Наука как драйвер развития Удмуртии

В канун российского Дня науки мы поговорили  с директором Федерального исследовательского центра Уральского отделения Российской академии наук Михаилом Альесом: каковы основные вызовы времени, что ждёт российскую науку в ближайшем будущем .

 

– Михаил Юрьевич, УдмФИЦ УрО РАН, который вы возглавляете, уже больше года работает как единая организация. Расскажите об этом проекте.

– Прежде всего хочу поздравить всех научных работников, инженеров, конструкторов и технологов, работающих над созданием новых наукоёмких продуктов, преподавателей университетов с Днём науки. Пожелать здоровья, творческих успехов и благополучия.

Наш центр образован из пяти федеральных академических учреждений УрО РАН, расположенных на территории Удмуртии: Удмуртский научный центр, Институт механики, Физтех, Институт удмуртского языка и литературы и НИИ сельского хозяйства. Проект был начат в 2016 году. Процедура объединения была завершена в декабре 2017 года, в январе 2018-го организация была переименована в УдмФИЦ УрО РАН. Цель интеграции коллективов – создание эффективной научной организации, способной выполнять задачи научно-технического прорыва и развития территории. Для интересующихся – о целях и задачах УдмФИЦ УрО РАН, базовых проблемах и путях решения мы достаточно подробно говорили в публикациях в журналах «Деловая Репутация» (№ 11-12 за 2016 г.), «Республика», №№ 1, 4 за 2017 г. и № 3-4, 6 за 2018 г.).

Расскажите, чем живёт академическая наука в Удмуртии сегодня?

– Мы прошли этап объединения, было непросто. Когда разные институты становятся единой организацией, всегда возникает вопрос: а для чего всё это? С 2016 года мы провели огромную работу, нашли ключевые проблемы и поставили перед собой задачи развития. Для нас очевидно, что у науки низкая связность с промышленностью, образованием, управлением и обществом. Восстановление этой связности и есть суть нашего объединения.

Работу по объединению и обновлению мы начали с себя. Провели разработку моделей совместной научной деятельности по запуску междисциплинарных исследований. Фокус наших действий сосредоточен в области применения инструментов искусственного интеллекта в исследованиях и создании так называемых цифровых двойников материалов и технологий. УдмФИЦ уже создал две новых лаборатории по этим направлениям, к лету откроем научный Центр конвергентных технологий. Лаборатория методов машинного обучения и Лаборатория биосовместимых материалов, помимо собственной научной тематики, являются сетевыми и связывающими всю деятельность УдмФИЦ. Они запускают междисциплинарные исследования в материаловедении, биотехе, медицинских исследованиях, передовых промышленных технологиях.

Не забываем и о гуманитарных направлениях, которые необходимы нам сейчас для создания общей среды для учёных, инженеров, предпринимателей. Мы должны стать привлекательным регионом для молодых и талантливых людей. Новые методы математической лингвистики в гуманитарных науках дают принципиально иное качество исследований. Сейчас мы ведём работы по оцифровке этнографических материалов и созданию переводчика с удмуртского языка, применяя технологию нейросетей.

Одно из важнейших для Удмуртии направлений – мы приступили к работе по запуску совместных исследований с нашими предприятиями ОПК, уже есть стратегические соглашения, договоры и тематики в области специальной техники. Но наибольший эффект мы хотим получить от совместных работ над гражданской продукцией в области аддитивных технологий, робототехники, автономных систем жизнеобеспечения и мониторинга.

Сейчас много говорят о прорыве в сфере науки и технологий, даже появился национальный проект «Наука». Почему это стало так актуально именно сегодня?

– Не надо быть представителем научного сообщества, чтобы осознавать – современный мир меняется, причём очень быстро. Мы исчерпали заделы советского прошлого, наша экономика требует трансформации во всех сферах: производство, социальные отношения, образование, новые финансовые модели. Это очень сложные вопросы, и для их решения нужна наука. Руководство страны это чётко понимает, поэтому в последние два года поставлены задачи обеспечения места России в пятёрке мировых держав в области науки и технологий. Сегодня это одна из задач, формализованных в национальном проекте «Наука». Для научного сообщества это вызов. Последние 20 лет наука стояла особняком, мы скорее выживали, чем развивались. Общество не понимало, для чего кормить учёных, фундаментальные результаты не отражались на экономике, мы потеряли целые научные школы, появились разрывы с производством и образованием. И вот сейчас начался новый цикл, его называют по-разному: новая промышленная революция или шестой технологический уклад. Настало время, когда только наука и инновации способны принципиально изменить мир. Началась новая гонка в глобальном мире, в области цифровых и производственных технологий, искусственного интеллекта и вопросов сознания, и мы должны обеспечить в ней себе место и будущее. Для Удмуртии наука – это драйвер развития, условие выхода на экспорт, обеспечение работой наших предприятий.

Но как это сделать? Как найти правильные решения?

– Во-первых, не искать их. Правил не осталось. России нужно пользоваться правом на собственную политику и устанавливать свои правила, найти сильные стороны своей системы, а слабости использовать для достижения новых результатов. Решения могут быть простыми и эффективными, у нас есть такие примеры. Нужно брать лучший мировой опыт в производстве и социальных технологиях и быстро внедрять у нас.

Россия сильна талантами, учёный должен стать центром внимания. Это особые люди, их мышление и деятельность организованы не так, как у всех. Создание специальной среды обитания для научных сообществ, творческой атмосферы, поддержки их начинаний и исследований – первоочередная задача. Но сегодня нужно говорить не только об отдельном учёном, а о целых исследовательских командах и международных коллаборациях, о вхождении российских учёных в мегасайнс проекты. Миру нужна российская наука, поскольку ему необходимо разнообразие, а нашей науке придётся повышать ставки, нужны сверхзадачи.

