Существуют заболевания, одно упоминание о которых вызывает чувство тревоги и страха. Казалось бы, прогресс шагает вперёд семимильными шагами, а некоторые недуги как были, так и остаются угрозой для жизни миллионов людей. Между тем, как считает Сергей Волков, онколог-хирург, заведующий отделения гинекологии БУР УР «РКОД имени С.Г. Примушко МЗ УР», наш организм — универсальное оружие против многих заболеваний. Нам надо научиться его слушать, слышать и во всё помогать.

Это только кажется, что человек слаб и уязвим. На самом деле организм обладает таким количеством надзирательных механизмов и многоуровневой системой защиты, что если бы не это «оружие», дни человечества были бы сочтены. Конечно, наши органы со временем изнашиваются, дают сбой, поэтому с возрастом мы начинаем чаще болеть. Казалось бы, каждый понимает, что необходимо наблюдать за своим здоровьем, однако врачебный опыт говорит об обратном. Даже к техническому состоянию автомобиля владельцы «железных коней» относятся серьёзнее, чем к себе. Можно сколько угодно говорить о не изученной до конца природе рака, о судьбе-злодейке, но во многом мы сами относимся к себе неправильно, давая тем самым недугу шанс.

Как в Спарте

Квинтэссенция рака, его сущность, кроется в наших генах, а точнее – возникает на фоне поломки генотипа человека. У каждого из нас есть протоонкогены и гены-супрессоры. Функция первых – стимулировать рост, развитие и восстанавливать клеточный состав. У генов-супрессоров другая задача – они контролируют процесс апоптоза (гибели клеток), выясняя, здоровы клетки или нет, можно им размножаться или запланировать их уничтожение. Это самый тонкий уровень организации нашей жизнедеятельности, где всё, как в Спарте: выживает здоровый и сильный, остальные должны умереть.

Как и в любой системе, здесь тоже возникают сбои. Причин много – химические, биологические и физические (влияние внешней среды, образ жизни, возраст). Образование может возникнуть в любом органе, и всё же больше всего гены клеток уязвимы и подвергаются воздействию внешних и внутренних факторов, когда вступают в цикл деления. А это значит, что под ударом именно те органы, где процесс клеточного обновления происходит чаще (кожа, лёгкие, половая сфера, желудочно-кишечный тракт, мочевыделительная, репродуктивная системы). Реже всего встречаются злокачественные образования головного мозга, костей, соединительной ткани, где восстановление клеточного состава медленное.

Наибольший рост числа заболеваний отмечен после 50 лет. Конечно, существует и детская онкология, но это совсем другие виды опухолей, имеющие свои причины развития.

Стратегия поиска

Структура заболеваемости у мужчин и женщин разная. У дам в зоне риска на первом месте молочная железа, кожа, толстый кишечник, желудок, гинекологическое органы. У мужчин – лёгкие, кожа, желудок, предстательная железа, почки. Важно понимать, что для каждого возраста присущ свой набор злокачественных опухолей. Статистика показывает, что искать онкологическую патологию в 20 лет, наверное, не стоит, если ничего не беспокоит, как и проводить обследование, если нет показаний. Риски увеличиваются с годами, когда наступает зрелость. Об этом следует помнить всегда и заниматься здоровьем не от случая к случаю, а постоянно.

Есть некоторые виды опухолей, которые человек может выявить самостоятельно на начальных этапах развития. Начнём с кожи. Большое количество родинок, изменение их цвета, размера, появление сателлитов, чувство невуса, когда человек словно ощущает родинку, должны стать поводом обращения к врачу.

Молочная железа. Её осмотр на предмет изменения формы, самопальпация должны стать регулярными. Девочек к этой санитарной культуре надо приучать с детства. Цифры говорят, что больше всего первичных обращений к специалисту происходит не в результате маммографического исследования, а именно после самостоятельного обнаружения образования.

Присутствие прожилок крови в моче, кале, слюне. Именно кровь характерна для большинства локализаций, потому что опухоль разрушает сосуды, и это тоже повод записаться на приём к специалисту. Возможны опухоли полости рта, лёгкого, желудочно кишечного тракта, почек. Деформация в области шеи человека может быть причиной опухоли щитовидной железы. Опухоли в области наружных половых органов и ануса можно выявить при гигиенических манипуляциях.

После 40–45 лет возрастает риск развития семиномы (опухоли) яичка у мужчин, а также злокачественных образований почек. У женщин – рак молочной железы, шейки матки.

В зрелом возрасте (после 50 лет и старше) риски повышаются, список становится больше, поэтому здесь важно не только обследование, но и меры профилактики.

В борьбе все средства хороши

Появление и развитие злокачественных клеток – это поломка генотипа человека, но существуют факторы, усугубляющие данный процесс. Так, меланому (злокачественную опухоль кожи) чаще всего вызывает повышенная инсоляция. Не случайно в Австралии, где в своё время наблюдался высокий рост заболеваемости, стали внедрять программу, призванную защищать в повседневной жизни людей от солнца: соответствующий стиль одежды, защитные сооружения и укрытия от палящих лучей в городах и на побережье. Результат не заставил себя ждать, процент заболевших значительно снизился.

Борьба с курением, антитабачные законы, пропаганда здорового образа жизни в США позволили уменьшить количество рака лёгких среди белого населения, а вот у большинства цветного, не бросившего пагубную привычку, ничего не изменилось и отмечался рост.

Гипертоническая болезнь, избыточная масса тела, снижение толерантности глюкозы могут вызвать метаболический синдром, на фоне которого активно развиваются многие виды опухолей, такие как рак молочной железы, рак тела матки, рак толстого кишечника. Вот он – стимул следить за своим весом, чтобы не быть в этой группе риска.

Любому раку нужна какая-то почва, которой нередко становятся так называемые фоновые заболевания, те же хронические процессы, воспаления (гастрит, бронхит, колит). В таких очагах большой пул делящихся клеток, что создаёт определённые риски. Добавить сюда канцерогенный фактор – и самая благоприятная среда для развития недуга готова. Вывод один – локализовать очаги воспаления, лечить хронические состояния.

Взять рак шейки матки. Причиной развития является вирус папилломы человека. Против него разработана вакцина, которая широко используется в мировой практике. А по результатам исследования в Австралии, Швеции, Дании были сделаны оптимистичные выводы, где на фоне общей вакцинации отмечено значительное снижение случаев заболеваемости раком шейки матки. В этих странах прогнозируется снизить заболеваемость этим недугом до минимального уровня. Более того, десять лет назад Удмуртия наряду с Москвой принимала участие в третьей фазе клинических исследований данной вакцина (гардасил). Существует ещё одна вакцина от вируса папилломы человека – церварикс. У зарубежных коллег амбициозные планы, они рассчитывают на полную победу над этим недугом. 

Дальше действовать будем мы

Задача специалистов – прервать цепочку развития опухоли, вовремя выявить фоновые и предраковые заболевания, провести их лечение. Скрининговых программ, помогающих выявить эти проблемы, немало. В идеале нам необходимо обнаружить так называемый предрак и нулевые стадии злокачественных образований. К примеру, мазки на онкоцитологию с шейки матки и анализ на вирус папилломы человека позволяют вовремя предотвратить развитие рака шейки матки. Анализ кала на скрытую кровь поможет диагностировать раннее проявление злокачественных опухолей желудочно-кишечного тракта. Самопальпация молочных желёз и маммография способствуют обнаружению рака молочной железы в начальной стадии. УЗИ позволяют выявлять опухоли почек, простаты, щитовидной и поджелудочной желёз. А эндоскопические исследования желудка и толстой кишки – опухоли этих локализаций.

Проходить обследования согласно возрасту один раз в год – не блажь, а благоприятный прогноз на будущее. Онкоцитололгическое исследование шейки матки хотя бы раз в жизни позволяет снизить риск развития рака в два раза. Сейчас много говорят о маркерах. Они не относятся к диагностическим исследованиям, их берут для того, чтобы отследить эффективность лечения, выбранной терапии. Мы сталкиваемся иногда с пациентами, которые, сдав маркеры и увидев высокие титры, начинают паниковать. Некоторые заболевания, совсем не связанные с онкологией, тоже могут спровоцировать их рост.

В арсенале врачей достаточно лучевых методов исследования, призванных дать наиболее полную информацию: УЗИ, МРТ, КТ. Но не всегда надо стремиться использовать новомодные методы, ту же позитронную эмиссионную томографию, у неё иные задачи. Я всегда сравниваю диагностику с детективным расследованием. Понять все тонкости и нюансы, сопоставить факты – значит помочь назначить правильное лечение.

Цель оправдывает средства

Наша цель – снизить смертность от злокачественных заболеваний. Это социальная, глобальная проблема, для решения которой задействованы силы общества и государства. Призвание врачей – врачевание, уменьшение летальности, и здесь у нас есть различные методики и технологии, которые часто обеспечивают нам контроль даже над запущенной формой. Вот никого же сегодня не вгоняет в ступор или безнадёжное состояние сахарный диабет. Мы его научились контролировать благодаря введению сахароснижающих препаратов. Так и с раком – он успешно лечится, если выявить его вовремя. Для примера: если взять всех больных со злокачественными опухолями, от начальных до запущенных, то в среднем процент излечиваемости составляет около 55, а при начальных стадиях (0-1 стадиях) приближается к полной излечиваемости. Мы многое научились контролировать, хотя, конечно, есть очень сложные недуги, тот же рак поджелудочный железы, злокачественные образования лёгких, некоторые формы рака желудка, печени и желчевыводящих путей. Не сомневаюсь, пройдёт время, и здесь тоже наступит прогресс.

Как знахарь

Уже в 8 классе я сделал выбор в пользу профессии врача. К слову, мой отец в своё время подавал документы в Военную медицинскую академию имени Кирова и даже хорошо сдал все экзамены, но не прошёл по состоянию здоровья. Можно сказать, я восстановил историческую несправедливость.

После знакомства с кафедрой акушерства и гинекологии решил посвятить себя этой специальности, правда, огорчало одно: не очень широкий выбор типов операций. А оперировать мне очень хотелось. Тогда мой первый учитель Татьяна Борисовна Дудина, доцент кафедры онкологии, предложила попробовать себя в этой сфере. Проведя очередные студенческие каникулы в операционной, помогая держать крючки и зеркала хирургам, понял, что нашёл себя. Даже предложение о научной деятельности на кафедре акушерства и гинекологии мединститута не перебороло этого желания. В онкологии я 27 лет и ещё ни разу не пожалел о сделанном выборе.

У каждого доктора за время работы вырабатывается свой алгоритм общения с больными и их близкими. Некоторые вещи делаешь просто на автомате, что-то необходимо чётко продумывать и взвешивать, какие-то моменты требуют быстрых решений. Каждый из нас в какой-то степени психолог, потому что приходится много общаться с людьми, имеющими непростой диагноз. Ты начинаешь чувствовать человека, понимать его способности и возможности, предугадывать поступки. Близкие и родные больного нередко тоже становятся членами твоей «команды», потому что только общими усилиями можно двигаться вперёд. Сделать операцию,
пусть даже очень успешную, это только полдела. У многих впереди долгий путь, который нередко мы проходим вместе. Кто-то даже становится потом твоим близким товарищем и даже другом. Раньше моя семья удивлялась тому, почему у меня нет выходных, сердилась на постоянные звонки во внеурочный час, сейчас все привыкли и понимают меня.

В зарубежных клиниках есть штатные психологи, призванные помогать врачам. Нечто подобное можно было бы внедрить и у нас, вопрос в кадрах, насколько они будут подготовлены и эффективны. Иногда мне кажется, что именно не благодаря, а вопреки медицина на периферии решает многие проблемы самостоятельно. У нас немало примеров, когда мы успешно оперировали больных после их первичного и неудачного лечения за границей. Уровень оказания онкологической помощи пациентов в нашем онкодиспансере нисколько не уступает уровню ведущих онкологических клиник.

Всегда приятно, когда именитые коллеги смотрят наши работы и пациентов, удивляясь уровню профессионализма и навыкам онкологов из Удмуртии. Нам, конечно, есть куда стремиться и расти, потому что мы отвечаем за людей, доверивших нам свои жизни.