Наталья Падерина. Ровная мушка. Плавный спуск.

В жизни Натальи Падериной уже 33 года звучат слова: «ровная мушка, плавный спуск». Эту фразу говорит её тренер, то же самое произносит она своим подопечным, стоящим на огневом рубеже перед стрельбой.

 

2008 год, Олимпийские игры в Пекине. Наталья Падерина вместе с восьмью спортсменами из разных стран мира вышла в финал.

– Я вышла в финал первая по результатам отборочного старта. Зубы стучали, чтобы унять дрожь, я сжимала их так, что, казалось, эта гримаса останется на моём лице на всю жизнь. Первым выстрелом я попадаю в цифру восемь. Сама себе задаю вопрос: ну и что ты сюда приехала? Я даже не видела телевизионную камеру, которая в это время зависла напротив меня. Муж потом рассказывал, что видел моё лицо крупным планом, на нём всё было написано. Мне оставалось только одно: собраться и показать то, что умею.

Итогом пекинской Олимпиады стало серебро. Первое место заняла китаянка, бронзу получила грузинская спортсменка. Многочисленные награды – медали и кубки с российских соревнований, чемпионатов Европы и мира – занимают дома огромный шкаф. Она не заглядывает в Википедию, чтобы прочитать о себе, и с улыбкой воспринимает слова восхищения в свой адрес. Наталья сравнивает себя с медведем, которому хорошо в своей берлоге, а выбор спорта объясняет неторопливостью и возможностью спокойно анализировать свои действия.

 

 

Просто случай

– На самом деле не я выбрала этот спорт, а, скорее, он меня, – рассказывает именитая спортсменка. – В школе проходила игра «Зарница», на одном из этапов надо было стрелять из винтовки, у меня это хорошо получилось, так я оказалась потом в тире. Он у нас располагался под бассейном, который регулярно протекал. Мы постоянно смеялись, что есть биатлон, где лыжи и стрельба, а в нашем варианте – вода и оружие. Сначала стреляла из винтовки, потом, когда команда поехала на соревнования по пулевой стрельбе, нужна была пистолетчица, и взяли меня, буквально вложив в руки пистолет со словами: «Ровная мушка, плавный спуск, стреляй». Это было в 1991 году, с тех пор я так и делаю.

Не представляю себя в плавании или беге, лыжи тоже не моё. Когда-то я занималась гандболом, была вратарём, с тех пор мяча боюсь и сегодня. А стрельба – это, скорее, характер, состояние души, мироощущения. У нас не важно: худой ты или толстый, высокий или низкий, даже орлиное зрение – не главное. Добиться результата могут многие, если нравится то, что делаешь, прилагаешь усилия, умеешь слышать и слушать. Пистолет весит один килограмм семьдесят граммов и имеет длину сорок сантиметров. За упражнение, которое длится полтора часа, его надо поднять не один десяток раз, перезарядить и снова поднять. Поэтому прибавьте к необходимым качествам ещё силу и выносливость, и портрет чемпиона будет почти готов. (Смеётся.)

 

 

Птица гордая

В деле становления спортсмена тренер играет главную роль. Мой первый тренер занимался со мной два года, потом был армейский клуб ЦСКА. За клуб ЦСКА я выступала 25 лет, вышла на пенсию в звании капитана. Когда переехала в Ижевск, моим наставником стала Татьяна Николаевна Санникова. Она до сих пор меня тренирует, хотя я уже сама занимаюсь с детьми, езжу с ними на соревнования, но её совет мне нужен всегда. Именно тренер видит ошибки со стороны, может подсказать и поправить спортсмена. Последний, к тому же, птица гордая, не пнёшь – не полетит, как шутим мы о себе. Вот такой пинок коленом нужен всем, мне в том числе, чтобы каждый мог проводить с собой внешнюю и внутреннюю работу, уметь копаться в себе, анализировать поступки, вести с собой диалог, учиться адекватно воспринимать ситуацию, расти и идти дальше.

В нашем деле важно уметь подчиняться тренеру. Иногда человек думает, что всё знает и умеет, привык работать по шаблону, и здесь именно взгляд со стороны может помочь принять правильное решение. Надо доверять друг другу, и тогда можно добиться результата. А вот выходить на огневой рубеж ради последнего не стоит. Всегда говорю своим ребятам: надо показать то, что ты умеешь, чему научился за время подготовки. Как только в голове «включается» другое, риск неудачи возрастает.

 

 

Командная игра

Самыми сложными для меня из всех соревнований были мировые первенства и выступления в команде. Россия в этом виде спорта всегда занимала призовые места, у нас высокий уровень спортсменов, которые постоянно были в тройке лидеров. Порог ответственности настолько высок, что эмоции зашкаливают. Ты понимаешь, что не можешь подвести, от тебя зависит результат всей сборной. Стрельба требует максимальной сосредоточенности, надо уметь собраться, и, как показывает опыт, у каждого здесь свои «технологии». Перед завершающим этапом на Олимпиаде в Пекине мы, спортсмены и тренеры из разных стран, находились в одной комнате. Мой тренер мне сказал: ты не бойся, всё будет нормально. А его китайский коллега в это время тоже что-то говорил своей подопечной. Я не знаю, было ли это какое-то заклинание (Смеётся.) или специальная мантра, но складывалось ощущение, что она от его слов впадает в некий транс. Позже на рубеже представительница Поднебесной была совершенно спокойна, стреляла без эмоций. Даже после того, как стало понятно, что она обошла всех, заняв первое место, и мы подошли её поздравить, на лице китайской спортсменки не было ни улыбки, ни счастья: отстранённая, совершенно безучастная, как будто не она только что стала олимпийской чемпионкой. Конечно, в Китае всегда были сильны технологии нейропрограммирования, целые институты занимались и занимаются подготовкой и выращиванием спортсменов до медали, начиная от медицинских техник, заканчивая специализированными тренингами. К сожалению, у нас такого не было, хорошо, что сейчас стали появляться психологи, работающие со спортсменами.

 

 

Найти себя

Мою первую Олимпиаду удачной не назовёшь – четвёртое место. В Афинах я не смогла собраться, сказались волнение и отсутствие опыта участия в соревнованиях такого уровня. Вторая была в Пекине, её итог – серебро. Тогда давалось упражнение – сорок выстрелов, и спортсмены, набравшие наибольшее количество очков, выходили в финал. Рекорд до сих пор принадлежит мне, никто не смог пока его улучшить. (Улыбается.) После финала по сумме двух рубежей определялся победитель, в Пекине им стала китаянка, спортсменка из Грузии заняла третье место.

На третьей Олимпиаде я выступила неудачно, тогда подвело здоровье. От участия в четвёртой Олимпиаде отказалась. Просто поняла, что снова оставить семью, мужа, детей почти на целый год, пока длится подготовка, больше не смогу.

Сегодня я тренирую детей, и очень счастлива, что нашла применение своим навыкам и опыту. В качестве тренера сборной меня приглашали в Арабские Эмираты, Азербайджан, но я не представляю себя в другой стране, где иные традиции, уклад жизни, менталитет. Это вызывает у меня внутренний протест. Как жить без снега, нашей грязи, когда машина до крыши заляпана, без родных и друзей, я даже не представляю. В моих словах нет пафоса, я здесь росла, воспитывалась и надеюсь, что моя любовь к родным местам передалась и моим детям.

 

 

Семья

Хотя я родилась и выросла в Екатеринбурге, Удмуртия для меня действительно стала родной. Всё началось (это было в 90-х годах) с очередных соревнований, на которые меня отправили в Ижевск. Вместо гостиницы я остановилась у подруги, которая меня приютила на несколько дней, и у неё я познакомилась с будущим мужем. Через две недели я вернулась в Ижевск и осталась здесь. Не знаю, что тогда промелькнуло между нами – искра или озарение, но я люблю и бесконечно благодарна человеку, который стал для меня надёжным плечом, замечательным отцом и другом, поддерживающим меня все эти годы. Выражение «как за каменной стеной» именно о нём, он никогда не давал пустых обещаний, всегда выполнял свои обязательства.

При знакомстве я сказала, что занимаюсь пулевой стрельбой, но будущий муж, видимо, не очень представлял, что ждёт его в совместной жизни. Перед Олимпиадой в Пекине я была дома, если сложить все дни, не больше четырёх месяцев. Приезжала на несколько дней, максимум – неделю, собирала вещи и уезжала. Мне было очень тяжело, но я научилась закрывать внутренние двери, понимая, что спорт – моя работа, и в ней нет места нервам, чувствам и слёзам. Позднее старший сын мне скажет: «Я ненавижу твою стрельбу и твой спорт». Мне нечего было ему ответить: Тимуру пришлось постоянно быть без мамы, а я не видела, как он улыбнулся, пошёл, сказал первое слово. С дочерью «закрыть двери» надолго я не смогла, и отсюда, наверное, последовали неудачи в соревнованиях разных уровней. Малышке было три месяца, когда я отдала её на руки няне – надо было уезжать в очередной раз. Мужу пришлось нелегко, хотя помогали, конечно, и бабушки, и няня, но основная часть забот лежала всё равно на нём. Наша дочь «мамашница», страшно ко мне привязана. Женя начала постоянно болеть, как сказали врачи – чистая соматика. Разрываться между дочерью, семьёй и спортом я не стала и написала отказ от участия в Олимпиаде в Рио-де-Жанейро, завершив карьеру.

 

 

Будущие чемпионы

Как это ни удивительно, но сын пришёл в спорт, выбрав пулевую стрельбу. Сначала он решил попробовать заниматься со мной, но мы, что называется, не сошлись характерами. Первая же тренировка закончилась ссорой, мне хотелось как можно быстрее научить его всему, Тимуру, наверное, казалось, что я давлю на него. Бросив пистолет, он ушёл, но через полгода вернулся, и тут уже я, став мудрее, отправила его заниматься со своим тренером и отличным психологом Татьяной Николаевной. Через два года он достиг неплохих результатов и иногда обращается ко мне за советом. Чувствуется, что ему интересно, он готов двигаться дальше. Недавно в тир пришла и дочь. Она тоже занимается у Татьяны Николаевны, совмещать тренера и маму у меня пока не получается. (Улыбается.) Женя заявила, что мечтает стать олимпийской чемпионкой, поэтому ей есть над чем работать. (Смеётся.)

Мне нравится бывать за городом, возиться в земле, выращивать цветы. У нас есть дача, куда мы часто ездим всей семьёй. Иногда мне хочется побыть одной, чтобы подумать о прошедшем дне, переосмыслить какую-то ситуацию, привести мысли в порядок. Тогда я сажусь в машину и просто еду вперёд. Дорога меня успокаивает и даёт возможность сосредоточиться и подумать над новой задачей. Но мне уже не надо, как в Пекине, сжимать зубы и думать о мишени, я знаю, что надо просто делать то, что умею, и слушать себя.