Реформа обращения ТКО в Удмуртии: вопросы и ответы

 Никакие уверения ответственных за мусорную реформу не могут убедить бизнес в том, что новая схема обращения с отходами – это не красиво упакованная концепция сбора денег, а шаг к цивилизации. Редакция журнала обратилась за комментариями о новшествах к соответствующим структурам. И, конечно, не смогла обойти вниманием представителей бизнеса, поделившихся мнением о «перезагрузке».  

 

Дмитрий Сурнин, и. о. министра строительства, архитектуры и жилищной политики Удмуртской Республики:

– Не вижу реальной почвы для недовольства реформой, каких-либо антагонизмов, которые нужно обсуждать. Если раньше сфера обращения с ТКО была децентрализованной, то сегодня появились нужные регуляторы. Это же позитивный момент. И вообще переход на новую модель работы – в целом хороший пример того, как надо решать проблемы, наводить порядок в отрасли.

В Минстрой УР не поступают обращения от недовольных представителей юрлиц по поводу нововведений. Да, есть определённые трудности, но все они связаны с рабочими моментами, которые устраняются, – этакие объективные и вполне ожидаемые признаки переходного периода.

Как показывают исследования, одним из основных мусоропроизводителей являются именно юрлица. А значит, к ним правомерно предъявлять требования, которые коррелируются с нагрузкой на окружающую среду. Что делали ранее, до новшеств, некоторые представители бизнеса, когда речь шла о вывозе мусора? Зачастую просто не довозили его до мест складирования. Теперь, когда всё становится более упорядоченно, есть надежда, что и бизнес упорядочит деятельность в данном плане. До настоящего времени не было должного контроля. Не было и мотивации для порядка. Сегодняшний день – шаг в противоположную (нужную) сторону.

 

Иван Маринин, руководитель Регионального оператора по обращению с ТКО в Удмуртии:

– Насколько новая система обращения с отходами увеличила нагрузку на юрлиц и бизнес?

Переход на новую систему – это в первую очередь про ответственность. Про ответственность каждого за мусор, который он производит. Впервые в России появился стандартизированный подход к начислению платы за вывоз отходов – в каждом регионе утверждён единый тариф и годовые нормативы накопления отходов. Из этих двух исходных и складывается ежемесячная плата для физлиц и юрлиц. Размер норматива для юрлиц зависит, в том числе, от вида деятельности. И это справедливо, так как у заводов это одни объёмы образования мусора, а у небольшой парикмахерской или шиномонтажной – другие. Чтобы снизить нагрузку на бизнес, законодательство позволяет предпринимателям выбрать один из двух вариантов расчёта – по нормативу или по факту. Расчёт по факту с Регоператором возможен, если у юрлица есть своя площадка и контейнеры, и владелец понимает, что в месяц у него будет образовываться мусора меньше, чем утверждено по нормативу. То есть в этом плане каждому предпринимателю надо понимать, какой вариант ему будет выгоднее и позволит сэкономить на вывозе мусора.

Поступают ли к нам негативные отзывы от бизнес-сообщества по вопросу увеличения нагрузки вследствие реформы? Любая реформа, которая разворачивает существующую систему на 180°, не проходит «без боли», но тут надо каждому осознавать, что все перемены направлены на улучшение экологической ситуации в стране и республике. Что плохого в том, что теперь каждый килограмм мусора учтён? Что теперь нет возможности у перевозчиков заключить договор, а мусор не довезти до полигона? Мы с вами становимся свидетелями кардинальных перемен в области обращения с отходами. И все сегодняшние преобразования – это вклад в наше же будущее.

Вскоре в Удмуртии при поддержке общественной организации «Деловая Россия» и Союза «Удмуртская торгово-промышленная палата» пройдёт семинар по вопросам обращения с отходами для предпринимателей. Участники смогут проконсультироваться по вопросам предоставления услуги «обращение с ТКО», задать вопросы по оборудованию контейнерных площадок и «заполнить пробелы» в обновлённых правилах обращения с отходами. Кроме того, специалисты Росприроднадзора, Министерства природных ресурсов и других ведомств расскажут, какие существуют классы отходов, как и с кем предпринимателям заключать договоры на вывоз промышленных, строительных, медицинских и других видов отходов.

 

Владимир Головин, глава МО «Увинский район»:

– Считаю, что ментальность современного человека – неготовность платить за всё новое – является одним из барьеров в решении проблемы. Однако нужно понимать, что платежи, связанные с экологическими аспектами, сегодня уже – насущная необходимость. Да, очевидно, что новые тарифы могут не устраивать граждан, ИП, юридических лиц. Но, думаю, со временем, когда регион решит многочисленные вопросы с полигонами, инфраструктурой, новыми технологиями, ценовая политика будет варьироваться. Ведь сегодня тариф складывается с учётом множества тех самых нерешённых проблем, которые лежат «в плоскости» обращения с отходами. И вот что ещё считаю важным. Нужно активно применять современные технологии, строить мусоросортировочные объекты, внедрять вторичную переработку мусора. Планируем, что в этом году на Увинском полигоне по захоронению ТКО будет запущена мусоросортировочная станция. Проект обеспечит вычленение из мусора полезных фракций: стекла, пластика, бумаги, металлов, которые подлежат вторичной переработке. Отходы, не подлежащие переработке, будут отправляться на захоронение.

Михаил Балясников, президент МОО «Защита и развитие интересов МСП»:

– Всё предельно понятно. Если новая система обернётся повышенной нагрузкой на юрлица и ИП в плане документации, а главное – финансовой составляющей, это вызовет ещё больший резонанс. Пока все выжидают и оценивают, насколько изменения будут революционными. А сама по себе эта идея с экологическим уклоном верна. Чистота и благоустроенность – кто от этого откажется… Но только не нужно реализовывать благие инициативы за наши, как говорится, время и деньги. Задача тех, кто стоит у руля преобразований, – повернуть их в нужное русло. Без новых прессов, как это часто бывает, на бизнес.

Лариса Шауберт, операционный директор сети «Ижтрейдинг»:

– Бизнесу не оставили выбора. Ни в плане определения компании, с которой можно работать, ни в части «ценника» на услуги по вывозу ТБО. Всё решили за нас. Считаю, что такие кардинальные перемены должны обсуждаться со всеми заинтересованными сторонами. Нужно было собрать бизнес-сообщество задолго до внедрения новшеств, всё обсудить, собрать мнения, консолидировать информацию, сделать выводы. И только тогда приходить к какому-то решению. Но этого не произошло. А случилось так, как обычно, –бизнес просто принудили принять изменившиеся правила игры. И это опять походит на обычное выманивание денег у МСБ. И, кстати говоря, денег немалых. По нашим подсчётам, исходя из единого утверждённого тарифа, теперь мы будем платить за вывоз отходов практически в два раза больше. Считаю, что двукратное повышение стоимости услуг – это слишком резкий и очень неоправданный скачок. Много вопросов возникает к самой организации работы. При всём старании Регоператора демонстрировать прозрачность своей деятельности, открытость, готовность идти на диалог на деле мы не увидели этого. Очень сложно получить информацию в мобильном режиме, быстро связаться со структурой. Порой просто невозможно дозвониться до специалистов (вероятно, из-за их занятости, но это, извините, не оправдание). Регоператор, по моему мнению, оказался просто не готов к проведению договорной кампании. Первые документы мы получили лишь в начале февраля этого года. Причём поняли, что их придётся дорабатывать. То есть процесс опять затянется на неопределённое время. Посмотрите, как при этом система выстраивается в других регионах. Например, в Башкортостане, Пермском крае. Там нет резкого перехода на новую форму работы – всё отлаживается постепенно, последовательно, с необходимыми разъяснениями. Почему нельзя было пойти таким путём нашей республике? И вот что удручает в особенности. Раньше мы имели возможность заключать договор с любой организацией, осуществляющей вывоз отходов, чётко проговаривать все нюансы. Мы были заказчиками в полном смысле этого слова – диктовали правила, которые подходили именно нам. Если, допустим, не устраивал график вывоза ТКО, качество, прайсы, договаривались с компанией, либо просто заключали договор с другой организацией. Сейчас у нас нет такой возможности. Мы не являемся заказчиками в прежнем понимании – стали обычными подневольными, у которых никто ничего не спрашивает.

Сергей Нигматуллин, заместитель директора ресторана «Кама»:

– Логично, что мы как представители сферы общественного питания заинтересованы в том, чтобы обращение с отходами осуществлялось по грамотной схеме. Но пока не видим этой самой грамотности. Столкнулись со множеством проблем. Приведу только один пример. Представьте: 30 декабря прошлого года. Мы узнаём о том, что компания, с которой у нас заключён договор на вывоз мусора, не вошла в число тех, с кем будет работать Регоператор. Что в итоге: праздничные дни, отходы накапливаются, а вывозить их некому. Полный коллапс. Почему нас не предупредили о том, что могут возникнуть такие проблемы? Ответственному лицу нашей организации пришлось в экстренном порядке, буквально за полдня, найти новую компанию по вывозу ТБО. Многие проблемные вопросы не разрешены по сей день. Мы, как и положено, ещё под занавес прошлого года передали все необходимые документы Регоператору для начала работы по новой системе. Но до сих пор не получили обратной связи в виде окончательно утверждённой документации. Самое же интересное заключается в том, что мы не знаем, какие счета нам выставят, сколько придётся платить, во что нам обойдётся реформа. В целом сейчас находимся в полном неведении. Конечно, понимаем, что у соответствующих структур в переходный период много работы. Но, тем не менее, хотелось бы какой-то ясности. Особенно в финансовом плане.

Любовь Миронова, независимый эксперт:

– В СМИ много внимания уделяют переменам, которые касаются изменения системы оплаты за ТКО для населения. Но не менее интересны новации для бизнеса, юридических лиц. Несколько слов об общих изменениях правовой базы. Ужесточились экологические стандарты и требования документооборота. Даже терминология претерпела изменения: исчез термин ТБО, его место заняла аббревиатура ТКО (отходы нынче не бытовые, а коммунальные, но по-прежнему твёрдые). К категории ТКО относятся и отходы, образующиеся в процессе деятельности ИП и юрлиц, подобные по составу тем, что оставляют после себя физлица, проживая в своих жилищах и занимаясь процессами потребления.

Закон уточнил такие понятия, как «сбор» и «накопление» отходов. В частности, в определение сбора отныне не входит перевозка собранного мусора. Есть и другие нюансы, которые следует внимательно изучить. И внести соответствующие правки в лицензию и иную документацию компании. Иначе может получиться, что юрлицо занимается не своим делом, а значит, нарушает закон. Последствия понятны. А при возникновении вопросов лучше обратиться к разъяснительному письму Росприроднадзора от 24.05.2018.

Раньше у бизнеса была возможность несколько сэкономить, переведя производимый мусор из категории ТБО в «отходы от использования товаров». Отныне последняя формулировка уточнена, и к данной категории отнесены даже товары, у коих частично повреждена упаковка. То есть вместо экономии, скажем, торговое предприятие может получить немалый убыток. Ранее подобные слегка «помятые» товары подвергали уценке и реализации. Теперь торгинспекция, углядев брак, может предписать их признать ОИТ. Со всеми вытекающими…

От местной власти требуется контроль за деятельностью Регионального оператора, составление чётких схем размещения контейнерных площадок и прочая координирующая работа. Наверняка для составления подобных схем запрашиваются соответствующие документы от юрлиц.

Можно было бы посчитать оптимистичной новость об освобождении предпринимателей от НВОС (негативное влияние на окружающую среду). Теперь эта плата в бюджет стала обязанностью Регоператора. Но, естественно, эти траты тот обязательно вложит в расчёт тарифов, и круг снова замыкается… на бизнесе.

Остаётся добавить: при выявлении нарушений, повлекших загрязнение окружающей среды производителем товаров, придётся платить ещё и экологический сбор. К таким нарушениям будут относиться любые несоблюдения нормативов, предписывающих алгоритм утилизации упаковки либо самих испорченных товаров.

Обязанность содержания контейнерных площадок, где собирается мусор, лежит на собственниках соответствующих земельных участков. И теперь они должны быть оборудованы контейнерами, позволяющими разделять мусор по категориям. В Удмуртии раздельный сбор практикуется уже с 2014 года, сделано в этом плане немало.

С начала этого года на каждой такой площадке должен стоять отдельный контейнер для стекла и пластика, а со следующего, 2020 года, к ним требуется добавить также ёмкость для бумаги и картона.

Юрлицам стоит обратить внимание на уточнённое толкование понятия «накопление» отходов. По новой редакции закона это складирование их не более чем в течение 11 месяцев. Дальше требуется решать вопрос с утилизацией.

Теперь – о проектах НООЛР (нормативы образования отходов и лимиты на их размещение). Что изменилось с января 2019 года? Ранее обязанность по разработке проектов нормативов образования отходов, равно как и лимитов на размещение оных, вменялась крупным предприятиям. Малый и средний бизнес «ограничивались» сдачей отчётности в этой части. С января нынешнего года неважно, насколько крупное ваше предприятие. Федеральный закон № 219, где зафиксированы корректировки в ФЗ «Об охране окружающей среды» и ряде других законодательных актов, «привязывает» нормативы по отходам исключительно к категориям предприятий. То есть к тому, насколько весома их нагрузка на окружающую среду: значительная, умеренная, незначительная либо минимальная.

Исходя из этого базисного положения, теперь лишь предприятия и ИП, объекты которых относятся к I и II категориям, по-прежнему обязаны заниматься разработкой данных нормативов и лимитов. От предприятий и организаций категории III требуется соответствующая отчётность. Наконец, для объектов, отнесённых к категории IV, вообще не требуется никаких отчётов.

По поводу деклараций о воздействии на среду: информация в таком формате требуется лишь с предприятий категории II.

Как быть, если у одной фирмы несколько объектов и они относятся к разным категориям? Очень «просто»: на каждый объект готовить документацию, соответствующую его категорийному «статусу».