Подготовку к празднованию такой даты надо было, конечно, начать давно. И, на мой взгляд, стоило отвлечься от банальных предложений (памятник, именной проспект) и придать направлению мысли культурно-исторический масштаб. Почему в конце 40-х годов ХХ века, после победы в конкурсе на создание автоматического оружия Михаил Тимофеевич был направлен именно в Ижевск? Не в Тулу, не в Ковров? Потому что Ижевск – город оружейной славы на протяжении нескольких веков, но в советское время остававшийся в тени. Имя Калашникова связывает все оборонные предприятия города. Его слава – это их слава. Безусловно, Калашников не состоялся бы как создатель серийного оружия, своей школы и команды единомышленников, если бы не встретил в Ижевске мощной корпоративной среды профессионалов-оружейников экстра-класса. Основная наша задача – сохранение фонда Михаила Тимофеевича Калашникова, его наследия. Но музей выступает хранителем всей богатой оружейной истории города. Лучшим событием к юбилею знаменитого конструктора оружия и почетного ижевчанина была бы реконструкция главного корпуса «Ижмаша». Этот памятник – символ Ижевска и Удмуртии, и утратить его нельзя ни в коем случае! Мы очень надеемся, что этот корпус будет реконструирован, реставрирован и туда запустят музейщиков. Нам бы очень хотелось, чтобы у республики появился ещё один музей, интерактивный. Интересный образовательный, просветительский проект, где есть место для большого конференц-зала, большого выставочного центра. Соседнее здание, учитывая, что все музеи республики испытывают катастрофическую нехватку площадей под фондохранение, можно было бы частично использовать для этих целей, организовав ещё и цеха под реставрацию. В 2007 году наш музей представил выставку, посвящённую 200-летию ижевского оружия. С 2009 года мы стали активно изучать материалы по истории ижевского оружия, побывали на раскопках главного корпуса, в архивах. Сегодня обобщённый материал частично представлен нашим посетителям в одном из залов в 3D-программе – как строили корпуса, появлялась башня, станки, оборудование… То есть воссоздано оружейное производство с самого начала до 70-х годов XIX века.

Наш музей – не милитаристский, а военно-исторический, комплексный, основная экспозиция – мемориальная. Мне удивительно бывает слышать вопрос: «Почему у вас так много оружия?» Послушайте, когда вы приходите в художественную галерею, вы же не спрашиваете, почему там так много картин! Вы пришли в музейно-выставочный комплекс стрелкового оружия имени Михаила Тимофеевича Калашникова? Так что вы хотите здесь увидеть? Вот мы только что открыли выставку «АК-47: 70 лет на страже Отечества». Основу выставки составила специально привезённая в Ижевск из Санкт-Петербурга уникальная коллекция опытных образцов автоматов из собрания Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи. Все они изготовлены в единственном экземпляре и впервые экспонируются вместе. Это были разработки отечественных конструкторов-оружейников для проводимых в 1944–1947 годах конкурсов по созданию нового автоматического стрелкового оружия. Впервые представлены архивные материалы по полигонным испытаниям будущего АК-47 и его конкурентов. Можно увидеть промежуточные варианты АК, проследить эволюцию прославленного оружия от первых чертежей до воплощения замысла. Я надеюсь, что наше сотрудничество с питерскими коллегами продолжится. Именно в этот музей Михаилом Тимофеевичем была передана в своё время часть личных вещей и, главное, его личная коллекция оружия. В музее села Курья, на родине Калашникова, тоже хранится часть его личных вещей. С этим музеем у нас наладились  конструктивные отношения, и надеюсь, что впоследствии мы тоже сделаем совместную выставку. Честно говоря, фонд музея пополняется к юбилею очень сложно. Пока был жив Михаил Тимофеевич – многие вопросы можно было решить с ним лично, но с его уходом всё осложнилось. Хотя мы как государственный музей занимаемся популяризацией его личности и конструкторского наследия без всяких корыстных целей.

Комплектоваться оружием во все времена было непросто. Но теперь законодательство в области коллекционирования и экспонирования оружия ужесточается буквально с каждым месяцем. Мы давно сотрудничаем со Школой ружейного мастерства имени Леонарда Васева на Ижевском механическом заводе. Буквально недавно закрылась персональная выставка, посвящённая 90-летию этого замечательного художника-гравёра. В прошлом году мы закупили очень интересный образец ружья работы выпускника школы, молодого мастера Александра Санникова. Сегодня на очереди ещё три высокохудожественных ружья производства наших местных мастеров. Но порой ситуация складывается почти абсурдная: музею даже не выделяют бюджетных денег, он вынужден приобретать раритетные ружья на собственные средства. Необходимо только разрешение и согласование на их приобретение, но и тут постоянно возникают проблемы. А ведь речь идёт о культурном наследии республики, шире – о наследии государства российского. Я считаю, что мы просто не имеем права утратить высокохудожественные образцы, допустить, чтобы они перешли в частные коллекции или попали на аукционы.

Очень не хватает музею постоянного и результативного сотрудничества с руководством Ижевского механического завода, с концерном «Калашников» в целом. Концерн чувствует себя абсолютно самодостаточным и дистанцируется.  Да, у них есть музей «Ижмаша» с интересной коллекцией оружия разного производства. Но надо понимать, что задачи МВК и того же заводского музея – абсолютно разные. И здесь делить нам нечего. На встрече с руководством концерна я говорила: понимаете, ваш экспоцентр и музей, наш музейно-выставочный комплекс – это всё куплеты одной песни. И только тогда мы будем достойно представлять тему ижевского оружия на уровне России, когда все объединимся. В Удмуртии вообще сложно реализуется социальное партнёрство с крупными предприятиями. Хотя, казалось бы, все составляющие для этого есть: оборонный край, центр инженерной мысли… Ещё в позапрошлом году губернатор Тульской области дал распоряжение всем оружейным производствам – каждый новый экземпляр, выпущенный на предприятиях Тулы, должен пополнить фонды государственного оружейного музея. Почему у нас нельзя принять такое же решение?

Удмуртия как была закрытым регионом, так им и осталась по менталитету. Мы, к сожалению, излишне скромны, не умеем и не хотим гордиться тем, что имеем. А ведь гордиться есть чем! Всего одна строчка в книге отзывов нашего музея: «Приехав в Ижевск, не забудьте посетить этот музей. Обязательно!!!» Я так благодарна всем нашим гостям из других городов, других регионов, других стран: они делятся своими впечатлениями от музея и невольно становятся нашими агентами, нашими полномочными представителями. За 13 лет МВК стал знаковым объектом Ижевска и заработал достойную репутацию в российском музейном сообществе. Наша пропускная способность – 180 тысяч посетителей ежегодно – для Удмуртии очень хороший показатель. Нашими партнёрами являются ведущие российские музеи – Государственный исторический музей, Оружейная палата России, Центральный музей Вооруженных сил РФ, Центральный музей  Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. (музей Победы), Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи. Это высокая планка, которую мы держим. Я считаю, именно этот масштаб и здоровая амбициозность выгодно отличают МВК от других.

Я пришла в музей в 2009 году, имея за плечами историческое образование и большой опыт преподавательской и административной работы в школе. В музее мне предложили возглавить образовательное направление. Я начинала интерактивную площадку «Лаборатория научных развлечений». Мы смогли расширить музейные образовательные программы от детского сада до вуза. С 2012 года МВК имеет лицензию на разработку и реализацию образовательных программ для детей и взрослых.  И официально называется учреждением культуры и дополнительного образования. В 2016 году я стала директором. У нас небольшой, но интересный коллектив. Каждый находит в музее что-то своё. Для меня музей очень быстро стал не просто работой, а местом, где ты реализуешь свои чаяния, идеи, проекты. Это часть моей жизни.

Читайте также: