КАДАСТРОВЫЙ УДАР

Предпринимательское сообщество Удмуртии вновь обеспокоено увеличением налоговой нагрузки.На этот раз резонанс вызвали изменения в начислении налога на имущество организаций,которые планируется ввести с 2019 года.

Правительство Удмуртской Республики подготовило два документа для внесения в региональный парламент. Первый предполагает отмену налоговых льгот или пониженных ставок по налогам для ЖСК, производителей сельскохозяйственной продукции, гаражных кооперативов, ТСЖ в отношении имущества, не используемого в коммерческих целях, инновационных предприятий, учредителями которых являются научные учреждения или вузы, а также для ряда других категорий.

«Анализ ситуации в Удмуртии и других регионах Приволжского федерального округа показал,что эти льготы либо не востребованы, либо имеют низкую эффективность по результатам оценки, –комментирует председатель постоянной
комиссии Госсовета УР по бюджету, налогам и финансам Юрий Тюрин.

– Так, пониженная налоговая ставка для жилищных,жилищно-строительных и жилищно-накопительных кооперативов действует только в двух субъектах ПФО, а в Удмуртии ею никто не пользуется. Налог на имущество сельскохозяйственных организаций платят 30 предприятий, в основном крупные. Для этой категории хотелось бы дифференцировать размер льгот для производителей и переработчиков – последние сегодня достаточно успешно конкурируют на российском рынке».

Вторая новация предполагает внесение изменений в закон «О налоге на имущество организаций в Удмуртской Республике» для расширения перечня объектов недвижимости, в отношении которых налоговая база определяется как кадастровая стоимость. В этот список войдут коммерческие помещения в жилых домах и встроенно-пристроенные помещения, а также помещения в административно-деловых или торговых центрах, используемые для размещения объектов питания работников,организаций культуры, искусства, образования,здравоохранения и других категорий.

«Согласно действующему закону, налогообложение исходя из кадастровой стоимости предусмотрено только в отношении нескольких видов недвижимости – деловых и торговых центров общей площадью свыше 1000 кв. м и помещений в них, а также объектов иностранных организаций, – поясняет первый заместитель министра имущественных отношений УР Антон Сычугов.

– При таком подходе создаются неравные условия для ведения бизнеса. Налоговая нагрузка на бизнес распределяется неравномерно безучётаместарасположенияобъекта,егофактического применения и иных характеристик, что не способствует достижению принципа равенства налогообложения. Если предприниматель уплачивает налог от амортизационной стоимости имущества, то стремится как можно быстрее провести амортизацию, чтобы уменьшить налоговое бремя».

По словам Антона Сычугова, в Удмуртии процедура кадастровой оценки недвижимости проводится тщательно и грамотно, её результаты максимально приближены к рыночной стоимости. А значит, использование этого механизма способствует созданию равных условий для всех налогоплательщиков.

По данным Минимущества УР, сейчас в перечень объектов, для которых налог на имущество рассчитывается от кадастровой стоимости, входит порядка 3200 объектов. После внесения изменений в закон их число увеличится до 10–10,5 тысяч. По предварительным подсчётам налоговой службы, это позволит получить порядка 260 млн дополнительных доходов бюджета.

Александр СВИНИН, первый вице-премьер Удмуртской Республики:

– Позиция правительства Удмуртии – не отменить льготы для предпринимателей, а изменить систему таким образом, чтобы они стимулировали развитие бизнеса. Мы даже готовы принять новые льготы, которых нет в других регионах. Но только если эти меры приведут к росту той или иной отрасли, а бюджет в итоге получит дополнительные доходы. Тогда мы сможем обосновать введение льгот и Минфину РФ, и обществу – ведь на первом этапе речь идёт о снижении налогов, которые недополучит социальная сфера. По нашему мнению, существующие льготы не стимулируют развитие предпринимательской деятельности, а ставят бизнес в неравные условия на конкурентном рынке. Обратите внимание: мы уже полтора года не проводим конкурсы по налоговым льготам по налогу на прибыль и на имущество для крупных предприятий. Почему? Данные льготы применялись по непонятному принципу и не всегда стимулировали инвестиционную деятельность.Более эффективными оказались иные меры поддержки – получение займов из ФРП, льготных кредитов Корпорации МСП. Поэтому цель новаций –стимулировать честную конкуренцию, а не просто сохранять сложившееся положение дел. Однако предпринимательское сообщество с позицией властей не согласно: увеличение налоговой нагрузки поставит многие бизнесы на грань выживания.

Александр ПРАСОЛОВ, уполномоченный по защите прав предпринимателей в Удмуртии (на момент подготовки материала. – Прим. ред.):

– В связи с инициативой по изменению налога на имущество ко мне поступило несколько обращений от общественных организаций предпринимателей. Для многих это достаточно болезненный вопрос. Когда закон принимали несколько лет назад, Минимущества республики утверждало, что он будет распространяться только на крупные центры. Сейчас перечень объектов расширяется. Опыт прошлых лет показывает: при переходе к исчислению налога на имущество от кадастровой стоимости объектов значительно растёт налоговая нагрузка на организации, применяющие УСН и ЕНВД. Только по итогам 2017 года она увеличилась на 47% и 40% для двух систем налогообложения соответственно. Мне известны случаи, когда это ставило бизнес под угрозу банкротства. Так,предприниматель Андрей Дмитриев взял кредит на строительство торгово-развлекательного центра в Можге площадью более 1000 кв. м, когда налог на имущество ещё не рассчитывался от кадастровой стоимости объекта. После введения изменений налоговая нагрузка резко выросла. Для уплаты налогов предприниматель был вынужден продавать другое имущество и бизнесы. Цель изменений – повышение доходов бюджета.Но будет ли она достигнута в долгосрочной перспективе, если через пару лет бизнес обанкротится?

Рустам ХАБИБУЛЛИН, председатель правления Ассоциации «Деловая Удмуртия»:

– На наш взгляд, законопроект нуждается в доработке. У бизнес-сообществ возникло непонимание, как изменятся правила игры. К тому же надо учесть экономические последствия применения налога, а не только возможное пополнение доходной части бюджета. Хотелось бы всестороннего рассмотрения вопроса. Бизнес сегодня работает в непростых условиях – снижение покупательской способности населения, рост НДС, уменьшение инвестиционной активности… Применение данного закона может быть не совсем своевременным.

Сергей БУРКОВ, предприниматель, депутат Гордумы Сарапула:

– Наверное, неэффективные льготы необходимо оптимизировать, чтобы система налогообложения была прозрачной. Позиция руководства республики тоже понятна – надо увеличить доходную часть бюджета, сократить кредиторскую задолженность региона. Однако негодование вызывает резкое повышение налогов. Думаю, если изменения будут приняты в таком виде, нас ждёт волна возмущения в 2020 году, когда налогоплательщики получат новые платёжки. Не у всех предпринимателей есть время и деньги для оспаривания кадастровой оценки. В первую очередь эту процедуру обычно проводят крупные промышленные предприятия. На мой взгляд, для развития бизнеса необходимо принять единые прозрачные правила игры, которые не будут меняться следующие несколько лет. К тому же надо учитывать, что Удмуртия – не самый перспективный для бизнеса регион, особенно малые города и сельские районы. Поэтому, на мой взгляд, для компаний, применяющих УСН и ЕНВД,необходимо разработать льготы в зависимости от численности жителей в населённых пунктах, где они работают.

Сергей КИСЕЛЁВ, собственник торговоофисного центра «Парма» в Ижевске:

– Я занимаюсь бизнесом более 30 лет. Но сегодняшняя ситуация с налогообложением отбивает всё желание вести предпринимательскую деятельность. В 2014 году мы построили торговый центр площадью 2 тыс. кв. м,половина которой – вспомогательные помещения: коридоры, подвал, котельная. Мы создали 80–100 рабочих мест, суммарно платим в бюджет более 1,5 млн руб. налогов. После введения налогообложения по кадастровой стоимости размер налога на имущество многократно увеличился. Если в 2015 году мы платили 76 тыс. руб., в 2016-м после перерасчёта – 280 тыс., то в 2017-м – уже350 тысяч. Это не было учтено при просчёте бизнесмодели. В итоге мы с трудом выходим на прибыль. Чтобы заплатить налог на имущество,вынуждены снова брать кредит. Лично я зарабатываю 50 тыс. рублей. Что делать – уходить с рынка?

Виталий ВИНТЕР, предприниматель, общественный представитель уполномоченного в Воткинске:

– Давайте сравним торговый центр и маленький магазин «у дома» на окраине города. Последнему сложнее привлекать
клиентов и конкурировать с крупными игроками.Основной поток покупателей идёт в торговые центры, чем пользуются их собственники, поднимая цены на аренду. Но государство должно заботиться и о малых предпринимателях, для которых небольшие магазины – это стартовая площадка.

Татьяна МАКСИМЧИК, предприниматель Ярского района:

– Раньше у меня было семь магазинов в деревнях.Сейчас остался один – остальные оказались нерентабельными из-за низкой платёжеспособности населения. Мы часто отпускали продукты в долг, а мне надо закупать товар, платить налоги и зарплату продавцам. Один из магазинов я полгода пыталась продать, обзвонила все торговые сети – никто не хочет заходить в село, где живёт 1,5 тыс. человек, нужно минимум 6 тысяч.

ОСЕНЬ НА ВЕСНУ ПОКАЖЕТ

Законопроекты, касающиеся изменения налога на имущество, должны были рассматриваться на октябрьской сессии Госсовета Удмуртии. Однако в последний момент этот вопрос был отложен на ноябрь. По итогам обсуждений с предпринимательским сообществом бизнесу предложено разработать список групп предпринимателей для льготирования, который может быть учтён при разработке законопроектов. Минэкономики и Минимущества УР получили распоряжения оценить количество сельских территорий, где работает единственный магазин, выполняющий в том числе социальную функцию. Скоро станет понятно, насколько изменятся законопроекты по сравнению с первоначальной версией и какие правила игры предложат бизнесу Удмуртии.

ЕСТЬ МНЕНИЕ

Зульфия ФАЗУЛЬЯНОВА, директор ООО АК «ЗАРЯ»:

– Повышение того или иного налога никогда не порождало положительных эмоций у предпринимательского сообщества, и прежде всего потому, что рост налогов всегда вносит незапланированные изменения в процесс хозяйственной деятельности организации: изыскание источников снижения себестоимости,снижение объёмов инвестиций в производственно-техническую базу, повышение цен (при уместности), в худшем случае –кризис со всеми вытекающими последствиями.

Наступающий год несёт много изменений в части повышения налогов: НДС до 20%,увеличение страховых взносов до 30% для отдельных видов деятельности, ранее плативших 20%, повышение ЕНВД,акцизы…

Внесение изменений в начисление налога на имущество организаций в части отмены налоговых льгот для ряда категорий налогоплательщиков,расширения круга объектов недвижимости определённо не вызывает радости у предпринимателей. Возможные последствия – повышение арендной платы для арендаторов, поднятие цен на продукцию, а в итоге – рост налоговой нагрузки ложится на плечи граждан. Повышение налоговой нагрузки выше оптимальной, конечно же, приводит к снижению деловой активности субъектов экономики,уменьшает собираемость налогов. Но при этом уровень налоговой нагрузки должен быть оптимальным и для бюджета, ведь зачисляемые в бюджеты налоговые доходы должны способствовать нормальному финансовому обеспечению функционирования государства в целом и региона в частности, выполнению всеми публично-правовыми образованиями своих расходных обязательств.

Когда в разговорах о налогах начинается сравнение ставок нашего региона с другими,вспоминается крылатая фраза: «Хорошо там, где нас нет». В заключение хочется вспомнить высказывания Адама Смита о том, что плохой налог – тот, что создаёт препятствия в трудовой деятельности людей, заставляет их отказываться от мысли заниматься определёнными видами бизнесов, которые могли бы поддержать и дать работу множеству людей.

Антон ШЕШЛЯННИКОВ, директор оценочно-правовой компании «Перспектива»:

– Сам принцип налогообложения от кадастровой стоимости недвижимости логичный и цивилизованный. Он вынуждает более ответственно подходить к управлению своей собственностью. Этим путём идут все западные страны. Но в России данная модель реализуется не совсем корректно, из-за чего налог на имущество и арендные платежи по многим объектам значительно завышены. Причина в том, что изначально при расчёте кадастровой стоимости использовались неполные исходные данные по самим объектам (низкий уровень кадастрового учёта), достаточно «сырая» модель массовой оценки и некачественные исходные данные по аналогам для оценки, что не позволило провести процедуру оценки с надлежащей точностью. К сожалению, на данный момент мы не видим существенных сдвигов в решении этих проблем. Если раньше система налогообложения имущества была лояльной, то после нововведений налоговая нагрузка на ряд бизнесов значительно выросла. В некоторых ситуациях повышение налога обосновано – например, для стабильных, конкурентных предприятий с большими оборотами, но только при условии адекватной кадастровой оценки и лояльных налоговых ставок! Однако для отдельных предпринимателей оно может быть губительно. Я знаю случаи, когда у сельхозпредприятий сумма необоснованных начисленных налогов приводила к банкротству!

Законодательством предусмотрены варианты оспаривания кадастровой стоимости объекта, но это требует временных и финансовых затрат. Нужно пройти сложную и длительную процедуру переоценки, и даже в случае положительного решения предприниматель, как правило, не может рассчитывать на компенсацию понесённых расходов.

Если в Удмуртии будут приняты новые изменения в области налогообложения коммерческой недвижимости, в разы вырастет число налогоплательщиков, которые будут платить налог на имущество исходя из кадастровой стоимости объекта. Однозначно увеличится налоговое бремя для предпринимателей, владеющих небольшими помещениями. Будет ли завышена и насколько кадастровая стоимость объектов, попавших в новый перечень, мы узнаем в 2019 году, когда эти данные будут приняты правительством УР и опубликованы на сайте Росреестра.

Читайте также: