«Нашествие» какое-то нашло…

Ежегодно в мире проходят тысячи музыкальных фестивалей. В одном ряду со знаменитыми Glastonbury, made in Великобритания, бразильским Rock in Rio, родившимся в Дании Roskilde, чикагским Lollapalooza, сербским EXIT и австрийским Donauinselfest гордо стоит и российский рок-фестиваль «Нашествие». Это, без сомнения, самый масштабный оупен-эйр нашей страны.

«Нашествие» – прежде всего музыкальный фестиваль. Это уникальная территория мега-звука и улётного светового оформления. Это две сцены, работающие одновременно (что меня всегда заставляет метаться, выбирая, куда отправиться). Это около 100 музыкальных коллективов каждый год. Это тысячезалповый салют во время выступления хедлайнеров, какого родной Ижевск не видывал и в День Победы. Это контрабандные фанатские файеры и феерические огненные шоу. Это флеш-мобы от поклонников, панковские слэмы, многотысячные «козы» и громовые аплодисменты. Это сорванные голоса и, в зависимости от капризов погоды, обгорелые плечи или промоченные ноги.

Посмотреть все коллективы физически невозможно, потому что ресурсы человеческого организма истощимы и периодически требуют подзарядки в виде еды и сна. Поэтому каждый фестивалец имеет в голове план посещения выступлений. Я тоже распечатываю для себя программу музыкальных сетов, составляю график, который регулярно и с удовольствием нарушаю.

В этом году «Нашествие» собрало более 200 тысяч зрителей. Среди них, как всегда, люди разных возрастов, разных профессий и разных социальных слоёв. Здесь и молодёжь, и родители с детьми, и граждане солидного возраста. И если бытует стереотип, что рок-фестивали – удел безбашенных юнцов, то что заставляет зрелых мужей приезжать сюда год за годом?

Обходя палаточный лагерь в поисках земляков, я нашла группу отдыхающих под стягами Удмуртской Республики, закреплёнными к тенту (очень популярный ориентир на фестивале, облегчающий дорогу «домой»), и расспросила о том, что важно и ценно для них на этой музыкальной площадке.

Дмитрий, 47 лет, экономист-снабженец:

Я лет с 12 увлекался творчеством групп Beatles и Rolling Stones и, слушая западную музыку, мечтал о недосягаемой свободе, манящей романтике Вудстока, представляя, как бы здорово было там оказаться.

И вдруг, спустя годы, это стало реальностью! В стране стало вещать «Наше радио», а вслед за этим родился и фестиваль «Нашествие». У меня появилась долгожданная возможность услышать всю «старую гвардию» российских рокеров на одной сцене.

Впервые я приехал на фест в 2006 году, тогда он проходил в Рязани, а в прошлом году уже отметил своё юбилейное, десятое «Нашествие» в Тверской области. И не собираюсь на этом останавливаться!

Что меня привлекает? Конечно, я могу послушать всех артистов на сольных концертах, что и делаю в течение года. Но оупен-эйр это не закрытый зал, это совершенно другой звук и другая энергетика. Это то, что не передают ни фото, ни видеотрансляция. На VIP-трибуне я встречаю таких же взрослых, как я, людей-единомышленников! Пожалуй, нас тянет сюда ностальгия по юности. Однажды я был в майке с надписью «СССР», и незнакомая женщина, увидев меня, запела: «Очень хочется в Советский Союз…», а я в ответ подхватил: «Очень хочется снова и снова!» (текст песни группы Ундервуд. – Прим. автора). И в этом суть «Нашествия»: здесь легко найти «своих» людей. Людей, которые, заплатив круглую сумму за билет, гостиницу и дорогу, вместе с тобой, как пацаны, раскачиваются, рискуя сломать трибуны, в такт группировке «Ленинград». Это чистый свободный выплеск эмоций.

Земля полнится слухами, и один человек, побывавший на «Нашествии», на следующий год привозит с собой несколько «завербованных», точнее, зачарованных рассказами о том, «как там хорошо». «Нашествие» подарило и мне много добрых знакомств и друзей. Есть люди, с которыми мы встречаемся только один раз в год, только на фестивале, и тем ценнее и долгожданнее эти встречи. Однажды я работала в офисе, в кабинет зашёл мужчина. Моя коллега, оказавшись его знакомой, представила меня одной фразой: «Такая же сумасшедшая, как ты, тоже ездит на «Нашествие». Мы переглянулись с вошедшим, улыбнулись, и нам стало всё ясно без лишних слов.

Сергей, 45 лет, банковский служащий:

«Нашествием» меня «заразил» мой друг. Он, посетивший несколько фестивалей подряд, так красочно расписывал их, что моё сердце дрогнуло. Наша юность пришлась на восьмидесятые. В это время на фоне официально разрешённых ВИА только-только «поднимали головы» рок-коллективы «Машина Времени», «Воскресение», «Алиса», «Кино», «Наутилус Помпилиус». Нам, поколению, успевшему побывать не только пионерами, но и комсомольцами, вкусившему всю «прелесть» запретов и коммунистической пропаганды, эта музыка была как глоток свежего воздуха. Подражая им, мы создавали ансамбли, сочиняли и играли свои песни. Я помню, как «жарил» на басу, и как это было здорово. Поэтому в один прекрасный день я взял несколько дней отпуска, собрал компанию, залил полный бак бензина и отправился на «Нашествие».

Фестиваль превзошёл все мои ожидания. Помимо любимых групп, которые я рассчитывал послушать, я «вкусил» реальных мужских развлечений. Увидел настоящую военную технику. Мне, не служившему в вооружённых силах, было очень занятно посидеть внутри машин, потрогать рукоятки и переключатели. Поразило авиашоу. Пилотажные группы «Русские витязи» и «Стрижи» показывали своё виртуозное лётное искусство. А я, по счастливой случайности, оказался рядом со штабом и собственными ушами слышал, как руководитель отдавал команды пилотам.

Когда мне говорят фразы типа «там грязно», «нет комфортных условий», «все вокруг пьют», я отвечаю, что каждый сам делает свой выбор. Многие мои знакомые арендуют номера в комфортных гостиницах неподалёку, пользуются услугами трансфера и не чувствуют никаких лишений бродячей жизни. Есть такие, кто живёт в ВИП-городке, где есть душевые кабины, ресторанный дворик, кипит ночная жизнь, полная развлечений. Если есть желание, можно добраться от Москвы до «Нашествия» по Волге на теплоходе и жить в каюте, имеется и такой сервис. А мы, старые походники, охотники-рыболовы, с удовольствием живём в палаточном городке, наслаждаемся духом фестиваля и отдыхаем от комфорта, которого с избытком в нашей обычной «взрослой» жизни. Здесь главное даже не музыка, а общение. Приезжаешь, никого не зная, а через десять минут ты знаком со всеми. И это гармония, взаимопонимание, юность. А возраст «Нашествию» не помеха, важно то, что ты сам о себе думаешь.

На фестивале хочется «фестивалить» и креативить! Чего только здесь не увидишь: и ирокезы всех цветов и фасонов, и раскрашенные лысины (особо ценятся номера регионов и дурацкие слоганы), и всевозможные костюмы: медиков, шутов, принцесс, ангелов, демонов, скелетов и прочего сказочного люда. Традиционно на поле перемещаются несколько смертушек. Как и положено, с косой. Здесь можно встретить и молодых панков, и старых металлистов в поношенных косухах и видавших виды цепях. И даже скромные новички, впервые оказавшись в этом вареве, уже к концу второго дня являются в свой лагерь размалёванными, разодранными или разряженными в фирменный фестивальный мерч: банданы, футболки, браслеты и значки.

На «Нашествии» у всех разные интересы. И если одних привлекает собственно музыка, то других – здоровый авантюризм.

Вячеслав, эксперт-криминалист, 50 лет:

Я никогда особо не слушал и не увлекался музыкой. Тем более роком. Я просто люблю путешествовать, люблю дорогу, она меня и привела на «Нашествие». А потом эта тема затянула. Интересно, когда на парковке около твоего авто стоят крутые тачки стоимостью в несколько миллионов, а рядом с тобой на концерте залихватски отплясывает руководитель крупного предприятия или по палаточному городку прогуливается рок-звезда мирового масштаба, запросто братаясь со всяким встречным и раздавая автографы.

Здесь такой воздух, наверное, что каждому хочется быть неординарным. Многие специально к «Нашествию» шьют костюмы, ставят ирокезы, отращивают хаеры, красят волосы. И даже мы, тряхнув стариной, заказываем майки с особыми фестивальными надписями и безжалостно наклеиваем на свои машины логотипы «Нашествия».

Вообще не важно, где ты расположился: просто на поле перед экранами, с шезлонгами, пледами и всеми домочадцами, в толпе у сцены фанзоны или, приобретя супер-вип, смотришь выступления артистов со специального балкона на Главной сцене, ты частица единого организма, сообщества, ты здесь в компании «одноклубников» – «нашественников».

И все-таки самое главное на «Нашествии» – это люди. Это то, чего на фестивале больше всего. Вернее, кого. Здесь нельзя быть одиноким. Просто невозможно. И не только оттого, что народа много, но в большей степени потому, что люди эти неравнодушные! Они связаны между собой одной общей идеей. Каждый человек на поле – твой друг, соратник и брат, потому что приехал он для того, чтобы наслаждаться любимой музыкой. Знаю людей, которые летят из Владивостока, едут из Калининграда, из Казахстана, преодолевают тысячи километров, заранее подгоняют отпуска и загодя покупают билеты. Наверное, именно поэтому на «Нашествии» такая атмосфера мира, единения и детской радости. Меня не покидает ощущение, что взрослые люди съезжаются со всей страны для того, чтобы почувствовать себя детьми. Беззаботными, счастливыми и свободными, как в песне Валерия Кипелова.

Читайте также: