Нина Шацкая. Моя система координат

Честь открытия нового зала Филармонии Ижевска и Удмуртии выпала на долю Нины Шацкой – грациозной музы, неординарной личности, певицы с уникальным даром влюблять в себя всех, кто услышит этот незабываемый голос, наполненный страстью и нежностью.

 

Обладательница чувственного глубокого сопрано исполняет классические джазовые композиции в необычной, свежей и динамичной трактовке, синтезируя различные музыкальные жанры. Сейчас это называется кроссовер (crossover) – музыкальный стиль, представляющий собой своеобразный синтез, гармоничное сочетание элементов самой разной музыки.

Непросто складывалась музыкальная судьба Нины Шацкой, много было взлётов и падений, знаковых встреч и расставаний, увлечений и разочарований… Но сегодня она в блестящей форме, купаясь в овациях, дарит своим слушателям незабываемое соприкосновение с искусством, вызывая целую гамму эмоций – от искренней печали до весЁлой улыбки.

Сегодня она делится с нами своими мыслями о людях, которые повлияли на её судьбу, помогли в трудный момент, подарили незабываемые мгновения общения. И о тех, кто сейчас идёт рядом и смотрит в одном с ней направлении – в счастливое творческое будущее.

Папа

Уезжая в институт, я получала от отца письма. Иногда я их перечитываю, и они мне открываются каждый раз по-новому. Надо сказать, я была поздним и очень упрямым ребёнком. Отец был хорошим педагогом.

Он часто говорил: «С тобой невозможно! Ты – упёртая! Тебя не переубедить. Но, если бы ты такой не была, ты бы ничего не добилась». И правда, я всегда шла своим путём. С детства мне не удавались самые простые вещи. И отец мог найти свои пути влияния на меня. Зная, что я люблю танцы, он отпускал меня в кружок только после сдачи ему английского. Я обожала вязать, вышивать, готовить. Он всячески старался препятствовать этим моим девичьим занятиям, считая, что это будет только мешать моему сценическому будущему.

Уже тогда он видел во мне честолюбие, которого я в себе не замечала. И он подпитывал это качество, полагая, что оно поможет мне достичь каких-то высот.

Он привил мне железную дисциплину. По натуре я ленива. Но благодаря его требованиям я должна была полностью реализовать план дня, составленный накануне вечером.

Навсегда во мне его главные уроки: «Пока ты чувствуешь себя молодым, ты – молод. И ещё, думай о хорошем. Из тупика можно выйти. Безысходность пройдЁт. Бывает, что сходятся три нуля: эмоциональный, физический и интеллектуальный. Их нужно прожить. Самая тёмная ночь перед рассветом»… Элегантный, подтянутый, всегда в галстуке, харизматичный – отец был для меня идеалом мужчины. Никогда я не видела отца небритым, как и своего мужа.

 

Дима и Андрей

Вот и Дима Селипанов – мой концертмейстер, работая со мной, заметил: простые вещи часто даются мне с трудом, а сложные – получаются легко.

Я работаю с разными музыкантами. Некоторые из них не пересекаются друг с другом. Но в космическом пространстве творчества они соединены. Так, блистательный джазовый музыкант мирового уровня Андрей Разин (совпадение фамилии с солистом «Ласкового мая») был для Димы Селипанова огромным авторитетом. Он делился своими мыслями по поводу первых Диминых композиторских проектов ещё до нашего с Димой знакомства. Хотя Андрей Разин и Дима Селипанов – люди разных поколений, они оба считают, что музыка должна развиваться. Нельзя вольно обращаться с наследием великих классиков, а современная музыка может подлежать переработке, надо менять ритмы, гармонии, смело экспериментировать.

Это два самых важных для меня музыканта, с которыми я парю на сцене.

Папин концертмейстер

Когда отца не стало, мне многие предрекали крах, считая, что он меня тянул в карьере. На самом деле он был моей системой координат. Без него было сложно определить «что такое – хорошо, и что такое – плохо».

Тогда я попыталась найти среди соратников отца опору и пошла к его концертмейстеру –Наташе Баюровой. Она долгое время отказывалась сотрудничать. Но однажды услышала меня и заплакала, поняв, что из девочки, которую она знала, выросла певица. У нас с ней было несколько программ, с которыми мы выступали в Концертном зале Чайковского. И её появление всегда вызывало овации. Этот человек насыщал меня своими знаниями, своим человеческим опытом.

Мой педагог по вокалу

Если не считать отца, моего первого учителя по музыке, то первым педагогом по вокалу у меня была и есть Наталья Зиновьевна Андрианова. Я много у неё занималась. В какой-то период, экспериментируя, пришла в тупик, потеряв свободу в технике извлечения звука. И очень рада, что сейчас снова вернулась к занятиям с Натальей Зиновьевной. Понимаю, что учиться у неё – это счастье. Она научила меня петь, как дышать.

 

Глеб Панфилов. Николай Караченцов. Александр Абдулов

Мои первые концертные шаги совпали со смутным временем – началом 90-х. Но именно тогда посчастливилось встречаться с очень известными актёрами, режиссёрами, художниками. Благодаря общению с такими людьми ты входишь в иной мир, в круг людей, где царит творчество. Бывают мимолётные встречи в жизни, которые оказывают на судьбу очень сильное влияние.

В юности, когда моя карьера только начиналась, я жила на взлёте, не грустила и, если так можно выразиться, шла напролом, что тоже было не очень хорошо. Я была сырая, незрелая, а мне хотелось БЫТЬ. И, как нельзя дважды произвести первое впечатление, так нельзя было второй раз пригласить послушать меня тех, кто эту мою незрелую провинциальность увидел. Я очень многих людей потеряла из-за своего настырного характера.

В 2000-е годы я оказалась в каком-то вакууме, вроде была известна, но не так, как мне этого хотелось. Люди не видели во мне будущего. И, как ни странно, успешные проекты стали случаться с теми, кто меня не слышал на старте.

Так произошло с Глебом Анатольевичем Панфиловым. Он меня услышал в моем сольном проекте и был очень удивлён тем, как я пою. Спросил меня, не знаю ли того редкого романса, который звучал лейтмотивом фильма «В круге первом». Он в это время экранизировал роман Солженицына. Я знала. Это поразительно, но он придумал трогательный эпизод со мной в этом очень тяжёлом кино… Я была три дня на площадке, два из них просто смотрела, слушала, как он говорит с актёрами. Тогда у меня был абсолютный тотальный простой. Это был февраль, холод, одиночество. И он подошёл ко мне и сказал: «Тебе надо научиться ждать. Твоё время придёт»…

Я с этим стала жить. Для меня его слова стали напутствием.

С Николаем Караченцовым связан мой самый первый опыт в кино – крошечный эпизод, когда я снималась в фильме «На углу, у Патриарших». Конечно, я совершенно не актриса, я – певица, которая проигрывает свои романсы. Чувствовала себя очень неуверенно. Вот тогда я поняла, что всё зависит от партнёра. Николай Петрович просто так со мной заговорил, что я ему естественно ответила, не чувствуя ни камеры, ни съёмок, всё было так интересно… Но и это пронеслось…

Знакомства на Кинотавре, встречи в общих компаниях с друзьями Александра Абдулова помогли мне не только записать первый диск на студии Ленкома, но и понять, что есть романс. Студийная запись очень сильно отличается от концертов и съёмок. Помню, я билась над записью своего любимого романса «Изумруд». Саша проходил мимо (часто всё очень важное получается мимолётом), зашёл. Посмотрел на меня и сказал: «Ну что ты так убиваешься по этому изумруду? Это же ирония. Это – не булыжник, а крошечный камешек. Это не трагедия. В этом жанре должен быть взгляд со стороны»… И у меня всё пошло…

Признаюсь, мне всё время совершенно безвозмездно помогали влиятельные, состоявшиеся люди. Как ни странно, людям, физически близким, моё творчество всегда казалось баловством. Так получалось всегда, когда проект рождался, была идея, которая тебя уже изнуряет, когда ты без этого уже не можешь жить, появлялись меценаты… И всё выстреливало…

Дима Билан

Я бесконечно благодарна Диме. Дима рассказывал, что впервые услышал романс «Колдунья», будучи студентом Гнесинского училища. И всегда слушал этот диск в самые сложные моменты жизни в поисках эмоционального выхода. На слепых прослушиваниях он взял на себя ответственность, оставив меня.

Он – признанная величина, молодёжь его боготворит. Когда я детям своих друзей говорила, что я в команде Билана, они проникались ко мне бесконечным уважением. И то, что Дима так трогательно ко мне отнёсся и поделился со мной кругом своих молодых поклонников, это очень для меня важно.

У меня к нему особое чувство. Я понимаю где-то в глубине души, что мы – люди одной крови. Он гораздо глубже, чем люди, близко с ним не знакомые, могут подумать. Он очень ранимый, талантливый, глубокий человек.

 

Мой концертный директор

Илья Любушкин, мой директор, в свои 25 лет услышал и увидел меня в московском клубе, куда я пришла к друзьям и спела пару песен. Тогда он написал комментарий в ЖЖ. Я очень удивилась и порекомендовала своей молодой помощнице познакомиться со своим ровесником: очень интересно, когда юные люди притягиваются к достаточно взрослому жанру романса. Так Илья стал ходить на мои концерты. И когда увольнялась моя директор, он пришёл ко мне, до этого никогда не работая в шоу-бизнесе, не зная ничего о концертной деятельности.

Девятый год мы сотрудничаем, он очень активно создаёт графики концертов и справедливо считается филармониями России одним из лучших концертных директоров. Это моя опора.

Алексей Фомин

Романс «Две розы» в зале Ижевской филармонии звучал специально для директора Алексея Фомина. Наше виртуальное знакомство началось именно с этого романса, он его услышал и пригласил меня выступить в Ижевске. С той поры прошло 11 лет.

Должна признаться, что до сих пор сталкиваюсь с руководителями концертных залов, которые не позволяют снять с себя шоры и существуют в рамках доисторических времён. Алексей – удивительный человек, который заглядывает далеко вперёд, поддерживая и приглашая неоднозначные проекты, понимая их значимость. Такие люди создают будущее, формируют музыкальный вкус.

Мой муж

16 апреля мы пришли просто поставить штамп в паспорте. Но в ЗАГСе нам устроили торжественную церемонию с вальсом Мендельсона, с парадным раскрыванием дверей, надеванием колец. Всё организовала моя близкая подруга. Друзей оповестили о браке только в мой день рождения, 22 апреля. Мы очень бережно относимся друг к другу. Потому что у каждого из нас за плечами своя жизнь. Я думаю, если бы мы встретились раньше, всё было бы сложнее. Сейчас мы хотим, чтобы наши общие дни были безоблачными, стараемся беречь друг друга. В силу возраста и жизненного опыта мы можем себе это позволить.

Через две недели после нашего бракосочетания я улетела на три недели в Пакистан. И Павел смеялся, что друзья подшучивают, мол, я отправилась в свадебное путешествие без него. Наше общее путешествие состоялось в августе, вместе с его старшим сыном и младшей дочерью. К счастью, у нас хорошие отношения, чему я очень рада.

А напоследок я скажу…

И, наверное, единственное, что меня немного огорчает в моем замужестве, теперь я не могу безрассудно рвануть в своё свободное время с друзьями туда, где нетронутая природа, где нет цивилизации, где места силы, человеческой зарядки. Когда ты часто бываешь в таких местах, это становится своеобразным наркотиком. Я – заядлая путешественница.

Убеждена, что среднестатистический человек «зашорен» и живёт в ошибочных представлениях о мире. Я овладела секретом счастья – в поездках в неизведанные страны можно черпать невероятные энергетические ресурсы, открывать для себя новые пространства и возможности. Порой просто стать другим человеком.

Я люблю меняться. Иногда благодаря тем, кто рядом. Эти люди – громадные вехи в моей жизни.