ЖИЗНЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЗВЕРЕЙ

Государственный зоологический парк Удмуртии был открыт 10 сентября 2008 года. Из этих 10 лет девять с половиной я являюсь его директором. И все эти годы мы активно развиваемся: ведь мало построить зоопарк, учитывая чей-то, пусть и вековой, опыт, нужно суметь создать для животных такие условия, чтобы они жили и размножались в условиях нашего климата. 

Главное – опыт

Нашу историю начну с рассказа о коллегах. Не так давно в Зоопарк Удмуртии приезжали представители Пермского края, где возводится новый зоологический комплекс. Они интересовались, что мы сейчас, приобретя опыт, сделали бы не так, как на первоначальном этапе. И это совершенно верно. Люди, которые отвечали за проектирование нашего зоопарка, тоже задавались подобными вопросами. На самом деле с момента открытия прошло уже десять лет, если в проекте и были небольшие минусы, мы их доработали и теперь можем делиться нюансами с теми, кто строит такие же объекты.

Многое в зоологической работе постигается только на практике. Помню, зоологи рассказывали, что когда начали выпускать в вольеры животных, белый медведь залез на скиммер (это тумба для сбора и фильтрации воды в бассейне) и решил, что дальше, через стекло, может выйти на волю. Стекло в вольере стоит бронированное, поэтому побег не удался. Но на следующий день там быстро была сделана электроизгородь – чтобы дополнительно обеспечить безопасность посетителей. 

Теперь мы знаем, для каких животных и где нужна противоподкопная защита – её надо делать на этапе строительства при помощи бетона и металла, чтобы потом сотрудники не придумывали, каким образом техника заедет на объект. Я не буду раскрывать всех секретов, но есть звери, которые должны чётко понимать, что даже если рыть землю очень долго, то они не выйдут из вольера. Поговорка «сколько волка ни корми, он всё равно в лес смотрит» подтверждена жизнью. Наши волки постоянно что-то роют. Вообще, у каждого животного есть своя философия, химия, они всё время грызут, ломают, отрывают. К примеру, орангутанг Рон – житель Страны обезьян – всегда пытается сделать дырку в потолке, чтобы выставить в неё руку и так сидеть. Любимец публики Яша предпочитает играть джинсами – оцените, сколько у него силы, если ткань в его руках превращается в сантиметровые клочки. Поэтому каждый наш обитатель нуждается в постоянном внимании и контроле. 

Мы новый мир построим… 

На строительстве в Ижевске зоопарка настоял первый президент Удмуртской Республики Александр Александрович Волков. Он говорил, что городу нужен социальный, детский, семейный объект. Считаю, что его позиция, позиция правительства региона была абсолютно верной. 

Помните 1990-е годы – сходить в Ижевске было некуда. У нас не было учреждений культуры, при помощи которых можно было бы воспитывать ребёнка. Поэтому я возила своих детей в зоопарки Екатеринбурга, Москвы, Санкт-Петербурга – общение с живой природой даёт поразительные результаты. Животные дарят те эмоции, которые мы сами себе не можем позволить, у нас это не получается. А они гораздо сильнее нас, они лечат, дают житейскую мудрость. Наверное, благодаря животным мы становимся позитивнее, мягче, можем принимать более правильные решения. 

Возвращаюсь к гостям из Перми. Когда мы разговорились, они поинтересовались, за какое время построили наш зоопарк. Я ответила: за два с небольшим года. После моих слов возникла глубокая пауза, а затем последовал следующий вопрос: сколько человек присутствовало на строительной площадке? Я уточнила по архивным воспоминаниям Александра Александровича, разговаривала и с Александром Павловичем Курбатовым, который возглавлял стройку от «Спецстроя России». Так вот, на нашей строительной площадке ежедневно присутствовало до 800 человек. Этим, наверное, и обусловлены кратчайшие сроки возведения такого необычного, технически сложного объекта. Хочу напомнить, что под «Белым Севером» есть ещё целый технический этаж, который осуществляет водоподготовку в течение 24 часов 365 дней в году. И то же самое касается других внутренних помещений, которые обеспечивают жизнедеятельность животных – тех, что не видны посетителям. Справиться с такой сложной задачей так быстро – это колоссальный труд, и спасибо всем, кто возводил Зоопарк Удмуртии.

Общаясь с Александром Павловичем Курбатовым, я поинтересовалась, какими были его первые эмоции, когда он узнал, что УССТ № 6 будет строить зоопарк. Думаю, что он немного слукавил, отвечая, что на тот момент это была сумасшедшая идея. «Но ведь вы с ней справились?» – спросила я. «Да, конечно», – ответил генерал. 

Я на протяжении многих лет в шутку говорила, что этот подвиг строителей никому не повторить. И на самом деле эта шутка превратилась в истину: теперь «Спецстрой России» ограничен в деятельности и уже не занимается социальными объектами. Так что Зоопарк Удмуртии останется единственным в России, который построили военные строители. 

В истории нашего зоопарка много интересного. Некоторые считают, что его начали строить от цент-ральной входной группы. Последнее, что появилось в зоопарке, – это она. Строительство начали с хозяйственной зоны, потом строили ветеринарный корпус, кормокухню – основные объекты, без которых не сможет существовать ни один зоопарк мира. Существовал проект, по которому входная группа располагалась с другой стороны, между парком Кирова и современным зоопарком. Но тогда, взвесив все «за» и «против», входную группу сделали там, где она существует сейчас. А мы понимаем, что со временем можно будет сделать дополнительный вход и на том месте. Многие зоопарки площадью более 20 га имеют несколько входов и выходов, это очень удобно для посетителей.

Когда шли работы, строителей обвиняли в вырубке леса. Поясню: как бы ни старались спасти деревья, сделать это в тех условиях было невозможно. Первоначально часть посадок – это старые и высокие ели – была оставлена. А на площадку ежедневно приезжал Александр Павлович Курбатов. И вот в один из дней, проехав на машине по территории, а в этот момент поднялся ветер, причём не сильный, и деревья упали… Лес растёт в симбиозе – корни больших насаждений переплетают трава, кустарники, а тут всё было убрано. Может, это и к лучшему, что тогда так произошло, с точки зрения безопасности объекта. А мы сейчас решаем эту задачу: сажаем деревья, возрождаем зелёную зону, она уже красивая и безопасная для посетителей. 

В Стране обезьян

Будучи в Ижевске на цирковом фестивале, к нам приехала знаменитая дрессировщица Наталья Дурова и передала своего любимого шимпанзе. Она была уже в возрасте и понимала, что питомца надо пристроить в хорошие руки. Мы поселили Яшу на территории ветеринарного центра, так как другого помещения на тот момент для него не было. Александр Александрович знал об этом, сказал, что животное должно жить в достойных условиях. Тогда было принято решение о строительстве вольеров для приматов. Хотя по проекту на этом месте должен был располагаться копытный ряд. 

Во время первой экскурсии по Стране обезьян, которую проводила я, рядом с нами шёл Владимир Владимирович Спицин – человек, который полвека проработал в зоопарках. И он мне говорит: ты так интересно рассказываешь, будто всю жизнь провела с обезьянами. А я ему отвечаю: просто у меня мотиватор был хороший. Объект открыли, как и планировали, 10 июня 2010 года на Международной конференции Евроазиатской ассоциации зоопарков и аквариумов. 

Со временем коллекция пополнялась. Если на начальном этапе у нас было семь вольеров и пять-шесть видов приматов, то сейчас они размещены в 17 вольерах. В зоопарке, к примеру, живут обезьяны вида восточный колобус. Они редко встречаются в России, так как их нужно круглогодично кормить зелёными ветками лиственных деревьев. Последнее, что колобус возьмёт с разноса, это будет банан. Специально для них мы научились замораживать и размораживать свежие ветки. 

У нас есть и другие ноу-хау, освоенные за десять лет. И мы можем с гордостью о них рассказывать. Но самое главное, сегодня почти во всех вольерах идёт размножение, а это значит, что вольеры построены верно, что всё делается правильно. 

К настоящему времени Страну обезьян мы полностью усовершенствовали, обжили. Пока не изучили повадки приматов, не поняли их нужды, сделать это было нельзя. В этом мне очень помогает личный опыт: когда бываю за рубежом, всегда нахожу возможность посетить зоопарк. И когда в этом году в коридорах, особенно где человекообразные обезьяны, появились камеры видеонаблюдения, я поняла, что обеспечили безопасность обслуживающего персонала, посетителей на таком же уровне, как и во всех европейских зоопарках. 

И ещё немного о зарубежье. 1 июня с акцией в Ижевск приезжали сотрудники Первого канала. В нашем зоопарке побывали Мария Шарапова и Дмитрий Шепелев. Во время визита Мария мне сказала, что, узнав о месте, в котором ей предстояло побывать, она расстроилась. И вот почему. Оказывается, незадолго до этого она посетила зоопарк в Берлине – а это старейший объект, которому свыше 100 лет, он расположен на площади более 30 га, имеет огромную экспозицию. Естественно, она думала, что после него смотреть в Ижевске нечего. Но, по её словам, оказалось, что зоопарк в Удмуртии ничуть не хуже, чем в Германии. И это – лучшая для нас оценка. А я открою маленький секрет: представители «Удмуртгражданпроекта», работая над проектом, были в зоопарках Берлина, Мюнхена и Вены. Часть идей для нашего зоопарка взята у них, но при этом он не является их копией, только в чём-то немного похож. 

Зверьё моё

В зоопарк я пришла в апреле 2009 года на должность юриста. Тогда была типичным «бумажным» специалистом – изучала документы, представляла интересы учреждения в судах. При этом по своим внутренним ощущениям боялась даже самых маленьких собачек. А через два месяца Сергей Беляков, он тогда был директором зоопарка, уехал в командировку и поручил мне принимать китайскую делегацию. Я за это время вообще не была в зоопарке – занималась только рутинной работой в кабинете. Несмотря на это, провела экскурсию китайцам так, что никто и не понял, что всю информацию узнала только за полчаса до встречи. 

А в декабре 2010 года я полетела за моржом на Ямал. До сих пор помню ту жёсткую ситуацию – минус 37 градусов, а перед тобой зверь весом в 300 кг, больной, с гнойными ранами, и его молящие глаза «помоги, потому что ты это можешь». Его надо было спасти, транспортировать, лечить – у нас порой было не более минуты на принятие решения. Наверное, именно тогда все мои страхи перед животными испарились. А теперь мои дети смеются, говорят, мам, ну а сейчас ты кого боишься? Не знаю… С животными в любом случае надо быть осторожным, не важно, кто перед тобой – домашний котёнок или большой зверь – нужно оценивать свои риски, ответственность. 

В 2014-м забирали с Новой Земли шестимесячного белого медвежонка, который потерял маму. Теперь это уже большой медведь Балу, который всех удивляет своими размерами. А тогда мы везли его домой в жару. Во время транспортировки зверей не кормят, дают только воду, а наш питомец решил, что поилка в клетке – это туалет, и использовал её по прямому назначению. А из бутылки медведя не напоить. Во избежание обезвоживания я приняла решение кормить его мороженым. Как-то в дороге остановились, я вышла из машины, сама ем мороженое и вдруг слышу рёв – поняла, что и медвежонок его срочно требует – ему понравилось.

Я люблю всех животных, чувствую их. Но если кого-то надо спасать, ему уделяешь всё своё время. Однажды белая медведица вынесла из берлоги двух новорождённых малышей и оставила. Это означало одно: с ней что-то не в порядке, так как обычно матери не бросают детей. Когда я зашла в помещение, медведица дышала очень тяжело, было видно, что она больна. Её надо было спасать, но как – к такому зверю не подойдёшь, не прослушаешь, не сделаешь укол. В итоге стреляли в неё специальными препаратами, но откачали, подняли на лапы. Потом был очень сложный процесс раскорма. Мы понимали, что если она не начнёт есть, мы потеряем животное. Но ничего из стандартного меню наша «пациентка» не хотела. Тогда мы решили организовать её питание по принципу шведского стола и в итоге выкормили совершенно чуждым для неё продуктом. 

А параллельно с мамой надо было спасать и двух малявок. Молоко медведей – самое жирное в природе, аналогов ему нет. Сотрудники зоопарка читали литературу, переводили иностранные статьи – и сделали продукт, который позволил малышам выжить. 

У нас вообще много интересных историй, связанных с животными. Например, это спасение донских коней из Волгограда. К сожалению, их хозяйка скоропостижно скончалась, и табун хотели продать на мясо. Мы нашли коневозку, поехали за ними. Лошади были ужасно истощены, их буквально силой приходилось вытаскивать из помещения. А как долго потом шёл процесс восстановления их доверия к людям! Они объели все денники, мы были вынуждены обить их сеткой, обглодали деревянный манеж – пришлось укрепить его металлом. И гулять их выпускали только по ночам, потому что даже мы их боялись. Но зато потом какие эмоции были, когда раскрываешь ладонь, а в неё утыкается тёплая морда. И самая главная для нас благодарность от этих животных – появление жеребёнка. 

Хорошо, что подобные случаи, как правило, имеют благоприятный исход. Скоро у нас намечается ещё одна спасательная операция, действия с Роспотребнадзором уже согласованы. Мы поедем в Волгоградскую область за птицей, занесённой в Красную книгу. У неё очень сильно повреждено крыло, но мы готовы её принять, в зоопарке есть и помещение, и специалисты, которые окажут необходимую помощь. 

Десять лет спустя

Александр Александрович Волков любил приезжать в зоопарк. Как-то он сказал нам: наступили трудные времена, оптимизируйте территорию. Это был его наказ, и сейчас мы этим и занимаемся. Но я надеюсь, что настанет тот день, когда можно будет осваивать и другие площади. У нас остаются свободными ещё 7 гектаров. Мечтаем, что в зоопарке Удмуртии появится дельфинарий, будут большие копытные ряды, что страусы и зебры будут содержаться в комфортных, не стеснённых условиях.

Ежегодно ко дню рождения зоопарка мы делаем подарки посетителям – это новые вольеры, новые животные. В этом году заканчиваем строительство выдрятника. Экспозиция будет круглогодичной – выдра (кстати, одна особь уже прилетела и пока находится в карантине) прекрасно живёт в наших условиях, на снегу. В следующем году на крыше выдрятника, как в скандинавских странах, планируем посадить красивую зелёную траву. Сейчас ландшафтная служба этот вопрос изучает, а служба строителей с ними решает технические аспекты. 

Также к десятилетию к нам приехали валлийские козы – у них удивительный окрас, половина – чёрная, половина – белая. Ещё один новый наш житель – очаровательный шотландский бычок. Мы покажем гостям всех малявок, которые родились в этом году, – ежегодно у нас появляется около 100 особей. Покажем наш зоопарк, который очень любим, гордимся, где сегодня содержится 224 вида животных.

На современном этапе на развитие зоопарка очень влияют санкции, ведь коллекции пополняются из разных стран. У европейцев опыт содержания животных, реализации программ гораздо больше, у них есть чему учиться. Мы смотрим, фотографируем, привозим. В этом году мы отлично поработали над новым имиджем экологического центра – нигде в России я подобного не видела. В свою очередь хочу с гордостью сказать, что животные из зоопарка Удмуртии разъезжаются по миру. Наша тигрица живёт в сафари-парке под Лондоном. Два белых медвежонка, которых мы выкормили, теперь в Будапеште, наш арктический волк живёт в Молдавии. Наши звери есть и в Чехии. 

А самую главную оценку нашей десятилетней работе даёт Александр Павлович Курбатов. Когда я его сопровождаю по территории, показываю новые вольеры, он мне говорит, что это всё было построено в 2008 году. И я счастлива, что мы развиваем территорию красиво и гармонично, не нарушая существующего ансамбля. И что теперь наши дети могут воспитываться в безопасной, комфортной, полезной среде – не важно, с кем они придут в зоопарк – с воспитателями, учителями или родителями. Именно ради этого мы должны жить и развиваться. 

Читайте также: