Концепция развития молочной отрасли Удмуртии презентована

Главе Удмуртии Александру Бречалову презентовали Концепцию развития молочной отрасли, разработанную для региона. Как сообщила министр сельского хозяйства и продовольствия Удмуртии Ольга Абрамова, эта концепция должна лечь в основу подпрограммы, которая, в свою очередь, будет одним из разделов государственной программы развития сельского хозяйства республики. Представленная концепция основывается на принципах повышения эффективности производства и продуктивности стада. Однако руководители сельхозпредприятий считают, что в документе много острых углов и что он не учитывает реалии Удмуртии и нуждается в доработке.

Вырваться в тройку лидеров  

30 июля на презентацию Концепции собрались члены Общественного совета при Минсельхозе УР, руководители ведущих хозяйств и молокоперерабатывающих предприятий, разработчики Концепции в лице исполнительного директора СОЮЗМОЛОКО Артёма Белова и генерального директора ООО «Стреда консалтинг» (Москва) Алексея Груздева. Артём Белов и Алексей Груздев рассказали о том, как, по их мнению, должно развиваться молочное направление в Удмуртии.

«Молочный сектор в последние четыре года очень динамично развивался в связи с серьёзным ростом доходности производства. В результате двукратной девальвации рубля и введения специальных экономических мер в 2014 году российский рынок серьёзно освободился от импорта, и цена сырья в 2013-2017 годах выросла на 70%. У нас в стране был серьёзный прирост в производстве товарного молока, и это стимулировало развитие переработки», – рассказал Артём Белов, исполнительный директор СОЮЗМОЛОКО.

Он считает, что говорить о росте закупочной цены после её падения пока рано, однако «уже сейчас видно, что в последние несколько недель на несколько копеек цена идёт вверх», и уверен, что всё-таки во второй половине года ожидается «определённый прирост».

«Одна из важнейших сегодня задач – повышение эффективности и обеспечение доходности производства. В Концепции заложены механизмы, направленные на решение этих двух задач: тут мы говорим о работе с генетикой и кормами, о различных образовательных мероприятиях для работников отрасли. В этом – резерв развития. С одной стороны, мы понимаем проблемы, связанные с бюджетом, которые есть в республике. А с другой стороны, у Удмуртии есть большой потенциал: на карте России Удмуртия занимает очень выгодное место в молочной сфере. В настоящее время показатели республики таковы: №3 в производстве молока в сельхозорганизациях, №7 – в производстве товарного молока, №5 – в приросте производства за последние пять лет и №2 – в экспорте молочной продукции со своей территории. Только Алтайский край обгоняет Удмуртию. А ещё Удмуртия №3 в производстве сыров и творогов, №6 – в производстве сливочного масла и сухого молока. По всем основным производственным показателям вы входите в топ-3-7 России. В республике есть очень сильные переработчики, которые могут быть драйверами развития рынка. Мы в Концепции закладываем, что через 10-12 лет в тройке лидеров должен появиться игрок из Удмуртии. И это возможно, если сейчас предпринять усилия. Мы активно сравниваем лучших российских, европейских и американских производителей и понимаем, что компании, сопоставимые по затратам, очень часто дают продуктивность существенно больше в 1,5 и 2 раза», – считает Артём Белов.

По его мнению, в долгосрочной перспективе до 2030 года Удмуртия может стать одним из флагманов отрасли в России, а в течение 12 лет республика вполне может стать №1 по объёмам экспорта, обогнав Алтайский край, №5 – по объёмам товарного молока и выйти на №3 по продуктивности молочного животноводства (сейчас не входит даже в топ-15).

«Концепцию мы рассматривали до 2030 года, на 12-летний период. Мы предполагаем, что через 12-15 лет мы получим качественно новую отрасль с совершенно другими показателями продуктивности и эффективности. Заработная плата по сельской местности вырастет до 32-35 тыс. рублей, а это достаточно существенные цифры. В рамках 12-летнего периода планируется, что в отрасль будет вложено порядка 23 млрд рублей (а это не на много больше того, что сегодня предлагается), из них 13 млрд – региональные деньги, 10 млрд – федеральный бюджет. В результате в бюджет региона в виде налоговых поступлений может вернуться 19 млрд рублей (суммарно в бюджеты региона и федерации – 33 млрд руб.). Если говорить о приросте валового регионального продукта, то только в молоке он может дать плюс 9 млрд рублей ежегодно. Мы считаем, что по итогу реально выйти на цифру 1 млн тонн товарного молока в год. Это не самая большая цифра на фоне других регионов, но она очень реалистичная, с учётом возможностей Удмуртии. Она может стать серьёзным стимулом для развития экономики», – сказал исполнительный директор СОЮЗМОЛОКО.

Алексей Груздев, генеральный директор ООО «Стреда консалтинг», отметил, что Удмуртия, опираясь на те механизмы, которые она имеет сегодня, может в ближайшие 10-12 лет поддерживать темпы роста в сырье на 3% в год. Он подчеркнул, что это очень хорошая динамика, и, как показывают последние пять лет, её выдерживали только пять регионов России, и Удмуртия в их числе.

«Задача Концепции состояла в том, чтобы поддерживать эти темпы роста. Но чем дальше, тем поддерживать сложнее. Поэтому работать нужно на опережение, закладывая фундамент тех механизмов, которые будут действовать в дальнейшем. В Удмуртии, в отличие от многих регионов, программа опирается на уже действующие предприятия и не предполагает нового строительства, которое, в свою очередь, требует масштабных вложений. Потенциала существующих в Удмуртии предприятий, на наш взгляд, достаточно, чтобы выйти на 1 млн тонн товарного молока к 2030 году. Важно работать над генетикой стада и над качеством молока, модернизировать хозяйства и внедрять новые технологии. Важно повышать квалификацию кадров: мы предлагаем работать со специальными сервисными компаниями, которые сегодня являются носителями технологий и способны их тиражировать. Также в республике необходим образовательный центр, где они могли бы ещё и стажироваться. Кроме того, общемировая практика также говорит, что в перспективе жизнеспособны только крупные кооперативные объединения – молочное животноводство очень инвестиционно, и это технологически ёмкий бизнес. Важна кооперация: не только сбытовая, но и производственная», – рассказал он.

Шаги и приоритеты

По словам министра сельского хозяйства и продовольствия Удмуртии Ольги Абрамовой, из Концепции родится подпрограмма, и её вынесут на общественное обсуждение, чтобы можно было внести корректировки. Предполагается, что с 1 января 2019 года программа заработает, и в рамках Концепции дополнительная господдержка будет доступна лишь для тех хозяйств, которые стремятся к развитию.

«Все меры поддержки, которые предоставляются сегодня в рамках государственных программ, в соответствии с законодательством будут выдаваться всем. То, что положено по закону, всё будет перечислено до копейки. С 2019 года всё то, что сверх этих денег – на результативность, эффективность и высокотехнологичность, будет доступно только сильным хозяйствам, и слабым придётся работать, чтобы они смогли получить эту дополнительную господдержку», – рассказала она, добавив, что работа для реализации Концепции уже началась.

Первый шаг – это идентификация поголовья. «Пока мы не знаем о реальном положении дел в отрасли, мы не можем ею управлять в принципе. Необходимо сформировать базу данных для анализа и корректировки правил господдержки», – отметила министр.

Второй шаг – кооперация и объединение хозяйств, не способных обеспечивать доходное производство. В 2018-2019 годах в рамках Концепции будут разработаны и внедрены меры господдержки по оздоровлению слабых хозяйств.

«Проведена оценка чувствительности расходов в молочном животноводстве – на точку безубыточности мы выходим при продуктивности 5,5 тыс. кг молока на голову. Эти расчёты проведены с учётом цены реализации сырого молока на уровне 20,50 руб./кг и показателе товарности 95%», – считает Ольга Абрамова.

Сейчас в зоне риска находится 101 хозяйство с суммарным поголовьем 29 тыс. коров, дающих 160 тыс. т молока. Слабые хозяйства – это те, кто имеет продуктивность менее 5,5 тыс. кг в год (в случае, если животноводство является основным видом деятельности), отрицательная динамика финансового результата и задолженность по выплате заработной платы в течение календарного года, неспособность уплаты налоговых платежей и отсутствие возможностей по обновлению основных производственных фондов.

«Если на сегодня предприятие не способно модернизироваться, вряд ли оно будет конкурентоспособным в перспективе, – резюмировала министр. – Мы не раз обсуждали, каким должно быть будущее слабых хозяйств. Как один из вариантов, предлагаем специализацию технологических процессов в молочном животноводстве. Эта практика широко используется за рубежом, в том числе и в России».

С опорой на сильных будут реализовываться узкая производственная специализация (нетельные комплексы, кормоцентры, фидлоты), сервисные контракты, повышение товарности и качества молока. Общемировая практика также показывает, что в перспективе жизнеспособны только крупные кооперативные объединения – молочное животноводство очень инвестиционно и технологически ёмкий бизнес. И ни один производитель в одиночку не состоянии идти в ногу со временем. Обязательно нужна кооперация.

Ещё один приоритет – модернизация существующих производств. В последнем случае предлагается поддерживать типовые проекты реконструкции и строительства. Эта мера в отрасли должна заработать с 2019 года.

Следующее направление работы – улучшение генетики животных. При племенном потенциале 10-11 тыс. кг молока на корову в год республика сегодня имеет показатель ниже среднего по ПФО. Задача – довести продуктивность до 7-12 тыс. кг молока в год. В ближайшие 7-8 лет молочный скот должен быть полностью обновлён. Хозяйства с поголовьем менее 200 голов или надоями ниже 4 тыс. кг на голову должны будут уйти с рынка. Отмечено, что такой путь развития прошла, в частности, Ленинградская область, в итоге она сегодня безусловный лидер в России по продуктивности молочного стада. В планах на 2019 год – разработка отдельной программы генетического развития КРС в базовых хозяйствах. Уже прорабатывается возможность организации лаборатории геномной оценки КРС. Будет проведена и оценка работы предприятий по искусственному осеменению скота с учётом роста продуктивности обслуживаемого поголовья.

«Экспорт продукции также выведен в отдельное приоритетное направление. В общем объёме экспорта отрасли молоко и молочные продукты сегодня занимают 60%, и если в 2017 году его стоимостный объём составил 1,8 млн долларов, то к 2020 году этот показатель мы можем увеличить в четыре раза. Но для этого и сельхозпроизводители, и переработчики должны соответствовать требованиям», – говорит Ольга Абрамова.

Также планируется организовать образовательные проекты на производственных площадках базовых хозяйств. Важный пункт – создание в 2019 году межрегионального образовательного центра в молочном животноводстве.

На развитие молочного рынка, считают в министерстве, также должны оказать положительное влияние реализация долгосрочных контрактов, стимулирование потребления и поддержка спроса молока и молочных продуктов, открытие регионального интервенционного фонда. Разогнать конкуренцию помогут предприятия малой переработки… Будет продолжена реализация проекта «3 молочных продукта в день», на 2019 год будет сформирован отдельный план по участию предприятий в ярмарках и социальных акциях.

Концепция должна быть доработана к моменту начала работы над региональным бюджетом на следующий год.

Комментарии

Владимир Красильников, председатель СХПК «Колос», Вавожский район

Руководство Удмуртии по сути навязало нам эту концепцию. Мы уже больше полугода купаемся в этом, но в данной программе нет нормального расчёта. Вся она строится на том, что, не вкладывая в животноводство, можно получить максимальную эффективность. Но такого не бывает!

Есть в концепции отдельные моменты, которые действительно надо делать, но в целом она не жизнеспособна и оторвана от реалий Удмуртии. Разработчики считают, что к 2030 году мы будем доить по 9 тыс. литров молока с коровы в год и вырвемся в топ. А другие регионы, что, будут стоять на месте? Нет. Люди развиваются, и порой быстрее. У нас в республике нет ни экономических, ни инфраструктурных условий для того, чтобы рвануть куда-то.

Сегодня надо засучив рукава работать над тем, что есть. Сейчас мы, например, не вносим удобрения, и плодородие наших почв не позволяет получить качественные корма. А без этого невозможно доить с коровы 9 тыс. литров в год. Да, есть много разных белковых добавок, которые можно использовать, но они, увеличивая продуктивность, сильно повышают и себестоимость. А ещё влияют на здоровье животного и срок его жизни сильно сокращают. В Ленинградской области продуктивность за 8 тысяч, но коров они используют по два года. Нам это не надо. И достичь средней по Удмуртии продуктивности за 9 тыс. – это нереально абсолютно.

Санация слабых хозяйств и кооперация – самый тяжёлый вопрос во всей концепции. Там противоречия. Самая большая проблема в том, что в половине районов «сильных» хозяйств, к кому можно было бы «слабые» присоединить, просто нет!

Я себя в этой концепции не вижу. У нас есть своя программа, мы знаем, что делать, и то, что предлагается, мы многое уже сделали. Надо, чтобы каждый район и каждое хозяйство нашли себя в этой концепции, и тогда каждый район на этой основе наметил бы для себя свой путь развития. Большинство хозяйств пока не видит себя в этой концепции и не понимает, что там вообще написано. Также предполагается поддержка сильных хозяйств по принципу их эффективности… Это как? У нас сильное хозяйство, как нас собираются поддерживать? Вопросов у всех много, и их больше, чем ответов.

Эффективное хозяйство наладить в нынешних условиях возможно, и мы над этим постоянно работаем. Поддержка села из бюджета УР по факту уменьшилась за последние пять лет в два раза (по бумагам – в полтора), но это получается с учётом того, что все цены на ресурсы увеличились. Лучшим стимулирующим фактором была бы хорошая закупочная цена на молоко и субсидии. 

Нам сейчас нужна комплексная программа развития села в республике. Концепция по молоку может быть лишь одним из её разделов. Была какая-то программа развития села в Удмуртии до 2020 года, но я её не видел, и никто о ней не говорит вообще. Как она выполняется или не выполняется, какие задачи там поставлены? Никто не знает. Новую, может, кто-то и делает, конечно, я не исключаю. Но концепция по молоку не может приниматься в отрыве от всех этих вещей. 

Елена Чиркова, генеральный директор ООО «Зуринский Агрокомплекс»

– Говорить о развитии молочной отрасли без развития села в целом – неправильно. Такое мнение разделяют большинство руководителей. Разработчики концепции, как мы поняли, не сделали анализ именно по Удмуртии. Они взяли только общедоступную статистику. Модель они делали согласно Ленинградской области. Но Ленинградская область и Удмуртия – два совершенно разных региона. И примерять свой кафтан на чужое плечо нельзя. В Удмуртии даже на севере и на юге республики условия различны.

Нельзя вот так с головой в омут бросаться. Например, концепция поделила хозяйства на те, которые должны развиваться и идти вперёд, и те, кому нужно уйти с рынка (с поголовьем менее 200 голов или надоями ниже 4 тыс. кг на голову – таких насчитали 34). Надо, во-первых, глубоко проанализировать, почему многие хозяйства оказались слабыми. За каждым из них стоит деревня. Высказали мнение, что эта концепция подходит только для Вавожского района, а для всех остальных – билет в один конец. Я согласна. Некоторым хозяйствам требуется не один десяток лет, чтобы встать на ноги и стать сильными. Взять Красногорский район – там все хозяйства подходят под критерии ликвидации, как будет жить целый район? Что будут делать Юкаменский, Селтинский, Кезский районы? Если мы будем действовать согласно новой «концепции», мы малые деревни можем забросить вообще: они сегодня экономически невыгодны, нерентабельны и т. д. Но имеющиеся высокие позиции по молоку Удмуртия занимает вместе с этими малыми деревнями, и это большой труд, нельзя этого не учитывать.

Много сказано об обучении кадров – да, образовательные центры нам нужны. Но ещё сказано, что мы должны увеличить заработную плату и налоговые отчисления в пять раз, – это вообще нереально. Как это сделать? Анализ не проведён.

Говорят, что субсидия – это бонус и надо учиться работать без неё. Да, мы – частники, но во всём мире государство всегда поддерживает фермеров. В России размер субсидии для всех регионов разный, минимальная – 3 руб. на литр молока. В Удмуртии была 28 копеек, и её как бы подняли до 1,32 рубля, но по факту деньги «перекинули» с других направлений. Налогов мы платим по 8 млн в год, а субсидий получаем 4 млн рублей. Так кто кого вообще поддерживает сегодня?

Андрей Шутов, генеральный директор ООО «КОМОС-ГРУПП»:

Во время презентации концепции встретились, что называется, два мнения: это традиционное мнение наших сельхозтоваропроизводителей и мнение людей из внешнего мира, людей с огромной компетенцией, которые знают, как развивается сельское хозяйство вообще в мире. Они проехали весь мир и посмотрели: это работает, а вот это не работает. И такой опыт постарались донести до нас.

Естественно, что каждая истина проходит несколько этапов: первый – «это полная ерунда», второй – «что-то в этом есть» и третий – «я всегда это говорил». Не сомневаюсь, что и наши фермеры тоже этот путь пройдут.

Наша корова доит 18 литров молока в день и мы радуемся, а американская корова доит 45. И о чём говорить? Сейчас, если образно выразиться, наша корова и современная корова – это как станок «Красный пролетарий» и современный швейцарский обрабатывающий центр.

Экспорт в Китай – тема достаточно сложная, т.к. это в первую очередь вопрос себестоимости. В данном вопросе мы конкурируем с такими странами, как Новая Зеландия. Там на зелёных лугах компания Fonterra делает, если правильно помню, 4 млн тонн молока. Коровки пасутся круглый год на зелёных лугах. Себестоимость там минимальная. И мы идём с нашей себестоимостью на мировой рынок и хотим как-то конкурировать. Нереальная ситуациия! Надо все эти компоненты отработать, и всё будет хорошо.

Говорят о том, что низкая себестоимость у нас принципиально недостижима. Да, недостижима при этой генетике и при этих технологиях кормления. Надо цепляться за прогресс, надо идти вслед за ним, надо слушать умных людей. Мы новую концепцию поддерживаем.

Читайте также: