Юрий Фёдоров. Буду везде, где Удмуртия

Многие спрашивают меня: зачем вам Совет Федерации – клуб губернаторов в отставке, некий номенклатурный орган власти? Это абсолютно не так, ретроградная точка зрения. Уже во времена Сергея Миронова в составе и функционале верхней палаты парламента произошли большие перемены, а с приходом Валентины Матвиенко роль Совета Федерации возросла многократно. 

Возможно, это прозвучит нескромно, но с точки зрения профессиональной карьеры я подошёл к серьёзному рубежу. Возглавлять в течение десяти лет компанию, которая находится в числе лидеров и по производственным показателям, и в социальном плане, и в благотворительной деятельности, – считаю, это значительный результат.

Кроме того, важным этапом моей жизни является работа депутатом Госсовета Удмуртии. Это не пустые слова. Я честно отработал два созыва. Причём мне не столько важен сам статус депутата, сколько работа в округе, когда я вижу, что реально могу помочь людям. Команду в избирательном округе создали отличную и сделали на самом деле немало. Результаты работы налицо – их можно увидеть, потрогать, оценить. Спортивные площадки, которые мы построили, будут действовать ещё минимум лет 15–20. А про элементы благоустройства (несметное количество заменённых окон, дверей, ограждений, дорожек) я даже не вспоминаю. Мне очень важно оставить о себе в округе хорошую память.

Я пока не знаю всей высшей политической «кухни» Совета Федерации, но даже по первым впечатлениям это очень активный и конструктивный орган власти, спокойно делающий своё дело, без шума-крика с трибун и прочего политического пиара. Мои новые коллеги прошли хорошую профессиональную школу, имеют определённый жизненный и управленческий опыт для принятия важных решений. В последние годы в верхнюю палату приходят активные люди со свежим взглядом, заинтересованные в развитии страны.

В составе Совета Федерации работают десять комитетов. Валентина Ивановна предложила мне войти в любой из них, в этом плане там демократия полная. Каких-то квот по распределению сенаторов нет, в среднем в одном комитете работает от 11 до 22 человек. Важно разбираться в проблематике. Поэтому я для себя решил, что меня точно не интересует Комитет по международной политике, я не дипломат. Очень интересный Комитет по местному самоуправлению, где в фокусе внимания как раз вопросы региональной политики и взаимоотношений с субъектами Федерации. Любовь Николаевна Глебова, представитель от Удмуртии, с которой мы будем работать в тесном взаимодействии, вошла в Комитет по культуре, образованию и науке. Я рассматривал Комитеты по экономической или социальной политике. В Госсовете Удмуртии я в течение семи лет входил именно в состав постоянной комиссии по социальным вопросам и хорошо знаком с данной темой. Однако на этот раз приоритеты расставил иначе: буду работать в Комитете по экономической политике.

Основная задача любого сенатора – продвижение и защита интересов региона. Действительно, сегодня республика до конца не раскрыла весь свой потенциал на федеральном уровне. Поэтому основная задача всей нашей новой команды Удмуртии – сделать так, чтобы республика участвовала в максимальном количестве программ, предусматривающих софинансирование из федерального бюджета. Мы должны быть везде. Помните, как в том советском фильме: «Кто на цементный завод? – Я! Кто на песчаный карьер? – Я!» Моё кредо будет таким: я буду везде, где должна быть Удмуртия.

Понятно, что при всей активности главе республики Александру Владимировичу времени и ресурса на всё в Москве не хватит. Сформирована хорошая команда от Удмуртии в Государственной Думе, и мы сейчас подключимся в полную силу к решению основных задач и проблем. Важно работать в единой команде Удмуртии. Это не высокопарные слова, это правда. И ощущение единой команды действительно есть. Поэтому в наших планах – регулярные встречи, планёрки, мозговые штурмы, стратегические сессии, независимо, в Москве или Ижевске.

Я, наверное, пока ещё не могу чётко передать свои внутренние ощущения от осознания того, что стал сенатором. Для меня это, прежде всего, – огромная ответственность. И то, что депутаты Госсовета единогласно поддержали это предложение, даже удивительно. Я не ожидал, честно. Такой высокий кредит доверия надо отрабатывать. Пока мои ощущения – у-ух!

Есть ещё один очень важный для меня момент. Память о первом президенте Удмуртии Александре Волкове. Я сегодня занял его кресло сенатора, и, помня о том, с какой любовью, с какими усилиями и энергией он всегда отстаивал интересы республики, я просто обязан выкладываться по максимуму.

Какие основные болевые точки Удмуртии? К сожалению, за последние годы мы наблюдаем серьёзный миграционный отток из республики. И первое, что нужно сделать, – остановить утечку мозгов. Для этого нужен хороший опорный вуз. Необходимо развивать высшую школу республики с хорошей научно-исследовательской базой, чтобы лучшие выпускники школ стремились продолжить образование у себя на родине. Конечно, далее нужно разрабатывать и внедрять программы поддержки молодых кадров, чтобы после окончания университетов выпускники не уезжали в поисках лучшей жизни в другие регионы.

Второе. То, что Сарапул получил статус территории опережающего социально-экономического развития, – это супер. И он в плане развития сейчас должен просто выстрелить! Но почему только он? У нас есть другие замечательные города – Воткинск, Глазов. Нужно максимально использовать возможности моногородов Удмуртии.

Третье – доходная часть бюджета. Мы иногда недооцениваем наши преимущества. Посмотрите – Россия всё ещё зависима от нефтегазовых доходов, а Удмуртия давно нет, после перераспределения налога на добычу полезных ископаемых в федеральный бюджет. Нас сама жизнь заставляет жить по средствам, не надеясь на хорошую конъюнктуру того же рынка нефтедобычи. А мы проходим мимо того, что 6% доходной части республиканского бюджета уже дают IT… Вот такие темы надо развивать!

Уверен, что мощный настрой новой команды, новые подходы придадут серьёзный импульс развитию Удмуртии. Средний возраст тех, кто сегодня у руля республики, – 36 лет. Если вспомнить историю, Гайдар в 16 лет уже командовал полком. Конечно, время тогда было военное. Но суть и масштаб перемен вполне сопоставимы. Я, кстати, генеральным директором «Белкамнефти» стал в 36 лет… Самое золотое время. Помню, какая бешеная энергетика шла от меня тогда, множество идей, хотелось горы свернуть! И сейчас у нас всё получится. Ни на минуту не сомневаюсь.

Читайте также: