Лечить одного человека непросто. Курировать здоровье всего здравоохранения, особенно на современном этапе, обнажившем триггерные точки системы, в условиях нарастающего недовольства общества медициной, – задача архисложная. Тем не менее у заместителя председателя Правительства Удмуртской Республики Эльвиры Пинчук есть своя тактика ведения столь серьёзного «больного» государственного масштаба.

Я не думала, что чиновники столько работают!

– Эльвира Зиннуровна, до перехода на госслужбу вы 12 лет возглавляли успешную сеть частных многопрофильных клиник. Что побудило вас к таким переменам в карьере?

– Сложились воедино сразу несколько факторов. Для меня всегда было важно развиваться, двигаться вперёд, ставить и решать новые амбициозные задачи. В какой-то момент пришло осознание, что в бизнесе цели достигнуты, я готова к новым профессиональным вызовам. И здравоохранение республики – это, безусловно, новый уровень сложности и ответственности. Кроме того, мне было важно, чтобы деятельность приносила практическую пользу, работа ради работы меня никогда не интересовала. И конечно же, особое значение имела возможность стать частью сильной команды единомышленников, поработать с Главой Удмуртской Республики Александром Владимировичем Бречаловым.

– Что вас больше всего удивило на новом месте?

– Будучи предпринимателем, я утверждала, что политика мне не интересна, и считала, что чиновники ничего не делают. Сейчас мне стыдно за эту риторику. Никогда в жизни я столько не работала, как в последние пять месяцев, причём не только умственно, но и физически. Я не представляла, что будет такой колоссальный объём задач и такой темп, когда в 22.00 ты собираешься домой и понимаешь, что остались важные вопросы, требующие оперативного решения сегодня. И в итоге уезжаешь с работы в час ночи. Что будет только один выходной, в который, естественно, ничего не успеваешь. Но даже это мне нравится в новой работе. Ещё ни разу не пожалела о том, что так кардинально изменила свою жизнь. 

Дорожная карта для здравоохранения

– Пересмотрели ли вы свою оценку здравоохранения региона, когда начали работать в статусе заместителя председателя Правительства Удмуртской Республики?

– Учитывая предыдущий опыт, у меня было представление о ситуации в здравоохранении Удмуртии. Конечно, сейчас я более глубоко погрузилась в проблематику отрасли. Основной инсайт, которым могу поделиться, – я полагала, что в нашей медицине всё гораздо хуже. А на самом деле здравоохранение Удмуртии входит в топ-20 региональных систем здравоохранения Российской Федерации. Это не показатель того, что у нас нет проблем. Их хватает. Но и сказать, что у нас в здравоохранении всё плохо, я не могу.

– Одной из своих первоочередных целей вы назвали аудит отрасли. Как он будет проводиться? Какие результаты вы планируете получить?

– Важность аудита была очевидна изначально. Но, чтобы получить качественный результат от привлечённых внешних экспертов, нужно правильно поставить задачу, а значит, мне нужно было самой детально погрузиться во все процессы функционирования здравоохранения Удмуртии. И на это мне потребовалось время. В настоящее время Правительство Удмуртской Республики находится в финальной стадии переговоров с несколькими крупными компаниями. И в ближайший месяц, думаю, договор на оказание аудиторских услуг будет заключён. Работа предстоит большая, выполнить её за несколько месяцев невозможно, так как речь идёт о здравоохранении всей республики. Её итогом должна стать дорожная карта, которая определит стратегию и тактику дальнейшего развития отрасли.

– Основные болевые точки и задачи вы, наверное, можете назвать и без аудита…

– Безусловно, я прекрасно понимаю, что он выявит. В этом году федеральный фонд ОМС существенно сократил Удмуртии лимиты на госпитализацию – минус 15 тыс. случаев. Соответственно, люди недовольны сокращением объёмов медицинской помощи. Далее, мнение пациента о системе здравоохранения складывается не по пребыванию в стационаре, а в первую очередь – по поликлинике, которую он посещает регулярно. Поэтому наша ключевая цель – модернизация первичного звена, обновление его материально технической базы. На втором месте – это строительство новых лечебно-профилактических учреждений и ремонт действующих. В Удмуртии в настоящее время 104 ФАПа находятся в аварийном состоянии. В 2021 году в эксплуатацию будет введено 88 новых фельдшерско-акушерских пунктов. Эти работы будут продолжены и дальше.

Следующий блок – кадровый дефицит. 2021 год объявлен Годом села, поэтому мы должны сосредоточиться ещё и на сельской медицине, так как добиться открытия ФАПа – это одно, а полностью укомплектовать его персоналом – другое. Это непростая задача. Но здесь на помощь приходят программы «Земский доктор» и «Земский фельдшер», которые успешно реализуются в республике. В прошлом году по ним были трудоустроены 72 врача и 36 фельдшеров.

Кадровые решения

– В последнее время в медицинских учреждениях республики активно менялись главные врачи. Оправданы ли такие перестановки, тем более – в условиях кадрового дефицита?

– Сейчас работа в части кадровой политики ведётся максимально открыто. Все решения о новых назначениях принимаются коллегиально – кадровым советом, в который входят пять специалистов, и исключительно на основании ключевых показателей эффективности деятельности каждого главврача. Мы смотрим, насколько успешно он справляется с работой в своём учреждении, это касается самых различных вопросов – и оказания медпомощи, и уровня смертности, и кредиторской задолженности, и взаимодействия с коллективом, и работы с обращениями граждан и так далее.

– Теперь со стороны главврачей есть понимание того, что отрасль нуждается в трансформации?

– Команда руководителей учреждений здравоохранения меня очень порадовала. Я думала, что это люди, привыкшие к определённому образу работы и мыслей. И была приятно удивлена, когда увидела, что большинство главврачей активно подхватывают изменения, происходящие в отрасли. С первого дня работы призываю всех к максимальной открытости – и мы видим, как больницы, к примеру, всё активнее взаимодействуют с пациентами в социальных сетях.

– Тем не менее во многих государственных поликлиниках и больницах люди зачастую сталкиваются с грубым отношением со стороны медицинского персонала. Как вы считаете, этой проблеме есть решение?

– Мне как человеку, пришедшему из бизнеса, где сервису придаётся первостепенное значение, такие жалобы очень режут слух. Поэтому ввела практику посещать разные поликлиники без предупреждения. Важно понять, на каком этапе система даёт сбой. Также часто начинаю утро с того, что звоню в любую регистратуру города, чтобы записаться на вакцинацию или приём. И, к сожалению, не всегда получаю доброжелательное отношение. Безусловно, такими точечными звонками проблему не решить. Нужен системный, комплексный подход, поэтому в настоящее время разрабатывается программа обучения сотрудников первичного звена. Надеюсь, что это позволит снять остроту вопроса коммуникаций между представителями лечебно-профилактических учреждений и их пациентами.

Когда была руководителем компании, всегда говорила: «Мы должны подарить пациенту не только здоровье, но и хорошее настроение!». Кстати, мой девиз – с улыбкой по жизни – меня не раз выручал в сложных ситуациях.

Будущее – за партнёрством

– Эльвира Зиннуровна, будущее медицины – за высокими технологиями, однако бюджетные учреждения не всегда имеют средства на их внедрение. В этих условиях какой должна быть наиболее эффективная модель взаимодействия государственного и частного здравоохранения?

– Я уверена, что будущее медицины – за государственно-частным партнёрством. Это может быть концессия, ГЧП в чистом виде и так далее. Есть такие направления, где частная медицина шагнула далеко вперёд, и, конечно, мы должны использовать эти возможности для повышения доступности и качества оказания медицинской помощи населению.

– Насколько активно такие проекты развиваются в Удмуртии?

– На данный момент таких проектов не много. Давайте будем откровенны: лишь единицы из регионов могут похвастаться успешной реализаций механизма ГЧП в медицине. У нас ближайший проект – за счёт частных инвестиций будут закуплены шесть аппаратов компьютерной томографии (КТ) для медицинских учреждений Удмуртии. На данный момент два КТ уже приобретены: в ближайшее время откроем КТ в Сарапуле, а в ГКБ № 9 уже идут ремонтные работы для установки оборудования. Они будут полностью работать в системе ОМС. Следующий шаг по ГЧП – централизация лаборатории в Глазове на базе межрайонной больницы. Также сейчас ведутся переговоры с государственной корпорацией ВЭБ.РФ о строительстве в Ижевске большой поликлиники на условиях концессии и с «Росатомом» о создании центра ядерной медицины.

– Централизация лаборатории в северной столице вызвала активные протестные волнения. Общество не готово к ГЧП в медицине?

– Действительно, поначалу трансформация государственной лаборатории была воспринята болезненно. Но когда мы объяснили, что лаборатория и дальше будет работать в системе ОМС, ни о каких платных услугах речи не идёт, что инвестор за счёт собственных средств приобретёт оборудование стоимостью более 30 млн руб., что ни один сотрудник не будет уволен и никто не потеряет в зарплате, сопротивление стало меньше. Этот пилотный проект заработает в ближайшее время. В течение шести месяцев мы посмотрим, совпадут ли наши ожидания с реальностью, и поймём, стоит ли его масштабировать на Ижевск и республику.

К сожалению, на данный момент лабораторные исследования – это наше больное место. Лаборант до сих пор ручкой в журнал вписывает результаты. А пациенты у меня в соцсетях спрашивают, почему из государственной поликлиники им не присылают информацию на электронную почту, как это делают частные клиники.

Для этого отрасли необходима цифровизация. Пока внедрение цифрового контура в здравоохранении страдает. И это – тоже одна из наших задач. В текущем году, надеюсь, больницы будут оснащены современной цифровой медицинской системой, и тогда мы с помощью электронных сервисов сможем не только присылать результаты анализов, но и приглашать на приём, на вакцинацию, отправлять пациентам другую необходимую информацию и т. д.

– Какие ещё новшества вам бы хотелось привнести в региональное здравоохранение?

– Эта система работала годами. Сказать, что я пришла и разом всё повернула в другую сторону, – невозможно. Медицина, безусловно, будет трансформироваться, но маленькими шажками, становясь более подвижной, менее бюрократизированной. Мне кажется, если с теми же обращениями пациентов мы научимся работать не за 30 дней, а, как во всём прогрессивном мире, давать ответ человеку в течение двух-трёх дней, это уже будет большим шагом вперёд.

– Если бы у вас была возможность вылечить человечество от одного заболевания, какое бы вы выбрали?

– Однозначно, онкологическое. Это самая распространённая причина смертности в мире, поэтому все усилия сконцентрировала бы именно в этом направлении. Надо отметить, что оказание медицинской помощи по онкологическому профилю в республике находится на высоком уровне, к нам часто обращаются пациенты из других регионов.