Удмуртии же необходимо обратить внимание на индекс минимальной достаточности человеческого капитала. Если он не будет обеспечен, на территории не смогут появиться определённые виды деятельности и сложные проекты. Выражусь образно: если в регионе нет тех, кто способен решать уравнения Шредингера, у территории нет технологического будущего.

Есть и слабости, они зашиты в нашу систему отношений и управление. Экономика опирается на компании с высокой концентрацией капитала, они не настолько гибкие, чтобы реагировать на глобальные изменения. Кто-то считает это проблемой, мы слышим о необходимости развития малого бизнеса. Но давайте скажем честно – размер имеет значение, крупные компании могут в разы увеличить инвестиции государства в науку и технологии. Такие инвестиции хорошо работают в России, например, в телекоммуникациях, да так работают, что и малому бизнесу достаётся часть этого «пирога». Нужно разработать инструменты инвестирования, открыть доступ к исследовательским проектам, инновационной инфраструктуре, и за четыре-пять лет инвестирование вертикально-интегрированных компаний в науку станет новой модой.

В России не очень получатся наладить производство массовой продукции, это правда. Но мы умеем быстро создавать прототипы и уникальные решения. Возможно, новая парадигма производства поможет нам справиться: костомизация продукции, интернет-производств – это наша ставка на будущее. Чем более уникальны будут люди и их потребности, тем больше шансов у нас на глобальном рынке.

А как быть с образованием? Ведь мы уже теряем и инженерную школу.

– В СССР была сформирована уникальная гуманистическая школа педагогики и образования, развивающая самые сильные стороны личности человека. Человека-творца. Не хочу «лезть» в политику, но для нас очевидно, что превалирующий последние годы образовательный базис, в основе которого лежит формирование «человека-потребителя», это история не для России. Нам нужно это осознать и предложить миру образовательные продукты, дающие бесконечный второй шанс человеку, позволяющие строить технологическое будущее, но с человеческим лицом. Безусловно, эти продукты должны использовать современные технологические возможности обучения, искусственный интеллект для построения индивидуальной образовательной траектории. За этими продуктами будущее и рынок куда более ёмкий, чем за моделями подготовки сверхуспешных людей, где смысл только личная эффективность и способность достигать поставленные цели.

Какие шаги нужно предпринять в Удмуртии уже сейчас?

– В первую очередь организационные. Сегодня становится понятно, что необходимо объединять усилия научных центров, университетов, инжиниринговых компаний и индустриальных предприятий для эффективного взаимодействия и выхода на рынки. Но вопрос этот не простой. Мы помним, сколько раз предпринимались попытки к объединению двух наших университетов, какое сопротивление возникало в коллективах и руководстве вузов. И суть дела здесь, на мой взгляд, не в «капризах». Наши университеты – это сложившиеся организации со своими коллективами и историей, подходами к управлению и учебному процессу. Что делать в этих условиях? Наверное, стоит найти модель, в которой эта идентичность и уникальность будет использована в полной мере.

Такая форма уже предложена в нацпроекте НАУКА – Научно-образовательный центр мирового уровня (НОЦ). Мы рассматриваем здесь сетевую модель отношений науки, образования и производства, способную обеспечить связность жизненного цикла продуктов и технологий, от фундаментальных исследований, инжиниринга, прототипирования, контрактного производства до рыночных стратегий и экономических эффектов. НОЦ не размывает участников, наоборот, подчёркивает уникальность, снимает вопрос главенства той или иной организации, кроме того, является основным инструментом финансирования государством прорывных проектов. Для республиканских образования, науки, производства, экономики и бизнеса жизненно важно получить такой центр в Удмуртии! В России будет 15 НОЦ. Для понимания уровня конкуренции приведём неполный перечень участников «гонки» за НОЦ на своей территории: Екатеринбург, Пермь, Владивосток, Красноярск, Новосибирск, Томск, Тюмень, Уфа, Казань, Нижний Новгород, Москва, Ростов-на-Дону, Санкт-Петербург…

Очевидно, что при некоторых общих базовых подходах, сформулированных в указах президента России, документах правительства РФ, конкретные практики создания таких объединений, как НОЦ, будут индивидуальными. Такие центры – это уникальный «штучный продукт». Мы тоже приступили к разработке концепции центра и формированию конкурентной заявки в правительство РФ и РАН. Наши подходы к созданию его на территории Удмуртии базируются на поиске и описании общих оснований и предметов деятельности, а самое главное – правил и протоколов отношений участников НОЦ. Например, такими основаниями могут стать появление на территории Удмуртии компетенций постановщика задач и разработчика сложных систем. Вы знаете, что исторически наши заводы были лишь производителями, а разработка велась в других городах. Но сейчас в связи с задачами выпуска гражданской продукции появляется острая необходимость в собственных R&D подразделениях, а это инженеры и учёные высокой квалификации, их нужно готовить, создавать инжиниринговые компании. Кроме того, общим основанием для совместной деятельности становятся оцифровка производств и системы индустриального искусственного интеллекта, а это уже ориентация на экспорт науки на мировой рынок.

Уникальные технологические заделы, образовательные программы и высокая концентрация промышленных предприятий на территории Удмуртии, а самое главное – правила взаимодействия организаций могут стать ключевым конкурентным преимуществом в нашей заявке на НОЦ. Наш опыт трансформации научной организации мы намерены использовать и в создании Научно-образовательного центра мирового уровня на территории Удмуртии. Верим, что совместно с нашими предприятиями, университетами, инжиниринговыми компаниями и технологическими предпринимателями мы обеспечим стране научно-технологический прорыв в области наших компетенций и сегментов деятельности.

Читайте также: