Вкалывают роботы?

В октябре в Ижевске прошла конференция «Создание высокопроизводительных рабочих мест – стратегия роста для России». Участники общественной дискуссии обменялись мнениями о путях развития экономики региона, роли бизнеса и факторах, сдерживающих рост производительности труда.

Александр ПРАСОЛОВ, уполномоченный по защите прав предпринимателей в УР:

– По данным за 2016 год, на Удмуртию приходилось около 6% всех высокопроизводительных рабочих мест в стране. Для республики характерны общероссийские тенденции. С одной стороны, сокращается общее число рабочих мест. С другой – растёт количество высокопроизводительных: с 79 до 127 тыс., или на 60%, за пять лет. Больше всего их в металлургической промышленности и производстве электрооборудования. Однако в отраслях-лидерах по количеству рабочих мест – торговля и операции с недвижимостью – доля высокопроизводительных невысока.

По оценкам Института экономики роста им. Столыпина, в Удмуртии есть реальный потенциал для увеличения их числа почти на 70 тыс. к 2020 году. Основной источник роста – обрабатывающие производства. Также весомый вклад могут внести предприятия в сферах АПК, строительства, транспорта и связи.

По мнению предпринимательского сообщества, развитие бизнеса сдерживает несколько факторов: неопределённость экономической ситуации, снижение рыночного спроса, недоступность кредитных ресурсов, высокие налоги. Существенно возросли издержки из-за роста затрат на импорт оборудования, повышения тарифов, исполнения новых требований законодательства.

Для увеличения числа высокопроизводительных рабочих мест необходимо определить «точки роста» – проекты-локомотивы, обладающие наибольшим мультипликативным эффектом. Это может быть продвижение продукции местных товаропроизводителей, диверсификация производства предприятий ОПК, развитие кластеров, инновационных парков и технопарков. Важный вопрос – улучшение качества транспортной инфраструктуры: реконструкция аэропорта, решение проблем с грузоперевозками.

Необходима системная поддержка предпринимательства на федеральном и региональном уровнях. Для уменьшения рисков нужно кардинальное снижение административного давления на бизнес, реформы судебного и уголовного экономического законодательства. Также необходима реализация комплекса иных мер: ввод в коммерческий оборот объектов, находящихся в государственной или муниципальной собственности, перенос точек развития с мегаполисов в небольшие города типа Глазова, Сарапула, Воткинска.

Александр СВИНИН, и. о. первого заместителя председателя правительства УР:

– Я не согласен с некоторыми методиками подсчётов числа высокопроизводительных рабочих мест. Этот показатель необходимо оценивать по выручке. Кроме того, если мы планируем конкурировать с другими странами, необходимо опираться не на среднюю производительность труда по России, а на уровень передовых зарубежных компаний. Достичь показателя чуть выше среднего по отрасли – задача не слишком сложная, решаемая на наших промышленных предприятиях. Но если говорить об общемировых трендах, мы глобально проигрываем конкуренцию. В России производительность труда в два раза ниже, чем в Западной Европе, и в три раза ниже, чем в США.

По моему мнению, производительность труда в первую очередь зависит не от макроэкономики, а от конкретного человека – чиновника, предпринимателя, наёмного сотрудника. Кто-то на работе сидит в социальных сетях, ходит на перекуры, пьёт чай. Я на днях звонил в одно министерство в 9.20, срочно просил приготовить документ. И мне ответили, что ответственный за это человек пока чаёвничает!

В нескольких регионах ПФО есть целые институты нормирования труда госслужащих и сотрудников бюджетной сферы. Там регламентировано всё: сколько времени работник проводит в кабинете, едет от одного здания к другому, как долго рассматривается каждый документ.

Сергей ЧУХОНЦЕВ, руководитель проекта «Сетевой завод»:

– В ближайшие 10–15 лет в России не предвидится бурного экономического роста. На первый план выходит другая проблема: коэффициент нагрузки на одного работающего за 40–50 лет вырос в три раза. К 2025 году 1,4 работающих будут кормить одного неработающего. Если не создать высокопроизводительные рабочие места, начнутся социальные волнения. Причём не в виде революции и борьбы за свои права, а в формате банальных голодных бунтов, беспощадных и разрушительных.

Изначально под высокой производительностью труда понималась роботизация: поставим на место трёх людей одного робота, который будет выполнять ту же работу без выходных, простоев и прогулов. Но по статистике за 2015 год в России внедрено 300 робототехнических комплексов, тогда как в Китае за последние пять лет – по 30 000 ежегодно. О каком росте производительности можно говорить при таких темпах? Денег на роботизацию в России нет и не будет, если только мы не создадим собственную сложную автоматизированную систему. Просто механические «руки» не очень интересны – человеческий труд стоит дешевле.

Заниматься производством предыдущего технологического цикла в России нет никакого резона. Сегодня это даёт возможность выжить, но будущего я не вижу. Новые рынки нельзя сформировать искусственно. Зато можно сфокусироваться на направлениях, где их создание наиболее вероятно, а значит, могут появиться и национальные лидеры.

Во всех приоритетных отраслях в Удмуртии есть стартовые ресурсы, от которых можно оттолкнуться и «прикрутить» к ним технологии. Для этого понадобятся институциональные условия – доступ к конкретным ресурсам и господдержка проектов.

Наталья ВАСИЛЬЕВА, сопредседатель регионального штаба ОНФ:

– Важно разрабатывать программы по поддержке стабильной занятости, развитию молодёжного предпринимательства, семейного бизнеса и социальных услуг. Особое внимание нужно уделять стартапам, строить сотрудничество с инновационными зарубежными компаниями, а также переосмыслить систему образования и трудоустройства, в том числе в части вовлечения в трудовую деятельность людей старшего поколения. Обеспечить всеобщую цифровую грамотность, развивать онлайн-обучение. Нужны работники, способные эффективно действовать в меняющемся мире.

Необходимо создать условия для свободной миграции трудового населения, разработать механизм предоставления молодым специалистам арендного жилья.

Валерий ГРАХОВ, ректор ИжГТУ им. М. Т. Калашникова:

– Для российской экономики характерна существенная региональная дифференциация высокопроизводительных рабочих мест. Больше всего их в Москве – почти 11% от общероссийского показателя. С учётом разницы в развитии и специализации регионов, местных условиях, укладе экономики и социально-экономическом положении едва ли удастся предложить общий алгоритм. Зато вполне реально найти «точки роста» в каждом субъекте РФ. Анализ всероссийской базы данных, обобщение опыта успешных проектов регионального масштаба, возможно, позволит увидеть системные решения и разработать механизм их реализации.

Рост высокопроизводительных рабочих мест приводит к сокращению персонала, и это уже поле деятельности среднего и малого бизнеса, который может трудоустроить высвободившихся специалистов. А связь между вузами и предприятиями обеспечит кратчайший путь от научных исследований к реализации идеи.

Олег КАРДАПОЛОВ, заместитель генерального директора АО «ИЭМЗ «Купол»:

– При разработке мер по повышению производительности труда мы ориентируемся на практику развитых стран. Необходимо налаживать эффективные связи между крупным, средним и малым бизнесом. Об этом много говорится, но получается не всегда.

Драйвером роста может стать кластерный подход на основе кооперации (как внутри-, так и межотраслевой), внедрение современных информационных технологий, использование предприятиями ОПК эффекта двойных технологий. Другие меры – освоение приёмов бережливого производства, повышение квалификации кадров, сотрудничество с ведущими вузами.

Читайте также: