Всегда вперед навстречу ветру… Ижевские джентльмен-драйверы колесят везде – на «России», на «Европе» и по всему миру.

Автомобильный спорт в Ижевске «прописался» полвека назад и примерно три десятка лет оставался одной из ярких марок Удмуртии. В конце 80-х на «каком-нибудь» республиканском ралли могли стартовать около полусотни (!) экипажей, но нынче в реальном большом автоспорте «активированы» единицы. Наш журнал представил «вырезки» из «автобиографий» четверых ижевских пилотов, которые гоняются не только в России, но и периодически в гостях у иноземцев…

Дмитрий Богоявленский

Движимый интересом и удар от Lamborghini прямо в «морду»

– Среди моих гоночных предпочтений зимний трек, ралли и шоссейно-кольцевые гонки.

По гоночной интересности в личном рейтинге на первое место я поставлю ралли, на втором размещу «кольцо», где каждый поворот надо ехать в предельной концентрации, иначе тебя живо «задвинут в хвост» пелотона. На «кольце» интересно подловить соперника на ошибке и обогнать его. Только на третью позицию я выведу ипподром, на котором очень важно научиться правильно стартовать и уметь ехать в контактной борьбе. Кстати, когда я стал чаще ездить в «кольце», то улучшил свои результаты и на ипподроме. Раньше на треке я всегда очень хотел выиграть, часто разбивал машины, получив в Ижевске неофициальный титул «шоумена». Теперь стараюсь ехать грамотней.

Если сравнивать гоночный чек, то самый дешёвый, конечно, трек. Ралли гораздо дороже, ну а самая затратная, разумеется, европейская гоночная программа. Чтобы выехать на зимний ипподром, можно уложиться примерно в миллион «рэ», а в Европе, к примеру, на длинных асфальтовых гонках на выносливость (WEC – World Endurance Championship. – Здесь и далее прим. ред.) нижний ценовой порог начинается от 20 тыс. евро и выше. Ну а если кто-то захочет выбрать для гонок Porsche или Ferrari, то стоимость грозит подскочить и к 100 тыс. евро, потому что расходуется очень много комплектов резины и дорогого топлива. Однако это не останавливает желающих попробовать себя в этих марафонах. В Европе на стартовой решётке длинных гонок может собираться до сотни машин!

Самый живописный сход случился у меня минувшей осенью на знаменитом испанском автодроме Circuit de Barcelona-Catalunya, где проходил суточный рейсинг из популярной мировой гоночной серии 24h endurance series. В этой гонке я выступал в составе российской команды Bears for Racing. Выезжаю из бокса на очередную смену – третью по счёту – и начинаю разгон на прямой. Слева от моего BMW едет Mercedes SLS, справа – КТМ, автомобиль австрийского производства. И этот «австриец» нежданно бьёт меня в борт! Смещаюсь влево, где «из-под меня» резко вынырнул «Мерседес» и умчался вперёд. «Облокотиться» на него я не успел и на скорости 170–180 км/ч улетел в отбойник! Когда после гонки стали разбирать причину этого гоночного инцидента, выяснилось, что КТМ подрезал Audi R8, на котором нёсся парень из Саудовской Аравии. Он решил обойти всех, но его «поставило» на трассе, что вызвало «эффект домино»…

Ну а я, улетев в отбойник, разбил машину «под списание». На трассе валялась куча осколков, а моя «бэха» замерла у гардрейлов, причём автомобиль встал «против течения». Судьи подняли жёлтые флаги, я стараюсь вылезти из «кокпита», в котором заклинило дверь, и маршалы помогают мне её отдраить. И только я вышел на трек – «гонщик» из Сингапура на Lamborghini влетает прямо в «морду» моего BMW! От сильного удара меня отбросило обратно в кабину. Я не сдержался и психанул! Подскакиваю к этому «бананово-лимонному» посланцу и бью ему по шлему сверху, как молотом по наковальне. «Very sorry!» – завопил сын Юго-Восточной Азии, но я вовремя утихомирился, и вскоре мы пожали друг другу руки…

Александр Рогозин

Цветастый «Пепелац» и синий «американец» для музея в Крыму

Автоспорт точно такое же мужское увлечение, как охота или рыбалка, убеждён Александр Рогозин – обладатель Кубка России по ралли в сезоне-2016, управляющий Mitsubishi Lancer Evolution VIII – полноприводным седаном, с раскрашенным ником «Пепелац».

– Гонками в драг-рейсинге я себя «не запятнал» и начинал с трека, потом перекинулся на кросс. Затем переключился на его разновидность ралли-кросс (гоночная дисциплина по стационарной «двухмерной» трассе, где асфальтовые участки перемежаются с грунтовыми отрезками). После этого попробовал и «просто» ралли, «убежав» в полный привод, издавна питая нежные чувства к мощным машинам типа muscle-car.

Потом волею судьбы – это было около десяти лет назад – я познакомился с ижевским тренером Сергеем Загумённовым, который сразу толкнул меня «в каркас» (спортивный автомобиль с каркасом безопасности). На ипподроме я начал с многочисленных переворотов – «ушей», и в гоночной среде Ижевска даже ходила шутка: «В гараже у Саши Рогозина машина стоит сразу перевёрнутой». Эти мои кульбиты шли не только от того, что я не умел управлять машиной на высокой скорости. Скорее, они происходили от непонимания физического процесса в гонке. Первые года три я ездил как «по нотам» –знал, что правильно, что неправильно. Но только в сезоне-2015 ко мне, наконец, пришло полное понимание. Это относится к ралли, потому что трек очень концентрированная насыщенная взрывная дисциплина и опыт в ней получить крайне сложно. Здесь надо либо природный талант иметь, либо брать трудом и усердием. А вот в ралли есть возможность провести тесты, и полученный гоночный накат очень помогает развитию техники твоего пилотирования. К тому же можно сравнить свои навыки с умениями соперников. В итоге с трека я постепенно полностью переключился в эту дисциплину.

Но насколько мне везло в прошлом сезоне, настолько не везёт в новом. Нынче я дважды выезжал на гонки и оба раза досрочно сходил. На ралли «Карелия» из расписания чемпионата России уже на тестовых участках у меня ничего не получалось, а в гонке сгорел мотор. Причём сгорел с каким-то полтергейстом и «барабашками». Сейчас надо восстанавливать двигатель, ставить его на стенд и искать причину того, почему он так странно сгорел – за три километра гонки локально изнутри. Вскоре после карельской гонки я решил выехать на другом автомобиле к соседям в Пермской край на ралли «Очёр». Думал: «Поеду на тренировочной машине, собранной по типу «Каша из топора», а заодно прокачу жену». Но уже на первом «допе» (скоростном участке) умудрился перевернуться, что называется, «на ровном месте». Зимние «уши» снежные, мягкие, и ничего не пострадало, кроме моего самолюбия. Говорю же, что не везёт мне в этом году. Пока, по крайней мере.

А вот хвастаться своими достижениями я не люблю. Даже когда побеждаю, то редко бываю доволен собой. Эмоции, адреналин и весь страх ты испытываешь не после гонки, а во время неё. Зато после финиша уже спокоен. Давайте лучше расскажу о своём автопарке. Предположу, что я один из редких людей, которые продолжают доводить до ума машины своими руками. Сейчас в моём марочном ряду есть два «каркашенных» раллийных Mitsubishi Lancer Evolution, подготовленных под Кубок России и под чемпионат страны. Я несколько лет назад вкладывал очень серьёзные деньги в своё увлечение и скомплектовал большой задел запасных частей. В какой-то момент меня осенило: «Почему бы мне не собрать ещё одну раллийную машину?» Недавно я отдавал её в аренду ижевчанину Алексею Останину, который прокатился на ней на ралли «Пено» в Тверской области.

Сегодня я строю «автомобиль выходного дня» с 600–700 «лошадями» под капотом. Его только что привезли из покраски, и сейчас я занимаюсь монтажом электрики и механической составляющей. Наконец, четвёртый мой спорткар ждёт своего часа под постройку. А вот ещё один «митс» Х-й эволюции я продал Виктору Хорошавцеву. Это был мой «прописной» (для прописи раллийной стенограммы) тренировочный автомобиль, и я косметически привёл его в порядок. И тут я узнаю, что, потренировавшись с Владимиром Гольцовым, Виктор Геннадьевич ищет для себя раллийный гоночный автомобиль в желании понять манеру езды на полном приводе и с механической трансмиссией. Он попробовал этот «эвик», а позже выбрал ещё более мощную технику для выступления на ралли-рейдах.

До недавнего времени гордостью моей «коллекции» был ретрокар Chevrolet Camaro цвета «синий металлик» производства начала 80-х годов, сделанный в концепции muscle car. Этот «американец» с задним приводом и пятилитровым мотором, когда разгонялся, то грохотал на всю улицу, получая в избытке внимание горожан – как водителей, так и пешеходов. Тем не менее однажды в моём гараже появился покупатель и уговорил меня продать ему моего «камарика»: «Мне нужна эта машина для музея в Крыму!» Так что если кто-то увидит старый добрый синий Chevrolet Camaro на Крымском полуострове, знайте, что он из Ижевска!

Алексей Останин

Пилот на четыре дома и озарение на лобовом стекле

Выезд на февральское ралли «Пено» стал для Алексея Останина сезонным гоночным дебютом. В прошлом году в экипаже с ассистентом Андреем Арефьевым в штурманском кресле некогда ижевский пилот проехал всего две гонки – 49-е по счёту оригинальное ралли по дорогам на эстонском острове Сааремаа и латвийское ралли Юрмала-Рига.

Как раз в столице Латвии сейчас и живёт Алексей Останин. Вернее, он живёт сразу на «четыре дома», перемещаясь в планетарном пространстве между Удмуртией, Ригой, США и Китаем. Дозвониться до пилота по «русскому номеру» и по удобному авто-спортивному поводу было невозможно, и нам пришлось довольствоваться «консервами» – давними разговорами нашего журналиста с гражданином мира.

– До зимы 2009 года я совсем не был связан со спортивными автомобилями. Но тут я купил Subaru Impreza STI для жены. Она ездить не стала, да я и сам, признаться, сначала не понимал, что это за машина. Но потом дебютировал в драг-рейсинге в Ижевске, познакомился с Игорем Даутовым, остальными «субаристами» из местного «Субару-клуба» и пришёл к выводу: чтобы ездить на Subaru, необходимо учиться. Это мощная машина, и в неумелых руках она становится опасной.

Игорь начал тренировать меня и сказал, что если я хочу поехать ралли, то надо покупать новую машину. Купив Subaru Impreza WRX STi у известного пермского раллиста Алексея Церлюкевича, я впервые «прикоснулся» к автогонкам. Года через четыре пришёл к выводу, что в работе по стенограмме мы добились хороших результатов. При этом я твёрдо знал, что надо продолжать скрупулёзно работать над техникой пилотирования. Для этого мне нужно было, чтобы тренер садился «слева», «в руль», показывал и объяснял нюансы на практике. Причём в качестве наставника мне нужен был пилот, который сам недавно вышел «из-за руля» и мог быстро вернуться в кабину, растолковав то, что я ещё делаю неправильно.

В какой-то момент моё непонимание превращалось в острую проблему – я упирался в неё и не знал, в каком направлении двигаться дальше. На тестах в Прибалтике я брал с собой нескольких квалифицированных тренеров, и все они в один голос мне говорили: «Ты быстро едешь. И чего тебе ещё надо?» Но меня это комплиментарное резюме не устраивало. Если я проигрывал лидерам, значит, существовали тонкости, на которых я терял время, и их нужно было выявлять и устранять. Кроме того, я никогда не понимал «ралли-туризма», когда люди выезжали на гонку за эмоциями, приключениями и эндорфинами. Я их не получаю, когда просто катаюсь и не добиваюсь целей. Может быть, в силу особенностей характера гонка без спортивной составляющей приносит мне сильное разочарование…

Читайте также: