Ольга Пчельникова. ВКонтакте с детьми. Как реагировать на увлечение детей соцсетями.

Продвинутые подростки, ни на минуту не выпускающие из рук гаджеты, и их не всегда современные родители – сегодня как представители разных планет. Младшие пытаются строить свою жизнь, черпая опыт – не всегда положительный – и море информации из социальных сетей. Старшие всеми возможными способами стараются оградить любимых отпрысков от Интернета. Как правильно организовать досуг взрослеющих детей в Сети и можно ли поколениям преодолеть цифровой конфликт?

Социальные сети я считаю неким аналогом того, что раньше называлось «улицей». Избежать её влияния было невозможно. Но тогда, лет 20 назад, родители могли предостеречь, предупредить детей, рассказать о возможных алгоритмах развития ситуации, ведь они сами когда-то гуляли на этой улице, также набивали синяки и шишки. А современные подростки зачастую являются намного более продвинутыми пользователями Интернета. Родителями web-пространство освоено не так хорошо, и от того, что они не могут вооружить своих любимых чад какими-то понятными, безопасными сценариями поведения в Сети, тревога взрослых только увеличивается.

Путь запрета на времяпрепровождение в Интернете – это, по-моему, не путь, а абсолютный тупик. Любой 12–13–14-летний подросток знает, как «обставить», обхитрить родителя, скрыть от него информацию. Поэтому контроль со стороны взрослых бесполезен, неэффективен, более того, он порождает встречную агрессию. А запугивание вызывает только ещё больший жгучий интерес к данной теме. В данном вопросе отношения между старшими и младшими могут строиться только на доверии.

Подросток быстро становится взрослым. Ему нужно осваивать новые социальные роли, и Интернет даёт для этого гигантские возможности. Неважно, что в классе он – серая мышь. На своей страничке в социальных сетях можно установить любую аватарку, представить себя кем угодно – звездой, топ-моделью, актрисой…

И мне кажется, что в данном случае самая трудная задача родителей в том, чтобы научиться понимать потребности своих чад. Например, потребность быть сексуально привлекательным. Потребность узнать, насколько я нравлюсь противоположному полу, где моё призвание в широком смысле этого слова и так далее. Разве это плохо? Вспомните, какими вы сами были в 14 лет, и старайтесь более лояльно, бережно, деликатно, демократично относиться к детям.

Меня всегда обескураживает тот факт, что люди, продвигающие в Интернете ужасные, разрушительные проекты типа «Синий кит», очень профессионально ориентируются в потребностях подростка. Они ему говорят: мы тебя прекрасно понимаем, у нас было то же самое. Родители достали, в классе обижали… Прекрасным, доступным языком они добиваются такой идентификации и такого доверия… И я искренне не понимаю, почему мы, неглупые и образованные, любящие своих детей, не можем быть чуткими к их потребностям.

Понимая потребности подростков, мы всегда можем подсказать, как их удовлетворить, причём не только в социальных сетях. На деле же зачастую происходит так, что представители младшего поколения задаются этими вопросами, а мы их отталкиваем. Своим поведением, косностью сами снижаем свою экспертную позицию, говоря, к примеру: зачем ты слушаешь эту музыку, это сплошной шум, что это у тебя за причёска, как ты накрасилась – быстро умойся и т. д.

И почему тогда вы ждёте, что подросток обратится за советом к вам, а не будет искать ответ в Интернете? В его глазах авторитет родителей уже не строится только на основе факта отцовства и материнства. Он зависит от многого: от модели взаимоотношений дома, отношения к работе, друзьям, интеллекта, от того, как вы поступаете в тех или иных ситуациях, как реагируете на просьбы ребёнка, как участвуете в его жизни… Современные родители как будто не успевают за детьми: им всё хочется продлить кредит любви и доверия, который был получен при их рождении. Он огромный, но в подростковом возрасте без подпитки он заканчивается. Поэтому работайте над своим авторитетом – это основа дальнейших благоприятных взаимоотношений между поколениями.

В целом в социальных сетях нет ничего криминального, но родителям стоит уметь отделять зёрна от плевел. Что можно увидеть, открыв страницу с перепиской пяти-шестиклассников? Как они выражаются нецензурно, как говорят, что их все достали. Зацикливаться не стоит: подростки всё равно узнают такие слова, главное, чтобы они понимали, где и что можно говорить. Вас возмущает, что тинэйджеры слушают плохую музыку, читают неправильные комиксы – они, как и вы, тоже имеют право на личную жизнь. Другое дело, если ситуация действительно опасная. К примеру, в Сети очень распространён сексинг – обмен фотографиями, на которых подростки сняты обнажёнными, интимные части тела – крупным планом. Их отношения крайне нестабильны: сегодня они любят друг друга, завтра – ненавидят. Подростки в силу возраста часто жестоки, эгоцентричны, они не умеют ставить себя на место других людей и понимать чувства других, им важнее чувства собственные. Поругавшись, они легко пересылают обнажёнку другим людям, фото начинают «гулять» в Интернете, привлекая внимание педофилов, в классе, в школе, ведут к насилию и шантажу.

Сексинг – повод для серьёзного разговора с взрослеющим чадом. Очень важно хорошо к нему подготовиться. Родитель должен помнить, что он взрослый, стрессоустойчивый, умный, мудрый. Если ваши предупреждения, советы, модели развития сценария сильно «приправлены» возмущением, негодованием, оценкой, да ещё при этом вы начинаете его стыдить, считайте, что всё, что вы сказали правильное, вы же и уничтожили своим поведением.

Беседуя, транслируйте послание, что вы – на его стороне.

Преподнесите этот разговор как акт уважения, легализации его взрослости. Скажите: «Я увидела эти фото, поняла, что ты выросла, и мне кажется, пришло время нам поговорить, потому что, согласись, какая бы ты ни была взрослая, я всё равно опытнее тебя. У меня – как минимум 15 лет отношений с твоим отцом».

Очень важно, чтобы родитель в этом разговоре считал нужным предоставить информацию и не задеть чувства подростка. Тогда он получит два важных послания: первое – оказывается, мои мама и папа хорошо разбираются в этом вопросе, второе – они готовы об этом разговаривать. Это формирует доверие к родителям.

К опасному поведению в Сети также отнесу различные околосуицидальные группы, разговоры на тему «как я ненавижу жизнь», «как меня все достали» и т. д. В этом случае с подростком надо разговаривать о его ценности.

Например, так: «Ты знаешь, твоя ценность для меня бесконечно высока. И я вдруг подумала, что, видимо, я плохо до тебя это доношу. Меня очень пугает, что ты не относишься к себе с тем же уважением, с ощущением ценности, как я к тебе. Для меня это было открытием, давай это обсудим. Я хочу моё чувство, что ты – большая ценность – передать тебе, давай попробуем».

Чувство собственной ценности – это как раз то, что уберегает от суицида, от промискуитета. Когда мы передаём подросткам чувство собственной ценности и поднимаем его самооценку в его же глазах, мы помогаем ему говорить «нет» другим, оставаться независимым. Потому что при всём своём стремлении к независимости они зачастую не могут противостоять подростковой субкультуре.

Моделирование поведения подростка в Сети требует не волевого решения, а убеждения, умения договариваться. Если вы полагаете, что ситуация в социальных сетях опасна, поговорите с ним, попросите разрешения закрыть его страничку. В этом возрасте всё строится на любви и авторитете. Часто родители думают, что сын или дочь должны проявлять интерес к их мнению, к их интересам, к примеру, смотреть с ними советские фильмы, ведь они такие хорошие. Но когда он или она говорит, а давай ты тоже со мной что-то посмотришь – отвечают отказом. Уважение должно быть только взаимным, по-другому не бывает.

Как мне кажется, родители могут становиться очень деспотичными по нескольким причинам. Возможно, они в силу какой-то гигантской тревоги –пытаются детей «закутать» социально: говорят, туда не ходи, с тем не общайся, учи уроки, готовься к ЕГ и так далее… Но тогда, обратите внимание, вы в контакте не с их потребностями, а со своими волнениями… Ещё одна причина авторитарности – сильная занятость на работе. Из-за этого общение с подростком сводится к элементарному контролю уроков, на всё остальное нет ни сил, ни времени, ни места.

А дети хотят делиться своими переживаниями не тогда, когда их спросили, а когда у них накипело. Поэтому родителям важно быть в доступе для своих чад. Если у вас совсем нет времени, лучше сказать: «Ты знаешь, у меня сейчас есть только 15 минут, а то, чем ты хочешь поделиться, мне кажется очень важным. Давай перенесём разговор. Я вечером приду пораньше, и мы  сможем спокойно поговорить». И если обещали – вы обязаны вспомнить сами, они не должны вас ещё раз об этом просить. Иначе – не сомневайтесь – подросток найдёт себе слушателя и собеседника в Сети. И это будет клуб по интересам – с участием тех, кто ненавидит родителей, сверстников, школу…

Ещё одна современная опасность – интернет-зависимость. В этом случае Сеть становится для подростков неким суррогатом жизни, который заменяет всё – эмоции, общение с родителями, сверстниками и так далее. На что стоит обратить внимание? Тревожные симптомы, если вы заметите, что у сына или дочери сократились социальные связи, сузился круг интересов, то, что раньше было важным, позабыто и позаброшено. Если они понимают, что надо учить уроки, но откровенно на это «забивают», сидя в Сети. Если вы видите, что раньше подросток любил пить с вами чай, а теперь отказывается, если вы испекли его любимый пирог, а ему на это наплевать, если ему не нужны новые крутые джинсы, стрижка и т. п. – он, зачастую совершенно бездумно, играет в игры на компьютере или бродит по сайтам. Если вы вечером поругались, запретив брать в руки планшет, а в два часа ночи обнаруживаете, что он опять онлайн – это, конечно, явные признаки формирования зависимости.

Противоположная ситуация: ученик загружен по максимуму в школе, посещает массу дополнительных занятий и, приходя вечером домой, садится за компьютер и начинает общаться с одноклассниками – это не про зависимость. Это нормально, подросток должен где-то тусоваться, тем более что современным детям зачастую очень трудно встретиться друг с другом. Они даже после уроков не могут погулять – их увозят родители, так как коттедж находится за городом. Другой вариант – Сеть используется для какого-то увлечения – электронной музыкой, просмотра познавательных фильмов, обучающих программ. Это тоже не зависимость. Интернет-зависимый подросток находится в Сети потому, что главное для него – уйти от реальной жизни. У него нет внутренней опоры, чтобы справляться с трудностями, и поэтому он стремится к постоянному пребыванию в таком своеобразном наркозе.

Любая зависимость требует разобщения с объектом зависимости. Поэтому Интернет придётся отключить, несмотря на все негативные реакции со стороны вашего чада. Да, первое время он будет плакать, кричать, станет нервным и раздражительным – у подростка будет такой же абстинентный синдром, как у тех, кто бросает курить. Родителям надо потерпеть какое-то время. Но одного лишения Интернета недостаточно. Подростку надо что-то дать взамен. Любую зависимость всегда заменяют тёплые отношения. В этом случае у него будет уверенность в том, что «предки» его всегда поддержат, помогут в случае трудностей. И, возможно, тогда ему со своими проблемами и не придётся уходить в Сеть.

Каждый родитель должен понимать, что восьмичасовой сон жизненно необходим для здоровья растущего организма. Сын или дочь говорят: ты заставляешь меня спать, а все начинают общаться в Сети только поздно вечером. Как поступить в данном случае? Можно сказать так: «Хорошо, я даю тебе карт-бланш – ещё четыре часа в неделю. Расходуй их по своему усмотрению. Можешь один раз просидеть за компьютером с 23.00 до двух ночи, но тогда на остальные дни Интернета у тебя нет. Я готова идти тебе навстречу, но и ты должен мне отвечать тем же, понимать, что определённое количество часов сна необходимо. Потому что в ином случае проблемы будут у меня с твоим здоровьем. Диалог с подростком – это всегда умение договариваться.

Интернет – это информационный взрыв. И если у подростка появляется своё приватное пространство – это отлично! Другое дело, что помимо этого мы должны формировать некую клубную подростковую культуру. И это – задача не узкая, а государственного масштаба. Надо создавать клубы детей по интересам – тех, кто увлекается музыкой, анимэ, видами спорта, направленными на развитие ловкости – ролики, скейт и так далее. Во многих странах есть подобные объединения. А где наши подростки могут встречаться очно? Пока они сидят на перилах подъездов, смеются, щёлкают семечки и раздражают своим вызывающим поведением окружающих… Перевести детей из онлайн в оффлайн –  в реальный клуб, создать объединения по интересам – почему бы и нет?

Родителям бы я пожелала быть более внимательными к потребностям своих детей. Потому что когда мы просим чему-то научить нас – делать таблички, работать в Exсel, в фотошопе – это отличный сплачивающий момент. Родители должны быть сами более продвинутыми пользователями. При этом они должны доверять своим детям и просить, чтобы они их учили. И не считайте, что ребёнок должен вас любить только потому, что он ваш сын или дочь. Будьте ему интересным. И помните, что уважение бывает не односторонним, а только взаимным.

Читайте также: