Михаил Черемных. Отличать дурное от доброго

Когда после вечернего сообщения о переименовании Ижевска я утром ехал на учёбу, мне казалось, что на улицах будут чуть ли не демонстрации протеста. Но народ как обычно ехал на работу, и даже в автобусе никто эту новость не обсуждал. И лишь потом я узнал, что, действительно были и обычные люди, и историки, и даже члены партийных органов, которые восприняли все так же серьезно. И были письма, петиции, поездки  делегаций в Москву.

Для нас, студентов 5 курса университета, переименование города было шоком. Первое желание – написать письмо в Политбюро ЦК КПСС. Ночью на пишущей машинке обращение отпечатали в большом количестве экземпляров, оставив место для подписей. И утром на трёх факультетах – историческом, филологическом и иностранных языков – начали их распространять. Мы были романтичными, но не были наивными и прекрасно понимали, что рано или поздно за это придется отвечать. Но не думали, что так рано. Уже через пару часов акция была остановлена, а все организаторы оказались в деканатах, а потом и в кабинете ректора. Партийное руководство назвало нашу акцию «буржуазным плебисцитом». Завершилось всё жесткой угрозой отчисления для зачинщиков и даже для тех, кто успел подписать копии этих писем. Интересно, что ректор и секретарь парторганизации вели себя даже более сдержанно, чем комсомольские вожаки университета… Конечно же, выбор мы сделали в пользу учебы.

Я помню, это был очень искренний порыв. Не знаю, поступили бы мы так же в теперешнем возрасте, или как бы повели себя в такой ситуации нынешние студенты. Но для нас тогда выбора не было. Мы были дети оттепели, с обостренным чувством справедливости. Причём мы абсолютно положительно относились к маршалу Устинову, понимали, что он сделал очень много, чтобы Ижевск стал городом, которым мы гордимся. Но у Юлия Кима есть замечательное определение совести – это нравственная категория, позволяющая безошибочно отличать дурное от доброго. Именем Д. Ф.Устинова можно было назвать и улицу, и целый район. Но нельзя лишать Ижевск его исторического названия в угоду сложившейся политической ситуации.

Как стало возможно возвращение городу его имени? Я думаю, это связано с «потеплением» после прихода Горбачёва, появлением политики гласности и демократии. Ижевск стал последним городом, пережившим переименование, и первым получившим своё имя обратно.

***

Примерно через год после переименования в Устинов, когда уже все как будто успокоилось, я написал песню-обращение к журналистам. И решился исполнить её на одном из фестивалей самодеятельной песни. Реакция слушателей была очень эмоциональной, особенно гостей из города Брежнева (он же Набережные Челны), которые сказали: это же и про нас!

Уважаемые товарищи газетчики!

Аплодирую всеми руками вам.

Вы и критики, вы и советчики,

И защитники там и сям.

Как положено в духе времени,

Обо всем в полный голос полос,

И о знамени, и о бремени,

И о семени поднят вопрос.

Проституция, наркомания,

Никарагуа, Белый дом,

Наконец, против пьянства кампания…

Всё как будто, да я не о том.

Обмусолив темы и эти, и те,

Почему (разрешите споры-то!)

Вы стыдливо молчаньем обходите

Тему имени нашего города?

Ох, предвижу, с усмешкою кислою

Скажут: «Старая песня! Приелось!».

Да ведь песни как раз не вышло –

Робким шёпотом прошипелось!

Москвичи обслюнявили улочки,

Старорусские закуточки,

А у нас дураки или дурочки

Посшибали все буквы, и точка.

И шарахаются, как от проказы,

От исконного имени города:

«А как иначе, имеем указы

Увековечить имя такого-то».

Да неужто ж мы станем совесть

Указными треножить вожжами?

Мы же с вами сограждане, то есть,

По-старинному, – согорожане.

Так нам ли, милые, нам ли, рОдные,

Вырождаться в родства не помнящих?

Это наша же с вами родина!

Кроме нас, заступится кто еще?!


Справка

Михаил Черемных, к.п.н., директор АМОУ «Гуманитарный лицей», в 1985 году – студент филологического факультета УдГУ

Читайте также: