Ижевску – 30 лет!

  1. За Ижевск!

Утром 3 января 1985 года ижевцы неожиданно узнали, что теперь их город называется Устинов. Спросить их об этом могли бы, но привычка советоваться с трудовым народом, существовавшая в первые годы после победы исторического материализма, давно уже атрофировалась. Новогодние праздники тогда были короткими, а тут ещё и их испортили. Народ недовольно заворчал. Власть удивилась. Только что переименовали Рыбинск в Андропов, Набережные Челны в Брежнев, и ничего. А тут город пролетарский, казалось бы должен понимать мудрость родной партии, но вот тебе на – появились листовки, петиции, письма и т. п.

В смятение пришёл и тогдашний руководитель Удмуртии, предводитель её республиканской организации КПСС Валерий Константинович Марисов. Много раз ему удавалось выводить республики из сложных ситуаций и делал он это при помощи Дмитрия Федоровича Устинова, маршала Советского Союза, министра обороны СССР, члена ленинского Политбюро ЦК КПСС и т. д., и т. п. Почти вся ижевская промышленность была создана или модернизирована их совместным трудом, а тут что-то не заладилось.

Сам Марисов после своей отставки избегал особо распространяться на тему переименования. Из скупых рассказов и документов картина рисуется примерно следующая. Устинов умер 20 декабря 1984 года, почти сразу первому секретарю Удмуртского обкома КПСС позвонил заведующий отделом ЦК КПСС Дмитриев и спросил о согласии обкома на переименование Ижевска в Устинов. Марисов без согласования с остальным руководством это согласие дал, о чём на следующий день уведомил тогдашних остальных отцов-командиров более низкого звания. Они не возражали.  Но вот большая часть ижевцев не была с этим согласна.

Почти через три года новое руководство республики в лице Петра Грищенко сообщит наверх: «Необходимо отметить, что решение о переименовании г. Ижевска было принято без предварительного рассмотрения этого  вопроса на сессиях соответствующих Советов народных депутатов,  что вызвало у многих недоумение и растерянность, а у некоторой  части населения  – возмущение и противодействие. Разъяснительная работа об объявлении столицей республики г. Устинова, а также  принятие решения сессии Верховного Совета Удмуртской АССР позволили снизить напряжённость обстановки. Однако недовольства по поводу переименования города в различных формах продолжали проявляться». Но оно доложит далеко не обо всех формах недовольства. Из того же доклада:  «При проведении выборов в Верховные Советы РСФСР и Удмуртской АССР, местные Советы народных депутатов в феврале 1985 г. на бюллетенях было сделано 8386 надписей типа «Голосуем за Ижевск». Оговорки в названии города,  допускаемые выступающими  на собраниях, встречах, концертах,   как  правило, вызывают аплодисменты.

В августе 1986 года в городе расклеили несколько листовок с «Обращением к трудящимся орденоносного города Ижевска» с призывом выйти на общегородскую демонстрацию под лозунгом «Мы  – за Ижевск».

В них писалось: «Пусть каждый житель города, невзирая на свой возраст, спросит себя, что он сделал и что он сможет сделать для того, чтобы вернуть нашему любимому городу свое имя. Здесь же мы  обращаемся к властям города с просьбой не мешать проведению демонстрации. Надо помнить, что когда перестают прислушиваться  к голосу народа,  тогда кончается всякая демократия.Свобода слова, митингов и демонстраций гарантирована нам Конституцией СССР! Трудящиеся города! Все, кто любит свой родной город, кто считает себя патриотом Родины, – на демонстрацию! Кто сегодня предаёт город, тот завтра  предаст Родину!».

О чем промолчали командиры Ижевска и Удмуртии

Старый чекист Марисов забыл с годами в каком пространстве он работает и какими людьми поставлен командовать. Однако Ижевск помнил тех, кто скинул протухшую власть в феврале 1917 года, потом поддержал Советы. Но когда большевики подменили последние своей диктатурой, восстал против них 8 августа 1918 года и дрался против трёх Красных армий в полном окружении, почти без снарядов и патронов, даже тогда, когда положение стало совсем безнадежным. Ижевск сохранил память о них и их несломленный дух и передал их часть своим новым гражданам, ничего о той эпохе и не знавшим.

На избирательных бюллетенях на выборах «в Верховные Советы РСФСР и Удмуртской АССР, местные Советы народных депутатов в феврале 1985 г.» были не только сделаны 8386 надписей типа «Голосуем за Ижевск». Там было много всего и другого – от призывов свергать власть старых маразматиков из КПСС до рисунков разного характера – от тривиальных кукишей до изображений, сурово преследуемых и сегодняшним уголовным кодексом.

10 февраля студенты и прочая учащаяся молодёжь, поддержанная взрослыми, попытались организовать демонстрацию протеста у бывшего собора Александра Невского, превращённого Советами в детский кинотеатр «Колосс». Милиция и более серьёзные органы демонстрантов рассеяли, а некоторых и задержали. Ограничились беседами, но они помогали мало. Любое мало-мальски массовое собрание ижевцев сопровождалось выражением протеста – матчи хоккейной команды «Ижсталь» сопровождались общим скандированием зрителей «Ижевская сталь!». Тоже наблюдалось и на матчах футбольного «Зенита» – вместо традиционныъ кричалок зазвучали «Ижевский «Зенит»!» или «Вперёд, Ижевск, вперёд, «Зенит»!». В киосках «Союзпечати» раскупили все открытки и значки с изображением Ижевска. Ну а надписи «Ижевск», «За Ижевск!» и т. п. постоянно появлялись, затирались, но потом всё равно появлялись не только на стенах жилых домов, но и на зданиях правительственных учреждений, и даже местного обкома партии.

Всё это наложилось и на общую экономическую обстановку – к началу 80-х годов власти просто перестали справляться с ней: исчезли из продажи даже самые простые продукты. В городе напрочь пропала вся молочная продукция, а если она и появлялась, то только в дошкольных учреждениях, важных предприятиях оборонки и была, мягко говоря, очень странной не только на вкус, но и на вид – больше походила на густой клей ПВА. Мясо-колбасные изделия стали выдаваться по талонам из расчета 400 г на человека (а старики помнили, что даже в суровом 1917 году норма в оборонке была в шесть раз больше). Что касается колбасы, то кошки её наотрез отказывались есть. Между тем город выпускал самую высокотехнологичную промышленную продукцию – от мотоциклов и автомобилей до номерных изделий, на которых и сегодня наша оборона держится.

Но вернёмся к истории. Город гудел. Руководство же не придумало ничего лучшего, как вести агитацию, срывать с пиджаков и курток молодёжи значки с названием города, было отменено празднование 225-летия Ижевска, а его пруд переименовали в «водохранилище г. Устинова» и т .д. Летом появилась масса рукописных воззваний с призывом к общегородской демонстрации, с понятным лозунгом – «Мы за Ижевск!». Милиционеры и более серьёзные органы её ещё раз предотвратили. По одной из листовок, как говорили позднее, вообще было возбуждено дело сразу по двум диссидентским статьям УК РФ (70-й и 190-й). Вот её текст, сохранившийся в архиве ЦДНИ УР: «Ижевчане! Вернём родному городу его славное имя! Город Ижевск зверски переименован врагами народа в 1984 г. Вопиющий акт надругательства над демократией, национальными и патриотическими чувствами населения республики. Долой самодержавные замашки местных и дальних вождей! Даёшь Ижевск!».

Ижевск. Возвращение

13 декабря 1985 года В. К. Марисова отправили на пенсию. Новое руководство во главе с Петром Грищенко было вынуждено вернуться к вопросу о переименовании. Ижевцы восприняли это событие как свою победу и продолжили, так сказать, принципиальную борьбу. Более того, к ней подключилась и столичная творческая интеллигенция. О чём Грищенко в специальном письме под грифом «Секретно» с тревогой сообщил в ЦК, в Москву:

«…Общественное мнение в республике было вновь взбудоражено появлением ряда статей в центральной прессе. «Литературная газета» 9 апреля 1986 г. опубликовала заметку   ижевчанина Кузнецова о  недемократичном способе переименования столицы  Удмуртии, 25 июня того же года – статью С. П. Залыгина «Зачем   нам отреченья?», 11 марта  1987 г. – отклики на неё.  В «Советской культуре» 24 января 1987 г. сатирик А. А. Иванов выступил со статьёй «Не пора ли прислушаться?». Темы  переименования г. Ижевска коснулись также газеты «Советская Россия», «Известия», «Литературная Россия»,  еженедельный вестник  Агентства печати «Новости» – «Глобус».

Целая волна различных толков прокатилась по  г. Устинову и республике в декабре 1986 г. во время проведения Дней   советской литературы в Удмуртии, участники которых, известные   поэты и писатели (А. Вознесенский, А. Дементьев, А. Иванов, С. Залыгин), в своих выступлениях прямо призывали горожан  бороться, а не ждать, пока кто-то возвратит городу его прежнее название. К обсуждению этой темы  подключилась и  республиканская газета «Комсомолец Удмуртии», что также вызвало новые   письма в обком КПСС, редакции республиканских газет, радио и телевидения. Вот слова из одного письма: «Только объясните всё  честно, и рабочие поймут!.. Пусть тов. Грищенко ответит всему честному народу, будут  ли приняты  какие-либо меры по этому  вопросу…».

К секретному посланию, как пример, прилагалась копия письма ветерана труда и просто заслуженного человека товарища Семёнова: «Ижевск – слово-то какое, и мягкое, и громкое, и вечно молодое… Не будем умалять заслуг Д. Ф. Устинова в деле развития наших заводов, города… Они значительны, для этого можно было назвать производственное объединение «Ижмаш» именем Устинова, восстановить сквер, поставить ему бюст, назвать его именем площадь, улицу, район. И он бы не был в обиде. А то ведь скоро и Москву переделают. До чего доживаем…».

На основании этого Удмуртский обком запросил «…Центральный комитет КПСС разрешить проведение открытого изучения общественного мнения и при необходимости  организационных мероприятий по наименованию города в соответствии с Законом…». Результаты опроса получились неутешительными, о чем снова было сообщено верхнему начальству: «…Ситуация сложилась сегодня таковой, что во многих коллективах нет даже одого-двух-трёх человек, которые бы высказывались за Устинов. То есть практически 90% и рабочих и служащих, и интеллигенции однозначно высказываются за возвращение прежнего названия города. Такая ситуация, естественно, беспокоит областной комитет партии…». Тогда наши партийцы со всей свойственной им принципиальностью запросили о возвращении Ижевску его имени. И их услышали. 19 июня 1987 был подписан указ о переименовании г. Устинова УАССР в г. Ижевск. Вот только юридическая сила у этого документа представляется сомнительной. Не может по закону нижестоящая инстанция отменять решения вышестоящей – ведь решение о переименовании Ижевска в Устинов принимали «Центральный комитет КПСС, Президиум Верховного Совета СССР и Совет Министров СССР», а решение обратное принял Президиум Верховного Совета РСФСР, организация по тем временам мало кому известная и никакой реальной власти не имевшая.

Хотя нет никаких сомнений, что стоял за ним не кто иной, как М.С. Горбачёв. Потому, если есть суд Божий, то это ему должно там быть зачтено. Ну а суд истории и память ижевцев должны сделать это однозначно.

Читайте также: