Ижевский парикмахер Руслан Краснопёров – шестикратный призёр чемпионатов Европы по парикмахерскому искусству, судья международной категории. Он пришёл в профессию в 15 лет. На курсы попал спонтанно: в юности хотел быть автомехаником и даже поступил в колледж, но увлёкся неформальной музыкой, а также решил поменять гаечный ключ на ножницы. Вот уже 12 лет Руслан делает ижевчан красивыми, а ещё он учит начинающих специалистов стричь, укладывать и красить волосы. В интервью нашему изданию мастер рассказал о стереотипах, о том, сложно ли мужчине работать в сфере красоты и правда ли, что в Ижевске стригут лучше, чем в Европе.

– Как вы пришли в эту, на первый взгляд, не мужскую профессию?

– Я не считаю эту профессию «не мужской», это всё стереотипы. Если вспомнить историю, то до революции были мужчины-брадобреи, именно представителям сильного пола принадлежат инновационные прорывы в парикмахерском деле, такие, например, как завивка щипцами или перманент. Женщин сегодня в этой сфере большинство, но это не значит, что парикмахер – не мужская профессия.

– За рубежом женщин в сфере красоты тоже больше?

– В Европе тоже превалируют дамы, но и мастеров-мужчин всё же больше, чем у нас, на 20-30%, но и это не так уж много. А если рассматривать Турцию, то там практически все парикмахеры – мужчины, сказывается восточный менталитет. Женщины там стригутся не так часто. Кстати, у нас в Ижевске тоже есть своя парикмахерская, работающая по законам шариата. Туда ходят только мусульманские девушки.

– А как близкие отреагировали на ваш выбор профессии?

– Все реагировали адекватно: и друзья, и мама. Кстати, мама у меня самый трудный и вредный клиент. До сих пор не могу хорошо её подстричь. У каждого мастера есть такой человек – у кого-то родители, у кого-то жена, муж… Поэтому маму подстригает моя коллега, а я – её мужа.

– А девушка у вас есть? Вы её стрижёте?

– Да, девушка есть. Освежить кончики раз в два месяца – не проблема. Но недавно она покрасилась в блондинку и понеслось. (Смеётся.) Проходит неделя, меня уже просят затонировать волосы, и так происходит постоянно. Сейчас уговариваю её перекраситься в лёгкий нюдовый оттенок и забыть эту историю с еженедельным окрашиванием.

– Среди ваших коллег много женщин. Девушка не ревнует?

– Ну, иногда бывает. Сферы у нас с ней схожие, она по профессии визажист. Часто пересекаемся на совместных проектах.

– У мужчин-парикмахеров есть какой-то особенный взгляд на профессию?

– Здесь нет мужского или женского взгляда, есть определённые критерии работы: коррекция стрижки, коррекция формы головы и так далее. Либо парикмахер владеет техниками, либо нет. При этом обязательно нужно понимать, что на самом деле желает получить человек в результате посещения салона. Поэтому очень важно общаться с клиентом, уметь слышать и слушать. Часто женщины приходят, чтобы поменять не просто цвет волос, а свою жизнь. Возможно, у клиентки есть определённые планы, ей хочется активно двигаться по карьерной лестнице, и здесь уже не предложишь какую-то экстравагантную стрижку, её образ должен соответствовать имиджу. У клиентов-мужчин так же: подстригся – стал более уверенным в себе и своих силах. Получается, что парикмахер выступает ещё и в роли психолога, умеющего «считывать» клиента.

– Вы обучаете мастеров. Кого больше среди ваших подопечных: мужчин или женщин?

– Больше всё-таки девушек. Сейчас у меня занимается 26 человек, из них всего два парня. Раньше за весь год обучения приходил только один мужчина, а сейчас – не меньше пяти. Понятно, что мало кто из представителей сильного пола видит себя в этой профессии, но в последнее время стали набирать популярность барбершопы, поэтому идёт тенденция на увеличение мастеров-мужчин.

– А кто быстрее учится?

– Здесь тоже не зависит от пола, скорее, от того, насколько развита у человека мелкая моторика. Некоторые девочки очень плохо руками работают, им всё сложно даётся. А есть парни, которые шустро орудуют плойкой и на бигуди крутят быстрее девчонок. Но всё же на старте девушкам проще, у них есть базовые навыки, они знают, что такое мелирование, маски, кондиционеры. А нам, мужикам, ничего из перечисленного не нужно, поэтому не понятно, для чего и как это всё использовать.

– А что касается личных качеств? Каким должен быть человек, чтобы из него получился хороший мастер?

– Самое главное качество – желание учиться и развиваться постоянно. У одних уже через несколько месяцев многое получается, и в дальнейшем они становятся хорошими специалистами. Другим требуется год, а иногда и больше. Все парикмахерские операции идут из базовых навыков: проборов, деления, отчёсывания, оттяжки… Если что-то одно начинает получаться, оно подтягивает за собой другое. Если двадцать раз не получится, на сотый выйдет так, как нужно. Важно не сдаваться, учиться и практиковаться как можно больше.

– А что для вас было самым сложным?

– Да всё было сложно. Тут вопрос, какую ты себе поставил цель и как будешь к ней идти. Сначала даже сделать пробор на длинных волосах вызывает сложности. Всем мужчинам это даётся непросто, мне в том числе.

– Сколько времени у вас ушло на то, чтобы стать уверенным мастером?

– Моя уверенность росла постепенно, по мере того, как я осваивал всё больше и больше навыков. Сначала пришло осознание, что мне нужно менять салон. Я тогда работал в парикмахерской эконом-класса на Малиновой горе. Там цена за стрижку составляла 50 рублей, из-за такой невысокой стоимости клиенты со всего района шли нескончаемым потоком. До сих пор очень благодарен тому, что я туда попал и получил возможность набраться опыта. Второй этап становления – когда меня позвали преподавать. Мою кандидатуру предложил мой учитель и наставник, мне было очень страшно, что могу не справиться и не оправдаю доверие. Многие ученики были старше и случались ситуации, когда они не слушали меня, мне приходилось каждое своё слово доказывать на деле. Сейчас такие тоже есть, но я уже набрался достаточно опыта и даже наглости, чтобы быстро показать, кто здесь главный. (Смеётся.) Ну и третий этап – это конкурсы. В первый раз я поехал в 2011 году в Пермь, где занял второе место. Тогда пришло осознание, что я действительно что-то могу. Затем три года ездил на чемпионаты Европы – стал шестикратным призёром в номинации «Женская стрижка с укладкой». В 2015-м защитился на классификацию судьи международной категории, в этом качестве побывал на чемпионате Европы в Париже, недавно судил конкурс в Минске. В настоящее время я тренирую сборную Республики Беларусь. В прошлом году четыре моих ученика из её состава вошли в тройку призёров.

– Если сравнивать с другими городами, с Европой, например, как оцениваете уровень ижевских мастеров?

– Везде есть хорошие мастера. В крупных городах, где население выше, больше и парикмахеров, присутствует конкуренция, соответственно, уровень мастерства повышается постоянно. Если сравнивать с Европой, у нас культура стрижки и окрашивания более развита, возможно, из-за того, что услуги там стоят дороже. А если говорить о внешнем виде жителей, я заметил, что когда спускаешься в московское метро, видишь достаточно много неухоженных людей – работы для ножниц там непочатый край. Наши ижевчане выглядят более аккуратно.

– Какое у вас любимое направление в парикмахерском искусстве?

– В работе парикмахера больше всего нравится женская стрижка. У меня немного растрёпанный, свободный стиль и я нашёл своих клиентов, которым это нравится. В преподавательской деятельности – окрашивание. Там сплошная химия. В школе я был троечником, но теперь профессия обязывает досконально знать составы красок, средств для химической завивки, их соотношения. Сюда же можно отнести знания по строению кожи головы. Из этих знаний складывается умение красить красиво.

– Что для вас интереснее – преподавать или работать парикмахером?

– Одно без другого невозможно. Я стригу сейчас исключительно ради удовольствия и для того, чтобы поддерживать навык. Если я перестану работать, останется только теория, но она никому не нужна. Поэтому залог хорошего обучения – это грамотная теория, подкреплённая практикой.

– Как отдыхаете после работы?

– Лучший отдых – это смена деятельности. Мне нравятся внедорожный спорт и рыбалка, люблю выбираться на дачу, на природу. Пять лет назад я начал ездить со знакомыми на охоту. Мне это так понравилось, что я побежал собирать документы на получение лицензии. Я не заядлый охотник, но зимой, раз в месяц, стараюсь выбираться. Во внедорожном спорте однажды пытался участвовать на профессиональном уровне, но что-то не задалось. Сегодня это, скорее, средство получения удовольствия: собрался, приехал, несколько дней пожил вдали от цивилизации. А вот к автомеханике тянет до сих пор. В гараже стоит старый «уазик». Один раз на нём съезжу, потом год ремонтирую. (Смеётся.)

– Какие планы на будущее?

– Сейчас учусь на педагога дополнительного образования, хочется развиваться в этой сфере. В профессии парикмахера я знаю почти всё, а в педагогике постоянно открываю для себя что-то новое. Изучаю новые приёмы, мечтаю создать свою технологию обучения, так как хочется свой опыт и знания передавать другим.