Охота пуще неволи?

Когда-то я для себя определил: у меня будет два способа отвлекаться от работы – футбол и охота. На футболе всё подчинено игре, вообще ни о чём другом не думаешь. А на охоте есть место мыслям. Главное – чтобы мысли были не о работе.

 

А утки уже…

Охотиться я начал очень рано. Ну не сказать, что сразу взял и стал охотником. Просто у нас дома было ружье. В деревнях тогда ружей было мало. Дядя у меня очень хороший охотник, на зайца, на лису ходил. Я всё это видел, подмечал. Потом он подарил ружьё моему брату. Какое оно было, уже и не вспомню, то ли «Ижевск», то ли «Тула», обычный 16 калибр.

Первый раз я «отличился», когда учился в пятом классе. Мать нас с братом отпустила на охоту. Был у нас мотоцикл, «ковровец». Приехали мы к двум длинным прудам, что недалеко от деревни. Я остался у мотоцикла, он пошёл в низину к пруду. Выстрел – поднимается огромная стая уток. Брат мне махнул подойти. Иду и вижу такую картину. Дробь рассыпалась так удачно, что он одним выстрелом взял пять уток! Двух держит в руках и за третьей гоняется по колено в воде на мелководье. Говорит, ну теперь с тобой буду всегда ходить, какой фарт! Всех собрали, оказалось этого мало. Переехали на другой пруд. Он ушёл искать стаю. А я стерегу этих пятерых. Одна ещё живая. Я начал ею играть, а сижу у воды. И в итоге упустил я её, вытянула она из руки шею и сразу в воду – бултых. Я в чём был – за ней, ловить! Раз, два – конечно, не поймал, ушла. Приходит брат – я весь мокрый и уток четыре вместо пяти. Оценка моего присутствия, конечно, сразу была им изменена на более низкую.

В мои 14 лет брата, который тогда уже жил в Самаре, забирали в армию. Дядя сел на свою «руководящую» «Волгу» и увёз родителей провожать его на сборный пункт. А Шурка Дрёмов, товарищ постарше меня на два года, на «ИЖ-56» заехал за мной, я ружье спрятал от бабки, вынес через заднюю дверь, и мы с ним поехали самостоятельно на охоту. Так ружьё и стало моё. В тот раз, конечно, не факт, что даже и стреляли.

 

 

С тех времён я и знаком с утиной охотой. А тонкостям меня научили уже в Удмуртии, простой деревенский парень из Быргынды, Николай. Многие охотятся на утку, становятся на какие-то перелёты, ещё что-то придумывают. Я этого не признаю, меня научили вставать на те места, куда утка вечером прилетит на ночь и куда на день. Места эти разные. На ночь она прилетает на мелководье, где травка растёт, ряска. Стрелять в ночь сложно, потому что темнеет быстро, а надо её ещё потом поднять. Поэтому лучше найти это место и выйти к утру. Светлеет, легче и стрелять, и найти. Вот тут нужна собака, потому что при стрельбе всё равно не запомнить, куда падает. Собака должна помогать собирать.

Про собаку на утиной охоте забавный был случай. Открытие охоты. Устье Белой. Сижу в лодке. И слышу, рядом в протоке тоже лодка, двое мужчин, судя по всему, военные с собакой. Диалог охотника со своим спаниелем. «Тебе кто разрешил лодку без команды покидать?! Это что за инициатива?!». Охота – дело серьёзное.

 

Гуси-лебеди

Среди моих друзей-охотников один из лучших – Валентин Иванович Кудинов. Охотимся вместе уже больше 20 лет с начала 1990-х. А встретились на охоте в Яру. Потом выяснилось, что мы с ним земляки, в пяти километрах друг от друга наши сёла. Много мы с ним где поохотились. Ярский, Балезинский, Юкаменский районы Удмуртии – вот наши места.

Особенно памятны две охоты на гуся. Дважды мы брали вдвоём десять гусей, по пять на брата. Это тоже целое искусство. Вовремя прийти на место, выставить чучела, плетень наплести, спрятаться, замаскироваться. Сели мы в тот раз удачно, утром. Заметили, где они вечером кормились, тысячи полторы их было. А прилетают поутру небольшими стайками, с ночи сидят по-разному и поднимаются в разное время, с интервалом в 5–10 минут. Первых шугнул, стрельнул, а другие и не знают. И вот они летят, летят…

Второй раз опыт вечером сработал. Гусь у нас летит только весной. А тут неожиданно выпал снег, кормиться негде. Он ищет, раскапывает озимые, летает, летает. Тем утром мы двух всего взяли. Вечером сидим, и слышу, как километрах в полутора гуси «падают» и «падают», гогочут – едят с гомоном, на кормовом поле такой, бывает, шум стоит. Чувствую,  пора им улетать, говорю, пошли, Валентин Иваныч, посмотрим, где они сидят. Вышли на язычок, где поле в лес заходит, а они раскопали здесь вику, бобовые. Сели мы с ним спокойно. И как начали стрелять! Взяли тогда тоже штук 10. Егерь приехал забрать нас, даже не понял сначала, сколько мы взяли. А мы стреляных гусей сразу садим к чучелам. Он говорит – взяли, что ли? Мы отвечаем – ну да, немного взяли…

Один раз удалось взять гуся с кольцом, закольцованного в Голландии, в городе Арнем. Попался, видимо, из тех, по которым орнитологи отслеживают пути миграции. Мы отправляли потом информацию, но ничего не пришло в ответ.

 

Ну, заяц, погоди!

Тот же Николай меня научил охотиться на зайца. Я хожу в такую охоту один. Конечно, интересно и в команде ходить на зайца, когда собаки поработали, выследили, подняли, залаяли, услышать, как поется песня гончей… Но выследить зайца-русака – «вытропить», подойти вплотную – это особое искусство.

Интересные моменты у меня были. Зашёл в лесопосадку. Следы зайца – видно, погулял, покормился и ушёл. Я один след взял, хотя идёт морось снежная, понять, какие следы, сложно. Пришлось пойти по нему назад. След обрывается, дальше ничего нет. Глядел, глядел. А подо мной льдом затянутая (от идущей мороси) лунка. В ней заяц и сидит. Почти пинком, получается, я его оттуда поднял.

В другой раз распутывал долго его стежки. Напутано, нахожено, натоптано. Считаю, сколько следов спустилось, сколько вышло к дороге, если выходов больше, чем спусков, то его нет, ушёл. И в какой-то момент я понимаю, как запутано: он по своему же следу выходному прошёл обратно! Я вниз, а он из-под снегохода – и к дороге. Мне стрелять только с разворота, а то уйдёт. И ведь попал.

Своей охотничьей собаки у меня никогда не было. И как-то я в знакомых местах Каракулинского района зайца поднял, но он ушёл через дорогу к другой лесопосадке. Понимаю, что там без собаки никак, он дальше уходить будет. Еду в деревню, как раз к тому Николаю. Его нет, а собака бегает где-то. Нахожу её у околицы. Подманиваю колбасой, что с собой была в машине, и туда её второй рукой почти забрасываю. Привожу, ставлю на след, и она быстро выгоняет мне зайца.

Как-то в декабре ранним утром поехал в Каракулинский район. Шёл очень плотный снег, ничего не видно. Места, где есть заяц, я знаю, это вдоль дорог, до лесопосадок. Сел на снегоход, еду. Следы есть, но снег идёт, непонятно, когда он ходил – вчера, позавчера… Поездил – заяц не поднялся. Потом вижу прыжки в сторону дороги, он через неё ушёл. И ушёл прямо на ряд кустов, которые растут перпендикулярно дороге, вокруг труб поливочной системы. Русаку укрытие надо найти в поле, он останавливается, как правило, не в лесу. Поехал я вдоль, вижу – пошли провалы в снегу, подошёл уже пешком и увидел его – в яме меж кустов лежит. Поймал себя на мысли, что суббота, раннее утро, снег валит стеной. А я стою в поле и смотрю на зайца, которого выследил. Да я же охотник-то уже настоящий, думаю…

 

Ты уж извини, браток!

Всё, что связано с крупным зверем, пришло не сразу. Я долго не понимал, надо оно мне или нет. Больше птички, зайчики. Но купить винтовку меня уговорили, теперь стреляю иногда кабанов. Первого интересно получилось взять. Ночь, тьма кромешная, но луна ясная. Прошли километра с полтора по жниву, не нашли никого. Пошли обратно. Я говорю, зачем той же дорогой, давайте свернём метров хоть 300 и таким кругом вернёмся. Прошли метров буквально 50 и встречаем ложбинку. А она полная кабанов! Вот там и стрельнул, очень хорошо попал. Это и был мой первый.
 

 
А в прошлом году я отсидел на лабазе целую охоту. Выходила и матка с поросятами, и стадо. Подошли к куче, где подкорм, и сбились так все. Чётко не видно, а так стрелять нельзя, можно задеть другого. Дал им уйти. А вечер такой теплый, хороший, думаю, посижу немного. И буквально через 15 минут вышел на меня крупный секач. Вывозили его деревенским трактором «Беларусь», погрузив в ковш. Килограммов  200, не меньше, сказали знающие люди.

Как-то предложил егерям оставить их «уазик» и поехать на делянку на моей машине. Они долго удивлялись, что не встречали ещё того, кто бы так запросто в своей машине чужую собаку повёз. А добычу, спрашивают. И добычу туда же, говорю. Если поднимем – в багажник, нет – прицепим, потащим, и всех делов.

Медведя я добыл всего одного за карьеру. Его шкура вот лежит, дома. Разные были истории. Один раз я специально спугнул вышедшего медведя, начал разговаривать с ним, маленький был ещё. Он ушёл, долго не было, с час. Потом обошёл меня по лесу и вышел буквально в пяти метрах от меня – как выскочит на поле. Обычно я слышу медведя, а этот очень тихо подошёл.

Охотился я на медведя всегда только с лабаза. Но есть люди, которые охотятся с подхода, и их очень много. В этих же угодьях один знакомый взял с подхода огромнейшего медведя, килограммов на 300–400. Но какой бы ни был значительный трофей, есть у охотников очень важное правило. Нельзя садиться на добычу, когда фотографируешься. И вообще, надо уважительно относиться к взятому зверю, подойти, сказать, ну уж извини, браток, так получилось.

 

Охота не магазин

Уже когда работал в Глазове, в администрации, водители меня подначили: Александр Палыч, ну вот, начинается сезон, а ты ружьё опять не купил. Но новое – дорого. И купил я с рук «ИЖ-27» у тренера Алексея Кобелева, нашего известного биатлониста. Он мне ещё говорит: бери, нормальное ружьё, с ним Кобелев на охотничьем биатлоне бегал! Я отвечаю, да Кобелев-то мог на этом биатлоне и с палкой бегать!

Мастер тогда у меня на работе был охотником. Рассказывал, что ходит на охоту с собакой один. Я тогда представить себе не мог, как можно так. А сейчас, пожалуйста, сел в машину и поехал в Малопургинский район. Просто погулять, потому что знаю, что зайца не будет, только что снег упал, он боится, след не показывает. Но я провёл время отлично, походил по лесу три часа. Когда был дом на Каме, я уезжал на лодке один ранним утром. Кто с тобой проснётся в полчетвёртого утра на утиную охоту?

Охота для меня – это не что-то там «взять». Как говорят мои юкаменские друзья, «охота – это не магазин, где пошёл и купил». Если что-то не получилось – ничего страшного.

На охоте у меня появились друзья, которых в обыденной жизни не могло быть, по работе не могло быть. Компания очень разноплановая, но это настолько увлечённые люди, что ты этим тоже проникаешься. Охота на крупного зверя – это ещё и огромная ответственность перед всей командой. Вот тебя поставили на номер. А есть люди, которые гоняют того же лося по полдня по пояс в снегу. И ты попробуй, если на тебя выйдет зверь, не взять его.

И, конечно же, для меня охота – это очень хороший отдых, возможность побывать на природе. Часто она сопряжена с ранним восходом или, наоборот, выпадает на закатные часы. Солнце встаёт, алеет небо, потом показывается часть диска, потом ещё больше, а я всё это фотографирую. Камеру и фотоаппарат на охоте я сейчас чаще ружья держу в руках.

Как-то, помню, собираемся ехать на зайца. Утро субботы, 7.30. Мороз минус 30. Выезжаем на снегоходах, в низинах вообще минус 35. Сумасшедшие? Но вот день набирает силу, на место приходим часов в 12. Температура уже минус 18–20 градусов, снег блестит, в леске красотища. И говоришь себе: «Ты же мог всё это пропустить!» Даже не помню, зайца тогда взяли или нет. Впечатления главные от общего восприятия и природы, и отдыха.

Вернусь к тому, с чего начался рассказ. Случай был реальный. Достаточно давно охотился я с двумя ребятами из администрации Глазова. Уехали на север района, сентябрь, стоит прекрасная погода, золотая осень, паутина летит, тепло. Прошли по лесу, а ходили на боровую птицу, тетерев или глухарь поднимется. После обеда сижу, задумавшись. Один меня и спрашивает: о чём? Я ответил что-то и забыл. Проходит лет семь-восемь. Я уже работал в Ижевске, а в Глазов приехал на охоту на выходные. Он меня встречает вечером в гараже, где я просил поставить машину.  Заходит разговор за жизнь. И он мне говорит: а помните, что вы мне ответили тогда? А ответили вы так: «Я думаю, я с ума сошёл. Потому что сижу и про работу думаю». Но тогда годы были тяжёлые, работа не отпускала. А вообще, конечно, надо на охоте мозги-то переключать. Охота – правильное для этого занятие.

Читайте также: