До момента образования современной Удмуртии в её истории было немало интересных поворотов, которые могли привести к формированию совсем другой по формату территориальной единицы. История не знает сослагательного наклонения, но за её ходом всегда интересно проследить с расстояния прошедших лет.

Магия дат и чисел

10 июня 1921 года Ижевск стал столицей Вотской автономной области. В минувшем году отмечалось 100-летие государственности Удмуртии. За «красное» число было выбрано 4 ноября 1920 года, день, когда был принят Декрет Всероссийского центрального исполнительного комитета и Совета Народных Комиссаров РСФСР «Об образовании Автономной Области Вотякского народа»1. Но постановление Совета Народных Комиссаров об образовании автономных областей калмыцкого, марийского и вотяцкого народов было принято и подписано за два дня до этого, 2 ноября 1920 года.

И это не всё. В то не такое и далёкое время днём празднования образования Вотской автономной области было решено объявить 27 февраля 1921 года, день, когда было принято «Воззвание областного бюро РКП (б) к рабочим, крестьянам, всем гражданам Вотской автономной области» собственно об образовании этой автономии. В нём среди прочего говорилось:

«Сегодня, 27 февраля, мы празднуем великий знаменательный день предоставления всему вотскому народу свободного самоуправления. Сегодня мы можем торжественно, громко заявить, что с сего дня мы сами хозяева в своей стране… Каждый вотяк рабочий, вотяк-крестьянин должен помнить, что на завтрашний день он должен приступить к неустанному труду над образованием своих сыновей, своих дочерей, готовя тем самым руководителей и организаторов не своего маленького двора, а великого, могущественного народного хозяина Советской России, на завтрашний день, засучив рукава, он должен будет начать бить молотом, куя свое собственное счастье, счастье трудящихся всего мира!..»2

От Арской земли…

Однако, похоже, истоки государственности в Удмуртии гораздо древнее, да и границы её были другими. В № 21 журнала «Деловая Репутация» за 2019 год мы приводили некоторые легенды о древнем удмуртском царстве. Вот одна из них в изложении Максимилиана Буха 160 лет назад: «…В древние времена удмурты жили не здесь. Они пришли с запада от города Вятка. Там у них было собственное царство (eks’eiulos) и, в общем, их собственная независимая система самоуправления. Неизвестно, чем удмурты там занимались, во всяком случае не земледелием. Когда русский царь завоевал пограничные города их королевства, он начал принуждать живущих на границе удмуртов принимать крещение. Когда они на это не согласились, русский царь им сказал: убирайтесь прочь отсюда в леса и живите там вместе с животными и как животные. Удмурты не хотели покидать свою родину и своё царство, но они были оттеснены русскими на восток, где были ещё более непроходимые леса. Поскольку русский царь всё больше и больше оттеснял их на восток, они, наконец, оказались в том месте, где сейчас находятся районы Малмыж, Глазов, Сарапул и Елабуга…»3.

Точно известно, что север будущей Удмуртии с конца XIV века находился в пространстве Господина Великого Новгорода, а точнее – его Вятских (Хлыновских) владений. Простирались владения Новгорода тогда от Прибалтики до северного Зауралья, в том числе захватывая и наши северные территории. Высшим политическим органом в Новгороде было Народное собрание – Вече, республиканский орган прямого голосования и выборов. Именно из Новгорода традиции демократического управления были принесены в Вятский край, а значит, и на будущий север Удмуртии. Как конкретно они претворялись в жизнь, сказать сегодня трудно. И не потому, что, по выражению одного известного историка прошлого, история вятчан темна и загадочна, а потому, что просто не осталось о том периоде почти никаких документов. Считается, что Вятское вече, как и новгородское, как и подобные же органы северо-западных русских земель, занималось решением важнейших вопросов общественной, политической и культурной жизни. Оно же избирало земских воевод, управлявших отдельными частями Вятской земли, ватаманов – профессиональных военных вождей и подвойских, выполнявших функции судебных приставов, глашатаев, рассыльных, а также исполнителей вечевых приговоров. Такая форма правления получила название Вятской вечевой республики и просуществовала до 1489 г., когда Вятка признала власть московского князя Ивана III. На её месте образовалось сначала одноимённое наместничество, а потом – губерния.

Южные же удмурты с того же времени входили сначала в Булгар, а потом – в Казанское ханство. В 1135 году город Булгар посетил арабский путешественник Абу Хамид аль-Гарнати, написавший следующее:

«А у него [Булгара] есть область, [жители которой] платят харадж, между ними и Булгаром месяц пути, называют её Вису. И есть другая область, которую называют Ару, в ней охотятся на бобров, и горностаев, и превосходных белок. А день там летом двадцать  два часа. И идут от них чрезвычайно хорошие шкурки бобров»4.

Название области Ару связывают с тюркским названием удмуртов – «ар», и в конечном итоге трактуют его как «жители заречья», то есть земель за Итилем (к северу от речной системы Белая – Кама – Волга). Спустя 200 лет на страницах русских летописей по отношению к этой же территории появляется наименование «Арская земля»5. По этому имени и вошла будущая Удмуртия в состав Московского царства:

«Лето 7061 (1552)… государь послал по всем улусом (волость, район. – Е.Р.) черным людем ясачным жалованные грамоты опасные (охранные. – Е.Р.), чтобы шли к государю, не бояся ничего; а хто лихо чинил, тем Бог мстил, а их государь пожалует, а они бы ясаки платили, якоже и прежним Казаньскым царем.

Арьские люди прислали к царю государю бити челом Казаков Шемая да Кубиша з грамотою, чтобы государь их черных людей пожаловал, гнев свой отдал и велел ясаки имати, как и прежние цари, и прислал бы к ним сына боярского, хто бы им сказал царево жаловалное слово, а их събрал, понеже они с страху разбежалися, и они бы, учиня государю правду, дав шерть (клятву. – Е.Р.), поехали к государю…»6.

Таким образом, путь удмуртов к собственной государственности (если он был) оказался заморожен. Разбросаны же их улусы оказались среди четырёх будущих губерний – Вятской (наиболее), Казанской, Башкирской и Пермской.

…до Прикамской губернии

Больше всего удмуртов проживало, конечно, в Сарапульском уезде Вятской губернии. Отсюда же в целом начался путь к созданию удмуртской автономии. Но начался он с конкретной идеи о создании отдельной Прикамской губернии. Первым её всесторонне обосновал около 140 лет уже известный нам священник, историк и просветитель Н. Н. Блинов:

«…по дальности расстояния от губернского центра (Вятки. – Ред.), а также, вследствие особенностей частного управления (удельного), местные учреждения действовали с большею самостоятельностью и в известном направлении настойчивостью…

[…]

Предполагаемая новая Прикамская губерния могла бы образоваться из следующих частей трех смежных губерний:

Вятской губернии (Сарапульского уезда, Малмыжского*, Елабужского*)
Уфимской (Мензелинского*, части Бирского (3-й стан)
Пермской (Осинского*, части Оханского (южная часть 2 стана)

…Новая Прикамская губерния может иметь всего населения 1 мил. 202 тысячи жителей обоего пола и занимать пространство более 1300 квадр. миль или 64 тысячи квадратных верст. По народонаселении она равнялась бы губерниям Симбирской, Костромской, Тульской, Смоленской и другим. Вообще, был бы более губерний двадцати Европейской России. По пространству равнялась бы Херсонской, Волынской, была бы более Казанской и др. Если сравнивать с западными государствами, то Прикамская губерния равнялась бы Дании и Голландии, вместе взятым, а по населению Шлезвиг-Голштейну и другим…

Из уездов, образующих новую губернию, Сарапульcкий по значительности его населения и при существовании в нем двух весьма населенных заводов может быть разделен на два уезда Сарапульский и Ижевский, и таким образом в новой губернии было бы шесть уездов; в Вятской же губернии осталось бы восемь уездов»7.

Убедительно!

Одной из главных причин для Блинова и поддерживающей его общественности стало, можно сказать, потребительское отношение к нашим краям:

«Вообще же, Вятское губернское земство в силу вещей и своего положения относится к прикамским уездам как к единицам, которые легче всего облагать сбором на губернские нужды и для которых не представляется необходимости что-нибудь делать помимо обязательных расходов. … мы уже знаем, что население трех прикамских уездов экономически обеспечено значительно более, чем население привятских уездов. Это в свою очередь служить к повышению в статистических выводах среднего уровня благосостояния всей губернии…»8.

И ещё – Вятке не забыли того, что железная дорога через неё от Петербурга до Перми была построена вне Сарапульского уезда9 и двух его главных заводов – Ижевского и Воткинского.

Не были забыты и упования на гуманитарные последствия. Так, Н. Н. Блинов полагал, что вследствие создания новой губернии «громадное население приобретёт в нужных случаях скорую защиту», «санитарное дело может быть поставлено надлежащим образом на защиту населения», «для множества талантливых людей откроется дорога во все высшие учебные заведения», а «в религиозном отношении, с открытием епископской кафедры, большинство православного населения будет иметь ближайшее руководство и несомненное обеспечение от увлечений в какие-либо существующие или могущие появиться вновь лжеучения»10.

К подобному же гуманитарному прорыву будут стремиться потом и защитники создания удмуртской автономии.

Против застоя, бездушия и консерватизма

Излишне говорить, что Вятская и столичная администрация не пришли в восторг от идей тогдашних прикамских самостийников. Однако Первая мировая война, которую долгое время называли Великой, и Февральская революция вновь вернули в общественный оборот идею создания Прикамской губернии. О чём свидетельствует, к примеру, то, что редко какое общественное или политическое действо в Сарапульском уезде обходилось тогда без обсуждения этой идеи. Из газет того времени:

«Веление жизни

…В данный момент, когда Ижевский и Воткинский заводы выделились в самостоятельные уездные единицы, преобразование Сарапульского уезда в губернию является настоятельной необходимостью.

Причина, побудившая воткинцев и ижевцев преобразовать свои заводы, бывшие на сельском положении, не какая-нибудь прихоть, а – требование самой жизни, остро поставившей перед волостными земствами заводов финансовый вопрос текущего момента.

Колоссальные суммы денежных затрат, требующиеся для улажения разрухи нашей страны, вынудили земства заводов изыскивать источники добывания средств, и это изыскивание привело к необходимости реорганизации заводов в городские единицы»11.

«Прикамская губ. Вопрос об образовании Прикамской губ. находит себе отклик в уезде. Некоторые волостные исполкомы присылают свои постановления о признании «насущно необходимым и подлежайшим скорейшему осуществлению образования губернии»12.

И как результат – идеи Н. Н. Блинова нашли своё полное воплощение в следующей резолюции:

«Прикамская губерния

По докладу члена Ижевского Отдела Городского Хозяйства т. Морозова и резолюции вынесенной конференцией Прикамских Совдепов 16-17 апреля с.г. об образовании Прикамской губ. с губернским городом Сарапулом, совет нашел, что приведенные в этой резолюции мотивы в пользу выделения Прикамской территории в особую губернию по своей обоснованности и фактической неопровержимости настоятельно требуют в целях наилучшего устроения местной жизни образования из намеченной конференцией территории особой губернии, и поэтому постановил: выразить свое принципиальное согласие на выделение уездов лежащих по среднему течению р. Камы, в виду общности всех их жизненных интересов, в особую Прикамскую губернию с губернским г. Сарапулом, при условии, что в случае разделения территории Сарапульского уезда на отдельные уезды, с присоединением одного из них к Ижевску, – город Ижевск останется автономной городской и будет нести лишь налоги казенные и на нужды свои собственные, городские»13.

Со всей душой стремились в будущую губернию и соседи:

«На конференцию в с. Зипуново по вопросу о выделении 12 волостей Осинского у. в Прикамскую губернию 18-го июня прибыли представители 9 волостей части Осинского у.»14.

Вплоть до того, как вспыхнуло Ижевско-Воткинское восстание, тема о создании Прикамской губернии не уходила из общественного дискурса.

Вслед за этим 27 июня из Сарапула в Вятку пришло сообщение о том, что «вопроса о присоединении к Казанской губернии не поднималось, а предположено лишь образование Прикамской губернии». Отправила его Коллегия по разработке проекта Прикамской губернии 15 [5, л. 4].

О том, как Удмуртия стала автономией вместо Прикамской губернии, мы расскажем в следующих номерах.

1 СУ и Р. РСФСР 1920, № 87, ст. 437.
2 К истории образования удмуртской автономии. Сборник документов // Под ред. Е. А. Матвеева. Удмуртское книжное издательство. Ижевск, 1960. С. 70-72. 128 с.; ЦДНИ УР. Ф. 16, оп. 1, д. 26, л. 1.
3 Е. Г. Ренёв. Удмуртия на пути к государственности// Деловая Репутация. № 21, 2019. С. 14-15.
4 Путешествие Абу Хамида аль-Гарнати в Восточную и Центральную Европу (1131-1153 гг.) / Публ. О. Г. Большакова, А. Л. Монгайта.
М., 1971.
5 В.С. Чураков. Расселение удмуртов в Вятско-Камском регионе в X-XVI веках // Иднакар: методы историко-культурной реконструкции. 2007. № 2.
6 Полное собрание русских летописей. Т. 13. М., 1965. С. 221.
7 Н. Н. Блинов. К столетнему юбилею города Сарапула. О необходимости образования новой Прикамской губернии. Сарапул: Тип-я Ф.Т. Пойлова, 1880.32 с. С. 14-16.
8 Там же. С. 17.
9 Там же.
10 Там же. С. 32.
11 Труженик. № 27. 5 апреля (23 марта) 1918 г. С. 1.
12 Труженик. № 54. 2 (15) мая 1918 г. С. 5.
13 Труженик. № 66. 17 (30) мая 1918 г. С. 6.
14 Труженик. № 94. 17 (30) июня 1918 г. С. 4.
15 П. Н. Шабаров. Проекты административных преобразований Сарапульского уезда Вятской губернии в конце XIX-начале XX в.// Русские в Прикамье. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Сборник статей. 2018. С. 93-100. С. 95