Выйти из сумрака

«Теневой» сектор экономики вновь начал расти, достигнув рекордных показателей за последние 11 лет. Свои выгоды в неформальной занятости видят и работодатели, и работники. Какие меры помогут изменить ситуацию? И можно ли мотивировать бизнес к выходу из «тени» в текущих экономических условиях?

По данным Центра социально-политического мониторинга РАНХиГС, на 2017 год в неформальный рынок труда была вовлечена почти половина экономически активных граждан – 44,8%, или 33 млн человек. Опрос, проведённый в июне, показал, что за год этот показатель вырос ещё на 5%, став рекордным за последние 11 лет. «Масштабы «теневой» занятости во многом – результат текущей экономической политики государства, – прокомментировал директор Центра социально-политического мониторинга Института общественных наук РАНХиГС Андрей Покида. – Экономическая нестабильность последних трёх-четырёх лет привела к падению доходов населения. Стремление граждан компенсировать снижение заработка, недостаточность предложений с официальным трудоустройством и достойной оплатой труда вынуждают многих людей к поиску заработка в обход государства».

Также авторы исследования отмечают, что разработанные государством меры в этой области – принятие закона о самозанятых, расширение безналичных форм расчёта – пока не дали ожидаемых результатов. По данным «Основных направлений бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2018–2020 годы», подготовленных Минфином РФ, «серый» фонд оплаты труда в России составляет около 10 трлн рублей. В 2016 году доля неформального сектора в стране оценивалась в 33,55 трлн руб., или 39,07% от ВВП, свидетельствуют данные исследования АССА (Ассоциации дипломированных присяжных сертифицированных бухгалтеров). Ожидается, что к 2025 году объём «теневой» экономики достигнет 39,3%.

Фэй Чуа, руководитель Департамента деловой аналитики АССА:

– В 2011 году объём «теневой» экономики составлял 39,33%, в 2016 году – 39,07% от ВВП страны. Несмотря на то, что общая доля сектора не увеличилась, закрывать глаза на ситуацию нельзя. Показатель «теневой» экономики в России является одним из самых высоких в мире и почти на 84% выше, чем в среднем по миру. Исследование АССА показывает, что в настоящий момент ситуацию в России определяют борьба с коррупцией, демократическая подотчётность и рост ВВП.

Виктор Макеев, финансовый аналитик компании Gerchik&Co:

– Причины роста «теневой» экономики всегда примерно одни и те же: либо несогласие с налоговой политикой, когда львиная доля прибыли выплачивается кэшем, либо получение неучтённого дохода. Кризисные проявления заставляют находить возможности сокращения затратной части.

С улучшением ситуации в экономике увеличивается количество занятых, а вслед за этим просто растёт и неформальная оплата в общей сумме. Благополучие предприятия же, наоборот, позволяет максимально уходить от «серых схем». Вполне логично, что прежде всего в «тени» оказывается малый и средний бизнес. По сути, в России большинство этих предприятий обречены на выживание, поэтому используют все возможности уйти от дополнительного налогообложения и затратной части.

Ольга Косец, президент МОО «Деловые люди»:

– Что бы ни рассказывали с высоких трибун, у нас по-прежнему высокая фискальная нагрузка и скрытые налоговые отчисления. Например, работодатель ежемесячно при выплате зарплат отправляет в казну 43,4%, то есть почти половину от официального фонда заработной платы. Поэтому нередко возникает взаимовыгодный сговор между работодателем и работником. Причём в большинстве случаев инициатором выступает сам сотрудник компании, которому деньги нужны здесь и сейчас. Ни о каких пенсионных отчислениях наш труженик не желает даже слышать – считает, что ещё неоднократно изменится законодательство, случится очередная пенсионная реформа, что он, если всё-таки доживёт до выхода на заслуженный отдых, как-нибудь выкрутится «в предлагаемых обстоятельствах».
Проведите опрос в любом трудовом коллективе, и, уверена, все и везде, независимо от должности и размера оплаты, подтвердят готовность получать повышенную зарплату в конверте. И это следствие не политической безграмотности и моральной неустойчивости, а сложного налогообложения и практической невозможности контроля над сложившейся ситуацией.

Александр Прасолов, уполномоченный по защите прав предпринимателей в УР:

– Президент РФ Владимир Путин в своём послании Федеральному Собранию сделал акцент на том, что нельзя повышать налоговую нагрузку на бизнес. Однако по факту она остаётся высокой. Получается, что чем больше зарплатный фонд работодателя, тем больше он должен уплачивать отчислений. В Удмуртии тоже одна из наиболее актуальных проблем предпринимательства – рост налогового бремени. Надо принимать меры, а не ждать худших последствий – закрытия предприятий, а соответственно, и уменьшения налоговой базы.

Отдельный вопрос – регистрация самозанятых, который неоднократно выносил на обсуждение бизнес-омбудсмен РФ Борис Титов. Предлагаемые им шаги не были полностью реализованы, а принятых мер недостаточно, чтобы мотивировать эту категорию работающих легализоваться. Несмотря на то, что налоговым законодательством уже предусмотрено освобождение от налогов и страховых взносов на два года, иных преимуществ от выхода из «тени» самозанятые не имеют. В частности, их не коснулись меры социальной поддержки.

Стимулы для бизнеса

Как мотивировать предприятия к выплате всех отчислений? В Минфине РФ считают, что «целесообразно рассмотреть возможность создания дополнительного экономического стимула для обеления – изменить структуру налоговой нагрузки, снизив ставки прямых налогов на труд и повысив ставки косвенных». Прежде всего речь идёт об НДС. Изначально предполагалось, что налог на добавленную стоимость будет повышен на 2%, но при этом снижены страховые взносы. Однако соответствующий законопроект пока так и не принят. Директор аудиторской компании «Заря» Зульфия Фазульянова приводит положительный пример: когда фирмы, применяющие УСН, направляли 14% взносов в ПФР, многие компании платили «белые» зарплаты и все необходимые отчисления. Однако после повышения ставки работодатели снова стали обходить эти нормы. Сейчас, по мнению эксперта, снижение ставки страховых взносов маловероятно, учитывая сложную ситуацию в Пенсионном фонде.

Виктор Макеев считает, что помогут лишь налоговые послабления и большая вовлечённость государства в разработку программ по развитию малого и среднего бизнеса: «Отчасти ужесточение мер наказания и отчётности может быть эффективно, но если проявляется кризисная ситуация в стране или секторе, то капитал ввиду невозможности сократить затратное бремя будет искать оффшорные зоны или территории с более мягким законодательством. Те же, кто не сможет переместить свой бизнес за пределы России, как правило, переходят на продажи за наличные. В некоторых отраслях, например пищевой промышленности, розничной торговле, никакими современными мерами невозможно полностью пресечь «теневые» методы ведения бизнеса. В случае восстановления экономики и поддержки МСП можно рассчитывать на небольшое сокращение «теневого» сектора. Но в ближайшее время он в любом случае будет оставаться на достаточно высоком уровне».

Социальный вопрос

Эксперты предлагают решать проблему ухода в «тень» и с другой стороны – через взаимодействие не с работодателями, а с работниками. Зульфия Фазульянова считает, что распространённость «серых» зарплат связана и с непрозрачностью пенсионной системы, и с неуверенностью граждан в своём будущем: «У большинства работающих есть знакомые пенсионеры, которые всю жизнь трудились, но заработали только небольшую пенсию, не позволяющую жить достойно. В этой области нет социального равноправия. Особенно несправедливой выглядит ситуация с пенсиями для индивидуальных предпринимателей, которые добросовестно платили взносы, но получают минимальную пенсию. Надо кардинально пересматривать пенсионную программу, чтобы система начислений была чёткой и прозрачной. Но сегодня Пенсионный фонд, по моему мнению, – финансовая пирамида, которая без серьёзных изменений рано или поздно потерпит крах. Надо изучать опыт других стран, в частности, Казахстана, где прошла пенсионная реформа».

Другое радикальное предложение – переложить всю ответственность за выплату зарплатных налогов с собственника бизнеса на сотрудника. Директор ООО «Центр кадровых решений «Выбор» Марина Шикалова отмечает, что подобная схема реализована в Чехии: работнику выплачивается зарплата в полном размере, из которой он сам уплачивает налоги и отчисления в пенсионные фонды. «Нужно создать условия, чтобы работодатель не задумывался, сможет ли сэкономить на взносах, вёл переговоры только о размере зарплаты, а дальше сотрудник поступал, как считает нужным», – говорит эксперт.

Тему продолжает Ольга Косец: «Это будет способствовать формированию новой правовой культуры, предполагающей безальтернативную необходимость выплаты налогов с любого дохода. К тому же новая концепция налогообложения стимулирует брать на себя ответственность за выплаты налогов «самозанятых», пока ищущих ответ на вопрос – почему они должны платить налоги с доходов, в приобретении которых государство никак не участвовало?»

ЕСТЬ МНЕНИЕ

Марина ШИКАЛОВА, директор ООО «Центр кадровых решений «Выбор»:

– Мы занимаемся поиском персонала, работаем со средним и крупным бизнесом. Наша внутренняя статистика указывает на противоположную тенденцию: в Ижевске официальная зарплата является одним из основных преимуществ при трудоустройстве. Такие вакансии закрываются быстрее. Если зарплата неофициальная или «серая», работники устраиваются на эти должности во вторую очередь или вовсе отказываются.

На рынке труда сейчас много вакансий, проблема скорее в дефиците кадров. Не хватает представителей технических специальностей, управленцев. Спрос на специалистов по продажам уменьшился по сравнению с ситуацией пяти- и шестилетней давности, однако тоже существует, новичков готовы обучать.

Читайте также: