Свободный бизнес

Проблема уголовного преследования предпринимателей вновь оказалась в центре внимания. Законодатели ищут пути для декриминализации экономических преступлений. Каковы шансы этих инициатив на успех? Получит ли бизнес реальную защиту от давления?

Амнистия с «секретом»

В России не раз делались попытки амнистировать представителей бизнеса, в среднем такие инициативы выдвигаются ежегодно по разным статьям УК. В стране действует и статья 108 УПК РФ, существенно ограничивающая случаи содержания предпринимателей под стражей до приговора. В конце 2016-начале 2017 года Верховный суд РФ принял ещё ряд документов, расширяющих основания для декриминализации.

Вадим Кудрявцев, адвокат, член Адвокатской палаты Москвы:

– Они затронули лишь часть экономических преступлений, и только те статьи, по которым наказание не превышает двух лет лишения свободы. То есть если человек совершил преступление небольшой тяжести, полностью возместил ущерб и потерпевший не имеет к нему никаких претензий, судья назначает штраф – в среднем 20–30 тыс. руб., который надо оплатить в течение десяти дней. Если этого не сделать, уголовное дело рассматривается в общем порядке.

Также ВС РФ вынес постановление: если предприниматель является обвиняемым или подозреваемым по уголовному делу и ему вменяется экономическая статья, то суд должен не арестовывать его, а вынести другую меру пресечения, например, залог или домашний арест, или подписку о невыезде. Однако нам начали поступать тревожные звонки, когда правоохранительные органы, зная об этом ограничении, начинают привлекать бизнесменов по общеуголовной статье – подбрасывают наркотик или оружие. В одном случае предпринимателя даже обвинили в педофилии!

Проблему декриминализации экономических преступлений регулярно поднимает бизнес-омбудсмен РФ Борис Титов. По его статистике, в России в 2016 году таких дел зарегистрировано более 260 тыс., что на 2% больше, чем в рекордном 2015-м. Зато число лиц, находящихся под стражей по экономическим статьям, с июля 2016 года снизилось на 23% – с 6856 до 5311 человек. Это произошло в первую очередь за счёт избрания иных мер пресечения: выросло число домашних арестов – до 3792 (в июле 2015 года – 1526).

Другая положительная тенденция – заработала ст. 169 УК РФ «Воспрепятствование предпринимательской деятельности», по которой в 2016 году полиция зарегистрировала и расследовала 72 преступления. Минимум два должностных лица осуждены по этой статье и уже отбывают срок в тюрьмах.

Борис Титов, бизнес-омбудсмен РФ:

– Нельзя сказать, что проблема с содержанием предпринимателей под стражей решена. Сейчас в СИЗО по экономическим статьям находятся на 40% больше обвиняемых и подозреваемых, чем в 2012 году, до экономической амнистии, когда там содержалось 3840 обвиняемых и подозреваемых. Однако общая ситуация с уголовным преследованием бизнеса впервые за последние годы обнадёживает. В прошлом году нам удалось добиться успеха по 84 обращениям, тогда как общее число обратившихся измеряется сотнями. Часто возбуждённые против предпринимателей уголовные дела не имеют под собой никакой почвы и не содержат даже подобия законности. Но особенности правоприменения таковы, что реальных рычагов влияния у нас нет.

Последние предложения бизнес-омбудсмена – создать отдельный правоохранительный орган для расследования экономических преступлений в стране, аналогичный итальянской Guardia di Finanza, а также возбуждать уголовные дела против бизнесменов только с согласия прокурора.

Александр Прасолов, уполномоченный по защите прав предпринимателей в УР:

– В 2016 году ко мне поступило несколько обращений от бизнесменов, заключённых под стражу после заведения дел по «экономическим» статьям. Разъяснения Верховного суда при этом игнорируются, как и нормы УПК РФ, согласно которым заключение под стражу не может применяться при отсутствии отягчающих обстоятельств (нарушение ранее избранной меры пресечения, попытки скрыться от следствия и другие). По итогам совместной работы с представителями правоохранительных органов и защитниками во всех случаях удалось добиться смягчения меры пресечения. Стоит отметить, что проблема уголовного преследования предпринимателей и заключения под стражу до вынесения приговора в Удмуртии менее актуальна, нежели в других регионах.

Накажут рублём

В настоящее время Центр стратегических разработок, возглавляемый Алексеем Кудриным, готовит системные предложения по декриминализации экономических преступлений. Концепция предусматривает отказ от лишения свободы за такие нарушения и максимальное использование альтернативных санкций за нетяжкие преступления. В качестве базового наказания предлагается введение штрафа, кратного размеру причинённого ущерба. Только если обвиняемый откажется, будет не в состоянии платить либо будет уклоняться от уплаты, можно лишить его свободы.

Марк ГОЙХМАН, ведущий аналитик федеральной финансовой компании:

– Из возбуждённых уголовных дел по «экономическим» статьям до суда доходит лишь 20–25%. Это косвенное доказательство того, что зачастую цели и методы преследования предпринимателей не правовые. Поэтому инициатива Кудрина позволит бизнесу ощущать себя более защищённым. Собственно, это не декриминализация в полной мере, поскольку составы преступлений остаются уголовными. Речь идёт о том, чтобы в качестве наказания применять меры, не связанные с лишением свободы. Это резко снизит возможность неправового давления. Кроме того, в самом принципе есть логика: за экономические преступления – экономические наказания. Это может стать одной из составляющих консенсуса между бизнесом и властью.

Дмитрий ТАЛАНТОВ, первый вице-президент Гильдии российских адвокатов, президент Адвокатской палаты УР:

– В целом уголовное преследование бизнеса – двоякая проблема. С одной стороны, не всегда есть чёткая граница между сугубо коммерческими рисками и преступлением. Предприниматели принимают экономические и финансовые решения, которые могут быть превратно истолкованы как правонарушение. С другой стороны, иногда на этой проблеме чрезмерно акцентируется внимание в ущерб проблеме общеуголовной преступности. Было бы по меньшей мере несправедливо проявлять излишнюю лояльность к одной группе правонарушений в ущерб справедливого регулирования всей уголовной политики. Так, известно постановление Конституционного суда о том, что санкции за экономическое преступление не могут существенно отличаться от общеуголовного, – это решение касалось экономического и «обыкновенного» мошенничества. Однобокий подход в этой сфере недопустим. Каждый случай должен рассматриваться отдельно и очень внимательно, особенно когда грань между нарушением бизнесменом норм гражданского законодательства и уголовным правонарушением трудноразличима.

Михаил БАЛЯСНИКОВ, президент МОО «Защита и развитие интересов малого и среднего бизнеса»:

– Против декриминализации экономических преступлений выступают силовики, за – деловое сообщество. Противники инициативы говорят об ущербе для бюджета. Но тогда, на мой взгляд, надо определить чёткие критерии: за какие виды преступлений и порядок сумм нужно наказывать заключением, а за какие – штрафом. Сейчас мы наблюдаем путаницу: за незначительные нарушения можно попасть за решётку, а за воровство в особо крупном размере – остаться на свободе.

В первую очередь предпринимательское сообщество возмущает, что обвинения по уголовным статьям нередко используются коррумпированными силовиками для вымогательства. Конечно, встречаются недобросовестные бизнесмены. Но существует и другое явление – дела фабрикуются, пока идёт следствие, бизнес могут «отжать».

Думаю, накануне президентских выборов есть шансы на принятие такого законопроекта. Вполне возможно, что власти решат «подсластить пилюлю». Многое будет зависеть от резонанса в социуме. Если в поддержку инициативы выступят общественные организации, правозащитники, политические партии – вероятность её реализации возрастёт.

Маргарита СУХИХ, председатель комитета регионального отделения «Деловой России»:

– Декриминализация может улучшить положение предпринимателей. Но пока непонятно, насколько. Нужно решать другие актуальные проблемы, которые, собственно, и могут привести к наказаниям. Например, сейчас предприниматели с трудом успевают отслеживать изменения в правилах подачи отчётности, а ошибки чреваты санкциями. Кроме того, закон предусматривает ещё одну процедуру освобождения от уголовной ответственности – взыскание судебного штрафа. Для этого виновному нужно возместить ущерб или иным образом загладить штраф, причинённый преступлением. Такая мера помогает избежать более строгого наказания, приносит деньги в бюджет, но не улучшает ситуацию с уголовным преследованием бизнеса.

Борьба за свободу

Тем временем предприниматели, находящиеся в заключении, объединяются в борьбе за свои права. 10 апреля стартовала всероссийская акция «Стоп Арест», в рамках которой защитники арестованных бизнесменов или они сами подают ходатайства о пересмотре избранной для них меры пресечения. По данным организатора мероприятия – общественного уполномоченного по защите предпринимателей от необоснованных арестов Александра Хуруджи, сейчас в России в СИЗО находятся около 5000 бизнесменов.

В Удмуртии в рамках акции Александр Прасолов посетил следственный изолятор и встретился с тремя арестованными предпринимателями, в отношении которых выдвинуты обвинения по «экономическим» статьям.

Александр Прасолов:

– «Стоп Арест» – важный инструмент, направленный на привлечение внимания руководства страны и бизнеса к проблеме содержания бизнесменов под стражей. Но предпринимаемые меры не должны ограничиваться одним днём. Поэтому планирую продолжить практику встреч с заключёнными предпринимателями для содействия в изменении меры пресечения.

К тому же выводу, видимо, пришли и организаторы акции, решив сделать её бессрочной. Первые промежуточные результаты войдут в доклад Владимиру Путину и станут обоснованием для подготовки амнистии по «экономическим» статьям.

Читайте также: