В прошлых номерах мы начали повествование о том, что было на наших пространствах до официального создания удмуртской государственности. Наш рассказ был об Удмуртии времён римских императоров, крепостях, отстроенных вдоль берегов её рек, и т.д. Сегодня мы это повествование продолжим.

Аттила

Аттила. Бич неба над Прикамьем

Страшен был для наших земель век V от Рождества Христова. Они к тому времени уже прочно входили в систему древних цивилизационных связей. К такому выводу нас подводят древние находки из мест, окружающих Ижевск, и не только его. Так, по археологическим данным, на территории Удмуртии самые древние находки, доказывающие связь населявших её в древности племён с другими цивилизациями, приходятся на участок Камы перед впадением в неё Ижа (в который, как мы помним, до этого впадает и Карлутка). Среди них: зуево-ключевская находка из урочища Кереметище, представляющая из себя сарматский кинжал с сердцевидным перекрестием и с навершием в виде буквы С; ныргындинские находки (самые ранние из них приходятся на IV век н. э.), найденные на правом берегу Камы около деревни Ныргында, среди которых – бронзовый ковш александрийской работы и более поздний круглый амулет с арабской надписью; чегандинский клад (его ещё называют «клад над амбарами»), найденный в местности Плоский овраг около села Чеганда, в его составе – меч и медная литая древнеримская кастрюля с ручкой.

Аттила

По нашей территории наиболее легко захватчики могли передвигаться по рекам и вдоль них. Река Карлутка, как и Иж, с которым она соединялась через Позимь, была в те давние времена не только богатой промысловой факторией, но и удобной дорогой сквозь непроходимую тайгу. Это был и путь на судоходную Каму, а дальше – на Волгу. Также был вполне возможен и путь обратный – с низовьев Волги до верховьев Камы. Им и пытались добраться до нас племена гуннов под водительством Аттилы, «кровавого бича неба», как прозвали его сначала китайские хронисты, а потом и европейские историки. Это была эпоха Великого переселения народов, когда огромное количество самых различных племён и племенных союзов двинулись из-за Урала на европейские просторы. И самым опасным из них был племенной союз хунну, или гунны, которые шли, задевая южные удмуртские земли, уничтожая всё на своём пути (добирались они, судя по находимым так называемым гуннским котлам, и севернее). Под их давлением, спасаясь, на территорию Удмуртии отошли группы праславянименьковской культуры (с территории современных Башкирии и Татарии), сарматы, предки венгров прото-венгры (в основном с территории Татарии) и, по-видимому, небольшие остатки германских племён готов. Вполне вероятно, что и они каким-то образом участвовали в обороне крепостей на Карлутке, о которых мы уже рассказывали, так как оружие и предметы обихода этих народов именно в этот период широко распространяются по территории Удмуртии.

Империя Гуннов

Сами гунны были кочевниками, и в лесах, на реках воевать не любили. Но вместе с ними, как потом с монголами, шли китайские инженеры – мастера по штурму крепостей и сражению на воде. Именно в китайских летописях рассказывается, что в междуречье Белой и Камы передовые отряды гуннов, взяв по пути множество крепостей на р. Белой, столкнулись с объединёнными силами живших здесь народов. Сражение было яростным – союз племён праславян, удмуртов и германцев не устоял под ударом гуннов и снарядами китайских огнемётных машин, и отступил в свои леса.

Сам внешний вид Аттилы и его имя позволяют предположить, что он был из наших, местных, волею судьбы оказавшийся за Алтаем (местами тоже нашими, но об этом – в другой раз). По одной из версий, имя Аттила восходит к тюркскому Итиль, Атиль (Волга) и означает «волжанин», «человек с Волги». По другой версии, имя происходит от тюркского слова «атлы, атли», что означает «именитый», «прославленный», второе же значение данного слова «всадник», «конник», по третьей версии, имя восходит к слову «ата, атта», что с тюркских языков переводится как «отец», «главный».

Вот как описывал штурм одного из городов византийский историк Приск:

«Так как жители не осмелились выйти для сражения, [гунны], чтобы облегчить переправу своих войск, построили мост через реку с южной стороны ниже города по течению и подвели свои машины к опоясывающим город стенам. Сначала они подвели деревянные платформы на колёсах. На них стояли воины, которые расстреливали защитников на бастионах. Позади платформ стояли люди, которые толкали колёса своими ногами и двигали машины куда нужно, так что [лучники] могли успешно стрелять через экраны. Чтобы воины на платформе могли сражаться в безопасности, они были прикрыты экранами из плетёного ивняка с наброшенными поверх шкурами и кожами для защиты от метательных снарядов и зажигательных дротиков… Когда множество машин было подведено к стенам, защитники оставили бастионы из-за ливня метательных снарядов. Затем подвели так называемые тараны… Защитники со стен сбрасывали огромные валуны… Некоторые из машин были раздавлены вместе с обслугой, но защитники не могли выстоять против их большого количества… Варвары ворвались через часть стены, пробитой ударами таранов, а также посредством составных лестниц… Город пал, по берегу реки всё было покрыто костями убитых в сражении».

Но сопротивление, оказанное гуннам, было настолько сильным, что продолжать дальнейшее наступление они не решились и, перегруженные добычей, повернули обратно. К ним присоединилась и часть местных племён, бывших когда-то для гуннов врагами. Однако задолго до хунну в Удмуртию началось переселение из Эллады.

Дойти до Прикамья

Чем знамениты современные греки? Танцем «Сиртаки», одноимённым сыром, умением постоянно находиться в экономическом кризисе и по этому поводу умело и весело разводить на деньги доверчивых немцев. А ведь когда-то это был народ-завоеватель, народ-путешественник и, чего греха таить, народ-разбойник.

Гунны разоряют римскую виллу

Почти 3 тыс. лет тому назад занесла тяга к перемене мест древних греков на территорию современной России. Так они обжили берега Чёрного (по-гречески Понт Эвксинский) и Азовского морей (Меотийское озеро). После того, как греки расселились вокруг этих исконных российских морей, они не только затеяли торговлю с жившими там скифами, но и начали настойчиво проникать вглубь на север. Из этих туристов-путешественников наиболее нам интересен Аристей из Проконнеса, живший на рубеже VII–VI вв. до н. э. Именно он добрался до страны исседонов, что находилась, по его описаниям, в современном Предуралье, а ещё точнее, на территории современной Удмуртии. Добирался до нас он по рекам – сначала по Волге, а затем – по Каме. Всего в пути пробыл этот древний грек семь лет. Но путешествовал он не праздно – результатом его похода стала поэма «Аримаспея», в которой железным гекзаметром было описано всё увиденное.

Особый интерес для нас имеет то, как Аристей описывает образ жизни одного из приуральских народов, который он назвал «будинами»:

«Будины – большое и многочисленное племя; у всех рыжие волосы и светло-голубые или серые глаза». Далее Аристей поведал миру, что на обнаруженных им землях жили не только люди, очень напоминающие своим видом современных удмуртов, но и древние греки, которые построили здесь свой город Гелон. Судя по описанию, город был немаленьким. Его опоясывали стены, длиной в 30 стадий каждая. Учитывая, что греческая стадия равнялась 185 м, длина одной стороны городской стены составляла около 5,5 км. Скорее всего, думается, путешественник привирал, так как город даже по сегодняшним временам получался гигантским.

Но вот в чём ему можно было верить, так это в описании того, из чего был построен Гелон:  «В этом городе всё построено из дерева: и высокие cтены, и святилища, и дома. Святилища построены по эллинскому образцу, там есть алтари и статуи эллинских богов. Жители Гелона издревна были эллинами, но после изгнания их торговых поселений они осели в земле будинов. Язык у них частично скифский, частично эллинский».

И ещё из описания образа жизни будинов: «Вся их земля покрыта густым лесом. Есть озёра, где будины ловят бобров, выдру и других зверей. Мехом животных оторачивают свои шубы».

Особенно удивило древнего грека то, что встреченный им народ питался шишками, т. е. кедровыми орехами, которые им привозили с севера.

От моря до моря?

Сегодня можно с уверенностью предположить, что земли будинов простирались от северных владений скифов в Причерноморье до современного Пермского края, т. е. они были предками пермяков и удмуртов. Об этом говорят и могильники Предуралья, где были найдены типичные эллинские предметы – серебряная чаша с дельфинами, бронзовый греческий котёл (под Чегандой) и т. п. Кроме того, были найдены зёрна ячменя, проса и пшеницы. То есть будины – удмурты и пермцы – были не только охотниками и рыболовами, но и умели обрабатывать землю. Возможно, этому их научили пришельцы-гелоны.

Геродот

Поэма Аристея дошла до нас в пересказе «отца истории», знаменитого Геродота. Он опубликовал в V веке до н. э. свой труд «История», в IV главе которого «Мельпомена» содержится пересказ указанной поэмы. Но и помимо этого Геродот включил массу других сведений, которые можно отнести к жителям Удмуртии. Так, он дал такое описание соседей будинов:

«…далее на восток живут тиссагеты – многочисленное и своеобразное племя. Живут они охотой. В тех же краях по соседству с ними обитают люди по имени ирки. Они также промышляют охотой и ловят зверя следующим образом. Охотники подстерегают добычу на деревьях (ведь по всей их стране густые леса). У каждого охотника наготове конь, приученный лежать на брюхе, чтобы меньше бросаться в глаза, и собака. Охотник с дерева стреляет в зверя из лука, а затем вскакивает на коня и бросается в погоню; собака же бежит за ним…». Рядом с ними живут люди, с рождения совершенно лысые, причём не только мужчины, но и женщины, и дети: «У них широкие подбородки и плоские носы. Одежда у них, как у скифов, а питаются они древесными плодами. Каждый человек живёт под деревом. Ещё интересно, что эти люди не имеют оружия, т. е. очень миролюбивы, и любой изгнанник может найти у них приют». «Плешивцы живут у подножия высоких гор, восточнее живут исседоны, а кто живёт ещё севернее, неизвестно, т. к. горы столь велики, что их никто не переходил. Но, по словам плешивцев, на горах живут козлоногие, а дальше – другие люди, что спят шесть месяцев в году». «Но я этому не верю, – пишет Геродот. – А, по словам исседонов, севернее живут одноглазые люди и грифы, стерегущие золото».

Одним из народов, жившим тогда на наших землях, считаются савроматы – полулегендарное племя, о котором писал всё тот же Геродот.  По его сообщениям, народ этот произошёл от лирических отношений скифов и загадочного племени амазонок, в котором воинами были женщины. В геродотовской же «Истории» говорится, что у этого народа мужчины жили отдельно от женщин, и при этом каждая из воительниц имела право встречаться с представителем «сильного пола» лишь после того, как она убьёт хотя бы одного врага. От скифов они унаследовали традицию носить в изобилии изделия из золота и серебра, которые после смерти помещались в могилу вместе с покойной.

Птолемей

В его же «Истории» мы читаем, что «за рекой Танаисом (так у греков тогда назывался Дон. – Прим. ред.) – уже не скифские края, но первые земельные владения там принадлежат савроматам…». Помимо них он перечисляет и их северных соседей: «наших» будинов (а также фиссагетов, гиперборейцев и некоторых других). Причём будины помещались у него и на территории современной Удмуртии, а также южнее и севернее. Вот одно из таких описаний: «После долгого перехода от этой каменистой области придёшь в страну, где у подножия высоких гор обитают люди. Как передают, все они, как мужчины, так и женщины, лысые от рождения, плосконосые и с широкими подбородками. Говорят они на особом языке, одеваются по-скифски, а питаются древесными плодами. Имя дерева, плоды которого они употребляют в пищу, понтик».

Вселенная Птолемея

Дерево с таким красивым названием «понтик» – обыкновенная черёмуха, дерево в наших краях достаточно распространённое. Геродот описывает приготовление из сока этих плодов напитка под названием «асхи», который нынешние учёные сравнивают с кушаньем «ахша» у современных башкир.

На основании этих и других сведений во II в. н. э. другой древний грек Клавдий Птолемей составил географическую карту известного и неизвестного ему мира. На ней мы без особого труда можем отыскать и Удмуртию.

Александр ВЕЛИКИЙ

Александр Великий: путь на Гиперборею

Благодаря как собственным историкам великого полководца, так и более поздним хронистам хорошо известно, что Александр Македонский рвался со своей армией к Индии. Но мало кто обратил внимание на то, что до индийского похода Александр попытался нанести свой главный удар на север, в сторону Уральских гор и Предуралья, и целью этого похода был будто бы поиск таинственной страны Северного Ветра – Гипербореи. Это была легендарная родина двух греческих богов – Аполлона и Артемиды, простиравшейся, согласно древним источникам, некогда от Норвегии до нашего Северного Зауралья (по другим преданиям, это была и прародина легендарных атлантов). Именно в Гиперборею, по античным мифам, каждую весну отправлялся по небу на колеснице, запряжённой лебедями, Аполлон. И именно на этой земле жил счастливый народ – гиперборейцы, люди огромных умений и знаний, перемещавшиеся по воздуху, не знавшие болезней. Из жизни они уходили по собственной воле, только тогда, когда она им совершенно наскучит. Но и умереть они так просто не могли – потому прыгали на камни с самых высоких скал, что называлось у них «лебединая песня».

Александр Великий как человек умный сначала решил провести разведку боем – в 325 году до н. э. послал вперёд отряд своего флотоводца Неоптолема. Этот отряд прошёл по рекам Волге и Каме до реки Чусовой, но осенний лёд не дал кораблям македонцев продолжать путь. Потому они решили вернуться.

На обратном пути македонцы, скорее всего, на территории Удмуртии попали в засаду, совместно организованную предками удмуртов и другими народами. В этой битве македонцы, вероятно, потерпели полное поражение. Остатки их отряда были рассеяны по территории Прикамья и восточнее и перебиты. Ещё в XVIII–XIX вв., как считалось, останки македонян и их доспехи находили не только на нашей и соседних территориях, но даже в Западной Сибири (как македонское копье-сарисса возле Омска).

Македонская фаланга

Александр Македонский, очевидно, решил отомстить за товарищей и повёл свои железные (точнее, бронзовые) фаланги на север. Но и в этом походе успехов он не сыскал. В низовьях Яксарта (река Урал) его встретили объединённые племена массагетов, сарматов, саков и других достойных людей. Особой дерзостью выделялись среди них отряды рыжеволосых людей, которые дразнили македонцев, «показывали им непотребные места», звонко похлопывали по ним и предлагали высококультурным эллинам эти места поцеловать. Терпение македонцев немедленно закончилось, и они попытались переправиться через реку, чтобы наказать дерзких. Но рыжеволосые, не вступая в схватки, обстреливали их из своих дальнобойных луков, чем и заставили отступить.

Ещё более обидный для древних греков эпизод произошёл тогда, когда они наконец договорились с противником о «правильном» сражении. Войска выстроились в боевые порядки, грозно забили боевые барабаны и завыли трубы, как вдруг перед их строем промчалась свора зайцев. Рыжеволосые и скифы, радостно шумя, припустили своих лошадей за ними, наплевав на гордых македонцев и прочих древних греков. Им было показано, что для настоящих мужчин есть дела поважнее, чем свирепо резать друг друга.

Ижевск и Прикамье на карте Птолемея

Придворный прорицатель Александра Аристандр в поведении рыжих увидел неблагоприятные знамения, пророчившие личную угрозу для жизни царя. Но тот не послушал его и повёл в бой свою тяжеловооружённую пехоту. Добром это для македонцев не закончилось. И хотя официальные летописцы поведали, что Александр наголову разбил своих врагов и покарал за дерзость, но они же и признали, что македонцам пришлось отступить назад по причине «дизентерии, вызванной питьём плохой воды». Сам царь был доставлен обратно в лагерь в тяжёлом состоянии, что также объясняется этой самой «дизентерией».

Мы же можем со всей уверенностью предположить, что внезапная поголовная «слабость живота» в македонском войске была вызвана ужасом от столкновения с древними удмуртами и их союзниками. А то, что дерзкие рыжеволосые воины – это были именно предки удмуртов, сомнений быть не может. Использовать же в бою тяжёлые сложносоставные луки научиться они могли только у скифов и сарматов, самых умелых мастеров этого дела в то время.

После этого с дерзкими намерениями ни древние, ни прочие греки в Удмуртии долгое время появляться больше не решались.

Потому древние удмуртские корни крепки и надёжны. Так же, как и государственность, – что российская, что удмуртская.