Полная история символа Ижевска – «башни» главного корпуса Ижевского оружейного завода

Его строительство началось 210 лет назад, в 1808 году. Тогда, вслед за основанием Ижевского оружейного завода, новый город-завод стал обретать свой символ. С тех пор «башня» прошла через многое – огонь, воду и «медные трубы» революции, но всегда оставалась незыблемым символом Ижевска… Каким войдет в ее историю и историю города 2018 год – годом краха этого символа или очередного его восстановления, пока неизвестно…

ЧП

3 июля в центре Ижевска произошло небольшое по меркам специалистов возгорание, пламя которого, тем не менее, всколыхнуло местную общественность, всех, кому дорога история города. Случилось то, чего, вроде бы, и ждали те, кто много лет предупреждал о состоянии «башни» — но случилось все же, как и всегда в таких случаях, внезапно: Ижевск лишился своего символа.

Сводка пресс-службы Главного управления МЧС России по Удмуртии:

Сообщение о загорании на башне главного оружейного административного корпуса поступило сегодня в 13 часов 56 минут местного времени. К прибытию первых пожарно-спасательных подразделений горела верхняя конструкция башни – это металлический шпиль, обшитый деревом, высотой 10 м.

В 14.54 произошло обрушение шпиля. Благодаря слаженным действиям пожарно-спасательных подразделений при тушении пожара на высоте 51 метр спасен объект культурного наследия. Конструкции здания не повреждены. В результате обрушения погибших, пострадавших нет.

В 15.08 ликвидировано открытое горение.

Площадь пожара составила 15 кв. метров.

Предварительная причина пожара – неосторожное обращение с огнем неустановленных лиц, к башне имелся свободный доступ.

Всего в тушении пожара участвовало 6 единиц пожарно-спасательной техники, 19 человек личного состава.

Позже выяснилось, что причиной пожара стали все-таки не действия проникших на башню хулиганов, а «тополиный пух, жара, июль»: от нагревания на солнце металлических конструкций корпуса могло произойти возгорание лежащего на них пуха…

Как мы расскажем ниже, главному корпусу не первый раз достается от огня. В первый раз ему «повезло», он возродился.

Наверное, это слово здесь неуместно, но в этом пожаре «башне» тоже все-таки еще повезло. По мнению специалистов агентства по государственной охране объектов культурного наследия Удмуртской Республики, вышедших на территорию корпуса через день после пожара, кроме падения шпиля, здание практически не получило повреждений. А с учетом возраста и известного всем состояния корпуса, страшно представить, что мог натворить в нем огонь и не менее опасная при пожаре вода из брандспойтов. Но пожарные Удмуртии сработали четко. Сохранился уникальный часовой механизм, колокола, чугунная лестница.

Пострадал только 10-метровый шпиль. За считанные минуты до окончания тушения он упал с южной стороны от башни. При ударе об землю шпиль разлетелся на части – груды железа, дерева и металлических листов.

18 июля сотрудники МЧС демонтировали остатки шпиля, которые были укрыты в помещение. С башни сняли и 8 колоколов. Подготовительные исследования, предваряющие этап научной реставрации памятника архитектуры, покажут, какие из них могут быть возвращены на место, а какие помещены в музей. Музей Ижевска, кстати, намеревается забрать в свою экспозицию и обломки шпиля, ведь это – тоже часть истории города, пусть и грустной.

История «башни» — это действительно и история Ижевска, и оружейного завода (ныне концерн «Калашников»), и – шире – оружейная история России.

Памятник великой победы

Главный корпус оружейного завода (официально – «Главный корпус оружейного завода», 1808-1815 гг., 1834-1843 гг.) – здание уникальное, как по изначальному замыслу первых создателей, так и по своей хронологической «многослойности»: здание строилось и перестраивалось в течение трех десятков лет, но все же сохранило свой первоначальный облик.

Ижевский оружейный завод был создан, как известно, в связи с наполеоновскими войнами, которые Россия вела на протяжении первых полутора десятков лет XIX века. Он стал третьим в стране предприятием по производству стрелкового оружия. И главное заводское здание, корпус с башней, в итоге явилось памятником победы русских людей в этой по-настоящему народной войне.

Главный корпус стал детищем двух гениальных людей – основателя завода Андрея Федоровича Дерябина (1770-1820) и архитектора Семена Емельяновича Дудина (1779-1825).

Его проект Дерябин создал летом 1800 года, когда ему еще только было поручено строительство нового оружейного завод и даже не было ясности, где именно этот завод должен располагаться. Идея Андрея Федоровича была революционной: вертикально разместить всю технологическую цепочку создания оружия в одном здании. В первом оружейном заводе России, Тульском, она исторически сформировалась как «горизонтальная» и переделы были разбросаны по разным зданиям. К концентрации производства в одном корпусе это предприятие придет более чем на полвека позже создания Ижевского завода.

Параллельно с Дерябиным, над учебным эскизным проектом абстрактного «оружейного завода с арсеналом» работал по заданию своего учителя Андреяна Дмитриевича Захарова (1761-1811) и молодой архитектор Семен Дудин, находясь на стажировке в Италии. Прокатившиеся по Европе наполеоновские войны не могли не оказать влияние на его творчество, тем более что одновременно он работал «памятником отличившимся на войне героям», а на Родину вернулся в дни первых боев русской армии с Наполеоном.

Таким образом, наполеоновские войны, став причиной создания нового завода, определили и облик его главного корпуса. Концентрация всех технологических переделов в одном здании должна была в конечном итоге увеличить скорость выпуска оружия, так необходимого в годы постоянных военных действий (а в 1800-е Россия воевала не только с наполеоновской Европой, но и Персией и Турцией). Патриотический, возвышенный, героический и даже мемориальный характер архитектуры главного корпуса – это, безусловно, тоже влияние той войны.

Так на Иже появилось одно из первых в России и первое на Урале многоэтажное промышленное здание, вобравшее в себя полный технологический цикл производства оружия по вертикали – от грубых операций внизу до наиболее тонких на верхних этажах.

Уже в «привязке на местности» чертежи Семен Емельянович делал с марта 1807 года, когда был направлен на строительства завода. Помогали ему десяток командированных сюда же «архитектурных механикусов».

Само строительство началось весной 1808 года и велось практически безостановочно. Функционировать главный корпус начал в памятном для России 1812 году. Летом был завершен восточный трехэтажный флигель с одноэтажным переходом, в котором разместилась сверлильная мастерская. Начинает готовиться площадка под западный флигель. И все это – несмотря на жесткий запрет каменного строительства по всей России. Но стране очень нужно было оружие.

В 1815 году, после триумфальной победы русского оружия в Отечественной войне и заграничных походах, вклад в которую внесли и ижевские оружейники, сооружена многоярусная 50-метровая башня.

Свое влияние на нее оказали и уральские горнозаводские традиции, сложившиеся еще во времена пугачевского восстания: каждый завод на Урале должен был быть еще и крепостью – соответственно с дозорной башней.

И конечно, стилистически здание похоже на питерское Адмиралтейство, к перестройке которого примерно в то же время приступил учитель Дудина Захаров. Похоже в первую очередь «шпилем» – хотя на самом деле на Иже это дорическая триумфальная колонна, созданная в честь победы над Наполеоном. И в этом – еще одна уникальность ижевской башни: колонны, как известно, по архитектурным канонам должны что-то подпирать.

В 1816 году у подножья этой колонны было выложено кольцо созданных из отборного дуба мастером московской цеховой управы Алексеем Канцыревым с учениками «триумфальных арматур». «Арматура» в архитектуре – это декоративные элементы в виде изображений вооружений и военного снаряжения, чаще всего — трофейных. Размещались они на триумфальных воротах или у гербов, тем самым подчеркивая победы их обладателей. Гербы были и на ижевской башне – четыре секции с щитами, на которых вырезан вензель императора-победителя Александра I, и короны над ними.

Между секциями расположили по восемь античных боевых доспехов со шлемами, склоненных знамен, штандартов с орлами, барабанов, пушек и перекрестья из боевых труб. На колонне корпуса был установлен двуглавый орел, тоже из отборного дуба. Сама колонна обита белой жестью.

Полностью строительство и оборудование центральной части корпуса были завершены в 1821 году. После этого были начаты фундаменты и стены западного флигеля, который долгое время оставался недостроенным.

В 1820-1827 годах этот корпус – еще и арсенал: здесь складировалось произведенное оружие, пока для него не было отстроено всем известное ныне здание.

Из журнала «Вестник Европы», 1817 г.:

«Главный, еще неоконченный четырехэтажный корпус, составляющий центр всей фасады, имеет в длину 53, а в вышину, вместе с куполом и высокою на нем башнею, простирается до 32 сажень. По бокам его находятся два невысокие, каждый в 22 сажени длиною, флигеля, из коих к лежащему на правой стороне примыкает трехэтажное строение. Точно такой же величины здание выстроится и по левую сторону, чем и заключается целая фасада, которая следовательно будет иметь в длину 163 сажени.

Все сии здания назначены для вмещения мастерств оружейного завода. В некоторых из них производится уже и ныне работа; ибо в них помещены сверильная, точильная и полировальная машины, винторезные и шустовые станки, ложевое, приборное и приладное мастерства.

Позади сего здания находятся кузницы, литейная и магазины».

Первое возрождение

Злоключения преследовали главный корпус с самого его создания. Его проблемы, можно сказать, были заложены вместе с его фундаментом. Давало о себе знать то, что здание построено на засыпанном шлаком болоте около водоема. К тому же, выкладывали фундамент в морозы, и уже чуть больше года спустя, летом 1809 года, его центральная часть была признана негодной, и ее пришлось ломать.

Примерно тогда же новый командир завода Вильгельм Яковлевич Шейдеман принял поистине роковое для здания решение провести водоотводный канал вплотную к южной линии фундамента. Просачиваясь, вода десятилетиями размывала грунт, из-за чего корпус впоследствии просел и накренился.

Уже в 1990-е был выявлен еще один, разрушительный в перспективе, огрех строителей: для забутовки использовался кирпич-сырец, из-за чего в глубине стен появились влажные глинистые массы.

Пагубным для корпуса оказалось и само его предназначение как производственного здания: сказывалась постоянная вибрация работающего оборудования.

Но это было проблемами отложенными. Первый серьезный, ощутимый удар корпус получил в 1834 году.

Ночью 14 марта в здании начался страшный пожар. Возгорание произошло от раскаленной трубы паятельного горна, проведенной между деревянными потолком и полом. Буквально через час пламя охватило весь центральный 4-этажный корпус.

«Полы с потолками и балками во всех четырех этажах сгорели, железная крыша с деревянными стропилами уничтожена, оконные переплёты с дверями и закладными рамами сгорели, железные полосы под смычками окон от жару выгнулись», — эти строки из журнала следственной комиссии дают представление о случившейся катастрофе. После пожара оказалось, что корпус отклонился от оси на юг уже на 17 см.

Интересно, кстати, что в июне того же 1834 года от сильного пожара пострадал и Тульский оружейный завод. Но следствие ни в том, ни в другом происшествии не нашло злого умысла. Впрочем, вспомним произошедшие буквально один за другим взрывы на артиллерийских арсеналах в недавнем прошлом…

Восстановление корпуса заняло 3 года. Производство на этот период было из него выведено. Не случайно после этого на фризе под башней появилась надпись: «Ижевский оружейный завод. Основан – 1807. Возобновлен – 1837».

Орел и арматура были воссозданы осенью 1836 года. Более того, их обили червонным золотом. Орел с 2-метровым размахом крыльев также был раскрашен казанским мещанином-иконописцем А.И. Самотохиным. Новый орел немного отличался от предшественника: он был уже «николаевский», как и на изменившемся при Николае I гербе империи. На располагавшемся на груди орла щите, обращенном к плотине, был изображен святой Георгий Победоносец, поражающий дракона, на втором щите, обращенном к заводу, — вензель «Н», в честь царствующего монарха. На парапете под башней были размещены лепные «гении» славы с победными гирляндами и венками. Над аттиками флигелей также размешались арматуры с рыцарскими латами, шпагами и щитами, но размером поменьше.

Сама колонна, судя по отчетам, в замене после этого пожара не нуждалась.

Осенью 1837 года работы по восстановлению корпуса были завершены. Чтобы оградить завод от подобных ЧП в будущем, специалисты рекомендовали, наряду с чисто противопожарными мерами, сделать с плотины мост на третий этаж корпуса с башней – для облегчения прохода в здание и в качестве северного контрфорса. Этот мост появился в 1838 году – ижевчане его знают просто как пространство перед входом в корпус с башней. По мнению современных специалистов, появление этого контрфорса тоже повлияло на то, что здание клонится на юг.

«Заводская башня» это еще и символ, связывающий Ижевск с династией Романовых. За дореволюционную историю завода здесь побывали два императора и два великих князя, один из которых, генерал-инспектор артиллерии Сергей Михайлович, был расстрелян в тот же день, что и Николай II.

Кроме того, представитель этой династии, император Николай I, стал одним из «соавторов» корпуса с башней, дав этому зданию вторую жизнь, определив его облик.

Дело в том, что после пожара 1834 года, вызвавшего остановку производства, у специалистов было несколько вариантов реконструкции корпуса с башней, один из них даже подразумевал снос двух верхних этажей. Однако в итоге здание сохранилось в изначальном виде. Решение об этом принял сам император.

15 августа 1834 года он, «рассмотрев сии проекты, изволил отдать предпочтение тому, по которому предполагается возвести погоревшее здание в прежнем виде с добавлением нового флигеля» (речь о западном, еще не достроенном к тому времени). Спустя 7 лет он вернулся к судьбе корпуса, повелев переделать проект фасада западного флигеля в духе позднего классицизма и так же перестроить восточный флигель.

К февралю 1839 года механик Фридрих Плате и мастер Христиан Шиотц с помощью мастеровых восстановили заводские часы, а елабужские бронзолитейщики – колокола, на которые были нанесены изображения Иисуса Христа, Богоматери, святого Николая и молитвенные обращения к ним. Они звонили мелодию «Боже, царя храни», позже – «Коль славен наш Господь в Сионе», став первыми на территории нынешней Удмуртии курантами.

В 1843 году был достроен и западный флигель корпуса. В 1844 году для симметрии с ним был несколько реконструирован восточный флигель. Строительство корпуса в том виде, в каком мы его знаем, было в целом завершено.

Очередная серьезная перестройка здания происходит только спустя три десятка лет. В 1872 году арендатор завода Петр Александрович Бильдерлинг (1844-1900) для интенсификации работ в корпусе решил сделать его светлее и для этого распорядился переделать 140 окон из горизонтальных в дугообразные. Летом следующего года из-за дефицита площадей над обоими переходами главного корпуса надстроили вторые этажи. Отмечалось, что при этом была «исполнена весьма интересная работа подъема всей крыши на надлежащую высоту». На рубеже 1920-х – 1930-х годов они были заменены на новые цеха.

Центр завода, центр культуры

В середине XIX века, «башня» становится частью местного материального воплощения оформившейся при императоре Николае I государственной идеологии — «Православие. Самодержавие. Народность», или проще – «За веру, царя и Отечество!» Став первым ижевским символом, она позже оказалась на одной градостроительной оси с двумя другими.

«Православие» здесь олицетворял построенный в 1823 году Александро-Невский собор.

«Самодержавие» — самый «молодой» из этих символов Михайловская колонна. Она была открыта в 1852 году в честь скончавшегося тремя годами ранее брата императора великого князя Михаила Павловича, бывшего генерал-фельдцейхместером, то есть главным начальником артиллерии. А именно к артиллерийскому ведомству относились оружейные заводы.

И наконец «Народность» («Отечество») – это была «башня». И потому, что именно в ней работали оружейники, и потому, что это был действительно «народный», узнаваемый символ Ижевского завода. К тому времени этот корпус давно и прочно воспринимается как центр завода и заводского селения.

В 1870 году здесь открывается Ижевская оружейная школа. В 1887 году в главном корпусе в честь приезда высоких гостей – генерал-фельдцейхмейстера великого князя Михаила Николаевича и его сына Сергея – был открыт «заводской музеум». В начале 1900-х здесь появляется «зал народных увеселений», с заводским театром, библиотекой и музыкальной школой.

В 1912 году, в честь 100-летия Отечественной войны, на башне были установлены иллюминированные вензеля Александра I.

Именитые гости

В разное время под сенью «башни» побывали многие известные в стране люди.

Первым – и самым важным из всех – стал император Александр I (1777-1825), который в свое время и «дал добро» на строительство оружейного завода на Иже. Нам сейчас сложно даже близко представить, кем и чем был император России в те годы для простых людей – практически сакральная фигура, хозяин земли Русской, «отец родной», которого боготворили.

Александр пробыл в Ижевском заводе два дня – 4-5 октября 1824 года. Производство он посетил 5 октября. Император спустился с плотины в мастерские главного корпуса и осматривал их в течение 4 часов. Здесь он даже дважды ударил по завариваемому стволу. В числе свиты императора завод посетил также последний полный георгиевский кавалер, начальник его главного штаба Иван Иванович Дибич (1785-1831).

21-22 мая 1837 года Ижевский завод посетил племянник Александра I цесаревич великий князь Александр Николаевич (будущий император Александр II; 1818-1881). 22 мая он также ковал здесь уже два ствола и два штыка. «Большой 3-этаж. корпус, сгоревший в 1834 г., еще не совсем возобновлен, — писал наследник престола отцу, грозному императору Николаю I, — и посему теперь вырабатывают ежегодно 30 т ружей и после окончания оного будет до 50 т. Все машины приводятся в движение водою из резервуара, имеющего 20 верст в окружности».

Вместе с Александром на Иже побывал его наставник, поэт Василий Андреевич Жуковский (1783-1852), который оставил карандашный набросок корпуса с башней.

3 сентября 1845 года завод посетил зять Николая I, президент Академии художеств, главноуправляющий Института корпуса горных инженеров герцог Максимилиан Лейхтенбергский (1817-1852). Он тоже «ковал» здесь оружие.

В 1870-е годы завод не только посещал, но и был его соарендатором человек с мировым именем – Людвиг Эммануилович Нобель (1831-1888), старший брат создателя престижнейшей в мире премии. Людвиг Нобель участвовал в техническом перевооружении производства, в частности – перестройке главного корпуса. В покупке нового оборудования, то есть оснащении этого корпуса, участвовал и его младший брат Альфред Нобель (1833-1896), хотя сам, конечно, здесь не бывал.

Чтобы оценить итоги аренды, на Иж в 1882 году был командирован сотрудник Тульского оружейного завода Сергей Иванович Мосин (1849-1902).

21-22 июня 1887 года на Иже побывал младший сын императора Николая I — генерал-фельдцейхмейстер великий князь Михаил Николаевич (1832-1909) и его сын Сергей Михайлович (1869-1918). Именно к их визиту в главном корпусе был организован «заводской музеум».

Не оставался главный корпус без внимания руководителей и после революции. Так, 27 ноября 1924 года на заводе выступал председатель ВЦИК Михаил Иванович Калинин (1875-1946).

В годы Великой Отечественной сюда приезжал знакомиться с производством маршал Климент Ефремович Ворошилов (1881-1969).

«Под башней» в разные годы работали многие известные люди. В 1917-1918 – будущий маршал авиации Федор Яковлевич Фалалеев (1899-1955), в 1919-1921 – выдающийся оружейник Федор Васильевич Токарев (1871-1968), здесь его, правда, чуть не расстреляли. В 1930-х годах на Иже работал другой известный оружейник Сергей Гаврилович Симонов (1894-1986), а в годы Великой Отечественной – конструкторы Василий Алексеевич Дегтярев (1880-1949), Борис Гаврилович Шпитальный (1902-1972), Михаил Евгеньевич Березин (1906-1950), Александр Эммануилович Нудельман (1912-1996), Александр Степанович Суранов (1913-?).

После войны «под башней» не раз бывали по рабочим вопросам и самые известные ижевские оружейники – Евгений Федорович Драгунов (1920-1991), Геннадий Николаевич Никонов (1950-2003) и, конечно, Михаил Тимофеевич Калашников (1919-2013).

Новые ЧП

Такого разрушительного происшествия, как пожар 1834 года, «башне», к счастью, удавалось избежать, но без меньших невзгод ее жизнь не обходилась.

В ноябре 1886 года на плотине произошла авария. Струя размером около 7,5 кв. м направилась на один из 3-этажных флигелей главного корпуса. С потоком воды удалось справиться, приостановив напор и забросав место порыва землей и набитыми глиной кулями.

В 1898 году произошло новое ЧП. Точнее, ничего не произошло – но инженеры установили, что центральный корпус с «башней» близок к обрушению. Отклонения отвесов на южном фасаде уже превышали 30 см. В дверных перемычках четвертого этажа обнаружили трещины. Пришлось срочно выводить производство с верхнего этажа, выпускать воду из баков на чердаке, чтобы снизить нагрузку. Была начата обкладка бетоном фундамента южной стороны центральной части корпуса.

Обсуждался даже вопрос сноса либо самой башни и двух верхних этажей корпуса. Он, к счастью, не был решен положительно. Но вот «зал народных увеселений» появился под башней не от хорошей жизни: два верхних этажа нельзя было использовать под производство, поэтому их отдали под культуру.

Больших работ в корпусе в начале XX века больше не проводили. Так как ждали, что на эти работы придут государственные деньги: военное министерство планировало масштабную реконструкцию оружейных заводов, в том числе Ижевского. Заводские власти намеревались построить новые здания, в которые могло быть выведено производство из главного корпуса, и средства уже начали было поступать… но вмешалась Первая мировая война, а затем и революция.

В начале XX века завод готовился к масштабной реконструкции. В частности, предполагалось строительство новых зданий под мастерские, что могло до некоторой степени разгрузить и Главный корпус. Однако намеченные планы не удалось выполнить даже близко: сначала помешала Первая мировая война, затем революция.

Досталось «башне» и в годы революции и Гражданской войны, когда Ижевский завод несколько раз захватывали то одни силы, то другие. Отступающая сторона каждый раз старалась по максимуму вывезти или испортить оборудование, чтобы не досталось врагу. Как символ смены власти, орла с башни то скидывали, меняя на «Пролетарский Штандарт», то устанавливали вновь. После того, как скинули во второй раз, утопили его в пруду, и судьба его до сих пор не дает покоя некоторым искателям сокровищ.

Советские перестройки

Но главный корпус продолжал оставаться памятником победы и для новой власти – ее победы, которая, как известно, ковалась в том числе и руками пролетариев. Значение «башни» не уменьшалось. Так, в 1936 году на ней была организована праздничная иллюминация с 2 тысячами электроламп.

В 1929-1930 годах, в пору индустриализации, вместо устроенных в 1873 году 2-этажных переходов построили новые 3-этажные цеха в формах конструктивизма. В новом стиле перестроен и западный флигель, восточный лишен декора в память Отечественной войны 1812 года.

Другие работы, выполнявшиеся на этом корпусе в советское время, были в основном уже связаны с мерами по его сохранению.

В 1943 году – в военное время! – отреставрированы шестерни башенных часов. В конце 1940-х – начале 1950-х разобрана проржавевшая арматура на башне – но не убрана полностью, а заменена полосой гофрированной жести.

А в 1967 году работники Ижевского машиностроительного завода воссоздали арматуру по прежним фрагментам – понятно, что без корон над щитами, и не стали восстанавливать окраску. Заменена была и обшивка колонны на башне.

Подготовка к масштабным работам на здании началась в середине 1980-х. Завод «Ижмаш» вел ее в рамках разработанной им концепции поэтапной реконструкции архитектурно-планировочной структуры своей основной площадки. Вариантов развития главного корпуса было предложено пять. Все они были схожи в том, что на территории здания предлагалось организовать промышленный парк с выставочным залом, учебным комбинатом и музеем. Реализации планов помешала Перестройка.

Последние работы

Несмотря на ухудшение ситуации в стране, тогдашний собственник ижевского символа завод «Ижмаш» продолжал работы по его сохранению.

В 1991-1993 годах предприятие наняло несколько проектных организаций, которые провели обследование состояния фундамента и несущих конструкций здания. Было выявлено прогрессирующее разрушение кирпичной кладки стен первого этажа, аварийное состояние кровли. Просачивающаяся из водоотводного канала вода размывала грунт около фундамента, в результате с юга (с противоположной стороны от плотины) стена начала проседать и корпус накренился на 1 м 18 см.

Чтобы остановить «падение» корпуса, в 1992-1996 годах специализированные организации провели укрепление и усиление его фундаментов по итальянской технологии. По всему периметру наружных стен и под колоннами были пропущены 450 штырей, обеспечивших устойчивость корпуса. Проведена также горизонтальная гидроизоляция фундамента, устроен водоотводный канал. Все это позволило достичь стабилизации осадок здания, но полностью их прекратить не удалось.

Поворотным в истории городского символа стал 1995 год. «Ижмашу» удалось добиться включения главного корпуса оружейного завода в перечень объектов исторического и культурного наследия федерального значения. По логике, это серьезный «плюс», ведь здание оказалось под охраной государства. Но на практике это обернулось тем, что корпус стало труднее восстанавливать. С этого времени завод не мог сам проводить здесь никаких работ – только специализированные организации, имеющие лицензию на работу с федеральными памятниками культуры. Понятно, что эта лицензия серьезно увеличивала стоимость услуг. Необходимость согласования работ  федеральными инстанциями не могла не привести и к увеличению бюрократии.

В 1997 году из корпуса были окончательно выведены все производственные цеха, остались только офисные помещения. Это было сделано для того, чтобы здание не страдало от вибрации от работающего оборудования.

В середине 2000-х годов при активном участии президента Удмуртии Александра Волкова «Ижмашу» удалось добиться включения восстановительных работ главного корпуса в Федеральную целевую программу «Культура России» на 2005-2009 годы. Предусматривалось равное софинансирование работ. Уже в 2005 году «Ижмаш» оплатил научно-проектную документацию на реставрацию корпуса, а федеральный бюджет — аварийно-восстановительные работы на чердаке.

В 2006-2008 годах проведены ремонтно-восстановительные работы на кровле, заменены строительные фермы, обрешетка, восстановлена кирпичная кладка наружных стен на уровне чердака. В основном это было сделано на средства федерального бюджета, но вкладывалась и республика, средства были также привлечены из внебюджетных источников.

В 2007 году в рамках подготовки к празднованию 200-летия ижевского оружия был проведен косметический ремонт северного (обращенного к пруду) фасада здания, расчищены четыре корпуса для подготовки к их реставрации.

Все изменил 2008 год, когда появились изменения в законодательстве, согласно которым бюджет РФ может финансировать реставрацию только тех памятников, которые находятся в федеральной собственности. Из-за этого были остановлены даже начатые работы, реконструкцию кровли завершить не удалось.

Последние попытки

В 2012 году «Ижмаш» передал корпус в федеральную собственность, теперь он находится в ведении Росимущества. Однако федеральные деньги на его восстановление поступать не спешили.

Осенью 2013 года власти Ижевска заявляли, что намерены сделать главный корпус частью музейного квартала и разместить в нем интерактивный музей. При этом городская администрация признавала, что на эти цели потребуется не менее 4 млрд руб. Сообщалось, что тогда у музея уже были потенциальные инвесторы – арендаторы бывших ижмашевских площадей.

В ноябре того же года тогдашний глава администрации Ижевска Денис Агашин писал в своем блоге, что республика ведет переговоры по передаче комплекса зданий в свою собственность. «На площадях главного корпуса могли бы разместиться музейные экспозиции об истории города, технопарки, коворкинги для людей творческих и технических профессий. Территория вокруг здания — это в перспективе — прогулочная зона с выходом к реке Иж. Здесь могли бы разместиться зоны отдыха, кафе, магазинчики, пешеходные дорожки, арт-объекты», — отмечал он.

Чтобы сдвинуть дело с мертвой точки, власти республики в 2015 году включили работы по реставрации главного корпуса в план мероприятий по празднованию 100-летия со дня рождения Михаила Тимофеевича Калашникова. Не секрет, что регионы постоянно пользовались праздничными поводами, чтобы улучшить инфраструктуру за федеральный счет.

По словам министра промышленности и торговли Удмуртии Олега Радионова, на территории корпуса планировалось расположить уже технопарк и экспоцентр. Причем он подчеркивал, что до юбилея получится только восстановить здание. Министр культуры и туризма Владимир Соловьев в ноябре 2015 года отмечал, что Удмуртии удалось получить в этом поддержку Совета Федерации.

В январе 2016 года тогдашний премьер-министр региона Виктор Савельев заявлял, что созданию в главном корпусе экспоцентра мешает «очень неудобная транспортная логистика», а отдавать его под технопарк – «тоже не совсем правильно». По его словам, республиканские власти планируют обсудить вопрос развития этого здания с общественностью.

Согласно планам республики, всего на реставрацию предполагалось получить более 2,5 млрд руб. На первом этапе планировалось в 2017 году разработать научно-проектную документацию по сохранению объекта – их стоимость обошлась бы в 37,5 млн руб. На втором – провести собственно реставрационные работы, они оценивались ровно в 2,5 млрд руб. и должны были быть проведены в 2018-2019 годах. Стоимость ремонта центрального корпуса (с башней) была оценена в 600 млн руб.

2015-2016 годы стали вообще временем больших надежд в деле реставрации главного корпуса. Казалось, кроме федеральных денег вот-вот начнут поступать и частные. В августе 2016-го агентство инвестразвития Удмуртии сообщало о появлении частных инвесторов, готовых вложить до 10 млрд руб. в реализацию на освобождаемых площадях «Ижмаша» и «Ижстали» проекта «Ижевский завод». Всего на проект требовалось порядка 25 млрд руб. На этих площадях планировалось разместить промпарк, IT-парк, научный центр и «культурный квартал» с «Рабочей слободой», а в главном корпусе создать Музей индустриального наследия. Срок реализации проекта устанавливался в 5 лет, окупиться он должен был в течение 7 лет.

Что дальше?

Однако новой информации об этих инвесторах после этого не появлялось. Вскоре стало понятно, что не стоит надеяться и на федеральные деньги. В январе 2017 года Удмуртию посетил министр культуры Владимир Мединский, который, по словам регионального профильного министра Владимира Соловьева, не поддержал планы республики по ремонту корпуса, а предложил сдать его инвесторам за рубль. При этом Соловьев отмечал, что федеральный министр разрешил оставить в плане празднования юбилея Калашникова работы по частичному восстановлению здания.

По планам удмуртских властей, всего на празднование юбилея Калашникова необходимо было более 21 млрд руб. Но позднее стало понятно, что Федерация не поддержит выделение такого объема средств. И вот уже в мае 2017 года врио главы республики Александр Бречалов заявлял, что ремонт ряда объектов – в частности, аэропорта – исключен из плана подготовки к юбилею. При этом он подчеркивал, что ремонт набережной пруда и главного корпуса оружейного завода в плане остаются. Однако на встрече с журналистами в начале июля этого года, уже после пожара, Бречалов четко дал понять: денег на ремонт «башни» у региона нет.

Глава Удмуртии сообщал, что к территории за Главным корпусом проявляют интерес «очень крупные предприниматели», которые рассматривают возможность организовать там экспоцентр, но отмечал, что «пока экономика «не летит», потому что по части больших мероприятий Ижевск пока уступает соседним Казани и Уфе. Сложность, по его словам, также и в том, что у этих участков несколько владельцев.

При этом Бречалов сообщал, что сам Главный корпус инвесторам не очень интересен: «Это огромные средства на реставрацию, на его поддержание, там люди вряд ли чем-то заработают. А вот на тех площадях, которые на этой территории, за ним находятся, там возможна уже какая-то монетизация проектов».

Глава Удмуртии отметил также, что есть надежда на нормализацию ситуации с бюджетом в 2020 году, и в этом случае республика могла бы привлечь для ремонта здания 3-4 млрд руб. кредитных средств. «Но это пока вот мечты», — также добавил он.

Пока же, по данным агентства по государственной охране объектов культурного наследия Удмуртской Республики, первоочередные работы по «башне» оцениваются в порядка 190 млн руб. – это разработка проектно-сметной документации (те же 37,5 млн руб.) и противоаварийные работы (около 150 млн руб.).

Необходимо также решить вопрос с охраной территории. Корпус страдает от незваных гостей не в первый раз. Так, в сентябре прошлого года в башню проникли подростки и украли колокол. Известно об этом стало только когда в полицию обратился владелец антикварной лавки, которому этот колокол пытались продать. В настоящее время агентство по государственной охране объектов культурного наследия Удмуртской Республики требует от Росимущества, чтобы меры по охране территории были приняты к сентябрю.

Пока же к делу спасения символа города активно подключилась общественность. Многие восприняли это действительно как вызов нашему поколению ижевчан. Удастся ли победить – конечно же, неизвестно. Но то, что вызов принят, — уже многое говорит о жителях города.

Объемы работ

Как уже не раз сообщали власти, на восстановление всего Главного корпуса требуется 2,5 млрд руб., из них – 600 млн на центральный корпус. Еще не менее 2 млрд руб. – на работы на прилегающей территории.

Как известно, «башня»- это лишь «верхняя часть айсберга». Здание состоит из 6 корпусов – одного 4-этажного и пяти 3-этажных. По данным на начало 2010-х годов, в них требовалось провести следующий объем работ.

Корпус №1. То здание, которое, собственно, видят люди и которое считается «башней», официально называется корпусом №1. Это 4-этажное производственное здание общей площадью 5989,2 кв. м. Два этажа – это только видимая часть, еще два находятся ниже уровня плотины. Дверь в здании – это дверь на третий этаж, а пространство перед ней – вообще-то мост, которому в этом году исполняется 180 лет.

В корпусе необходим полный комплекс ремонтно-реставрационных работ — это замена кровли, ферм, реставрация фасадов с ремонтом кирпичной кладки, замена оконных блоков, реставрация самой башни, межэтажных и чердачного перекрытий.

Корпус №2. 3-этажное производственное здание общей площадью 2806,2 кв. м. Необходимо провести горизонтальную гидроизоляцию стен, замену кровли, реставрацию фасадов с ремонтом кирпичной кладки, замену оконных блоков, межэтажных и чердачного перекрытий.

Корпус №3. 3-этажное производственное здание общей площадью 2257,2 кв. м. Требуется горизонтальная гидроизоляция стен, замена кровли, реставрация фасадов, замена оконных блоков.

Корпус №4. 3-этажное производственное здание общей площадью 2306,2 кв. м. Такие же работы.

Корпус №5. 3-этажное производственное здание общей площадью 3034 кв. м. Такие же работы.

Корпус №6. 3-этажное производственное здание общей площадью 4651 кв. м. Такие же работы.

Читайте также: