Руководитель регисполкома ОНФ Удмуртии: во время службы в армии мне пришлось делать «операцию» миномёту

По данным опроса ВЦИОМ, 31% россиян считают армию РФ самой могущественной в мире. Свою позицию по этому поводу высказал руководитель регисполкома ОНФ УР, полковник запаса Андрей Цаплин, дополнивший свой рассказ историей из своего военного прошлого.

Мы являемся самой мощной ядерной державой. Повысилась боеготовность всех видов ВС и их мобильность, в первую очередь, благодаря большому количеству учений различного масштаба. Изменилось качество обучения, причем как рядового состава, так и офицеров. У нас появились, и уже существуют три Центра межвидовой подготовки ВС РФ, уникальность которых состоит в том, что с помощью компьютерных технологий создается 3D-среда, позволяющая моделировать разные типы вооружений, погодные условия и времена года. Обучаться могут одновременно мотострелки, танкисты и артиллеристы на всех существующих вооружениях Российской армии.

Уровень оснащённости вооружением, начиная с 2012 года, поднялся в четыре раза. Доля современного оружия и техники в ВС в 2017 году составила почти 60%, а к 2020 году увеличится до 70%. Мы больше стали применять высокоточное оружие, причём во всех видах ВС. В полной мере стала использоваться космическая составляющая — как для разведки, так и управления вооружением. Почти всё современное вооружение было проверено в реальных боевых действиях в Сирии, доказало свою высокую надёжность и перспективность дальнейших разработок.

Я как артиллерист, начинал службу на гаубице образца 1938 года, дальность стрельбы которой составляла всего 11 км. Сегодня дальность современных артиллерийских систем составляет 30-70 км. При этом существует возможность использовать как высокоточные боеприпасы, так и ядерные. Все процессы в самоходной артиллерии механизированы и автоматизированы. Почти все вычисления параметров стрельбы обеспечивает вычислительная техника.

«Операция» для миномёта

Когда я служил командиром батареи 120-миллимитровых миномётов, к нам приехала главная инспекция ВС Советского Союза, и по плану проверки начались большие учения. Батарея из шести миномётов заняла огневую позицию, а я поехал на командный пункт управлять её огнем. Отстрелялись хорошо, и нам дали команду на перемещение на новые позиции. Начал перемещение и я со своим командным пунктом. Через некоторое время на меня по связи выходит командир полка и спрашивает, почему один из расчётов остался на месте и не уезжает с огневой позиции. Кроме того, миномёт даже не привели в походное положение. А когда командир полка с проверяющими подъехали на огневую позицию, чтобы выяснить, что случилось, то командир миномета, по национальности из народов Средней Азии, плохо говорящий по-русски, объяснил, что миномёт ехать не может, так как ему надо сделать «аборт». Объяснить, зачем и как его делать, он не смог, поэтому командир полка приказал мне срочно выехать на место и разобраться с этим, как он сказал, безобразием. Прибыв на место, я также пытался выяснить у командира миномёта версию про «аборт», и только благодаря рассказу заряжающего понял, что оружие было заряжено миной, но выстрела не произошло, так как случилась осечка, а с миной в стволе миномёту передвигаться категорически запрещено.

Пришлось мне, вместе с подчиненным офицером делать «аборт» миномету, то есть, доставать мину из ствола. Исход этой опасной операции непредвиден, так как непонятно, как поведёт себя капсульный патрон, который был поврежден осечкой. Он мог самопроизвольно сработать, воспламенить пороховой заряд, и мина могла взорваться прямо в наших руках. Осколки такой мины имеют убойную силу на 200 метров. Я приказал убрать солдат на безопасное расстояние в окоп. Нам необходимо было сначала освободить ствол миномета из опорной плиты, потом привести его в горизонтальное положение. Затем, медленно опуская ствол, добиться, чтобы боевая мина со взрывателем плавно вышла из ствола. При этом ловить эту мину прямо в свои руки должен был только офицер, так как я не мог подвергать такой опасности своих солдат и сержантов. Могу сказать, что, к счастью, всё прошло благополучно, мы разрядили миномет, снялись с огневой позиции, переместились на новую и уверенно выполнили поставленную боевую задачу. А меня еще месяц офицеры полка поддевали как «специалиста по абортам». Кстати, в итоге, мы отстрелялись на оценку «хорошо», что и спасло меня от взыскания командира полка.

Читайте также: