Джокер. Бунт психопата или тоска по любви «маленького человека»?

Октябрь – месяц дебатов о мировой кинопремьере фильма «Джокер». Киноманы, политики, психиатры, кинокритики и люди, не имеющие никакого отношения к сюжету, приняли фильм неоднозначно. Мы также собрали впечатления о главном призёре «Золотого льва» Венецианского кинофестиваля, психологическом триллере кинорежиссёра, продюсера и сценариста Тодда Филлипса, экранизации комикса с антигероем в исполнении потрясающего Хоакина Феникса.

Владимир Байметов, заместитель главного редактора газеты «Удмуртская правда», член Общественной палаты РФ:

– И в мире вокруг, и внутри каждого из нас накопилось огромное количество вопросов и эмоций. Мы живём в состоянии постоянной фрустрации. Кто-то недоволен «режимом», кто-то – отношениями в семье, «у кого щи жидкие, а у кого жемчуг мелкий». Этот негатив требует выхода. Всем в глубине души хочется, чтобы пришёл добрый бородатый дедушка в белом халате и ласково спросил: хотите поговорить об этом? А потом достал листочки бумаги с разноцветными чернильными пятнами и попросил рассказать, что мы в них видим. Не знаю, насколько сознательно, но Тодд Филлипс стопроцентно попал в этот тотальный запрос на психотерапию. Кресло кинотеатра не сильно отличается от кушетки психоаналитика. «Джокер» – замечательный повод для проекции наших обид, страхов и разочарований. Поэтому всё – в глазах, точнее, в душе смотрящего. Один увидит разоблачение власти, другой – трагедию маленького человека, третий – психологическую драму, и все будут правы. Со времён Кашпировского ещё никто не проводил таких массовых сеансов психотерапии. Будет ли от этого эффект? Случится ли чудо массового психического оздоровления? Кто знает? Не стоит воспринимать кино как попытку поставить диагноз обществу или конкретному персонажу. Мне кажется, это скорее возможность каждому из нас задуматься над извечным – кто мы и куда идём. Способны ли мы сопереживать и сочувствовать, или нам больше требуется разрядка накопившихся эмоций.

 

Максим Коновалов, учредитель и генеральный директор ресторанного холдинга Welcome Group:

– Для меня это довольно неожиданное кино, и именно этим оно меня привлекает. Если рассматривать этот фильм как комикс, то он будет вообще не комиксом. Если рассматривать его как кино про взрывающегося маленького человека, то и тут тоже ничего новаторского. Поэтому неожиданность – даже не в сюжете, ибо очевидно, что данная тема уже не раз находила отражение в кино. Взять хотя бы «Таксиста» Скорсезе. Для меня неожиданность в том, что комикс слился с реальностью. И если в предыдущих фильмах с участием Джокера всегда присутствует «комиксовость» и, как следствие, некая нереальность происходящего, то в этом фильме Готем – это Нью Йорк 70-х, вполне себе реальный город. И никаких сверхспособностей у Джокера нет. Кстати, будущий Бэтмен тоже, в общем-то, обычный мальчишка… Комиксы всегда были неким социальным жанром, в них отражались проблемы нынешнего мироздания. «Джокер» – остросоциальное кино, иллюстрация запросов, которые витают в воздухе. Запрос на искренность, потому что всем добрым героям мы перестали верить, а зло более искреннее. Запрос на любовь, и не только успешных к успешным. Запрос на настоящие социальные лифты и равенство возможностей. В общем, в одном фильме сконцентрирована, на мой взгляд, повестка современного мира. А учитывая, что внутри каждого из нас, так или иначе, сидит Джокер, осознавать это не совсем приятно. Этим, наверное, фильм и зацепил, потому что иногда вовремя заданный вопрос ценнее ответа.

 

Сергей Чирцев, художественный руководитель продюсерского агентства «ПрофСоюз»:

– На протяжении всего просмотра не оставляла мысль о своевременности картины Филлипса, казалось, что за стенами кинотеатра чуть более скучная версия киношного беспредельного Готэма. А уж когда Джокер пристрелил в прямом эфире местного вечернего м..звона, я мысленно аплодировал. И представлял на месте Хоакина другого Феникса, его покойного брата Ривера. По-моему, новейшему Джокеру недостаёт контраста: ангельской мордашки под толстым слоем жутковатого грима. Хотя американцам плевать на то, как голливудские фильмы оценивает мир за пределами США. Кино они снимают для себя, и латинский типаж психопата, судя по ударной кассе, их вполне убедил.

 

Игорь Реверчук, директор «Биоинститута охраны соматопсихического здоровья» и Международной Школы современной психоневрологии:

– Фильм «Джокер» – вымышленная история. Но то, что показано в данной картине, ярко отражает реальные неприятные стороны жизни. Это история детского абьюза, вернее его последствия. В фильме нет оптимистичного финала, как в «Патрик Мелроуз», другой картине, рассказывающей о последствиях абьюза. Но в «Джокере» реалистично и методично выявлено, как череда факторов среды как контекст влияют на героя и приводят к нарастанию симптоматики и превращению человека, нуждающегося в помощи, в агрессивное существо по имени Джокер. Фильм весьма выразительно демонстрирует, как случайное поведение одного человека может спровоцировать социальную активность и запустить волну протеста. Особенную жутковатую атмосферу создаёт музыка – контрастирующим лейтмотивом звучит прекрасная песня Frank Sinatra – That’s life, оптимистичная по звучанию и драматичная по содержанию. Фильм объективно тяжёлый, но посмотреть его, безусловно, стоит.

 

Алексей Кононов, основатель сети кафе «Горячий пельмень», директор компании KononovLab, фотохудожник Московского института телевидения и радиовещания «Останкино»:

– Если посмотреть на всю историю человечества, то можно проследить явную закономерность того, откуда берутся мировой хаос и войны. Почти всегда их создают маленькие, в прошлом обиженные люди, зачастую с явными психическими отклонениями. Если проследить биографию известных диктаторов прошлого века, то закономерность очевидна. Они могли бы стать известными художниками или даже священниками, но стали палачами для одних и кумирами для других. Джокер – это собирательный образ подобных личностей, которые изменили мир и продолжают менять его по сей день. Все эти джокеры – это плата за наше бессердечие и безучастие к ближним. Через «клоунов» мы получаем расплату за свои грехи. И как искупим их кровью, так сразу начинаем творить новые. И снова, и снова будут рождаться чудовища, обиженные и беспощадные, пока мы не осознаем, что именно мы их порождаем! Проблема не в них, проблема глубоко в нас.

 

Сергей Субботин, психолог-консультант:

– Фильм не оставляет равнодушным, как и любой другой фильм, в котором человек узнает себя – либо принимая, либо отрицая собственную личность в герое. В той или иной степени, каждый из нас существует в мире несправедливого обмена: «Я – такой как есть –не нужен миру; мир – такой как есть – не нужен мне». То, что психологи называют фрустрацией, является постоянным фоном нашего существования. Образы жизни, заложенные в детстве, терпят крах; наши желания и в целом картина будущего далеки от реализации. Эта идея, несмотря на свою очевидность и тривиальность (поэтому сценарий фильма представляется простоватым), настолько вечна, что редкое произведение искусства обходится без неё. Главный герой совершает самоубийство. Он уничтожает собственную личность, отказывается от ролей и правил, столь неэффективных и разочаровывающих. Новая личность создаёт себе собственный мир справедливости и свободы. Каждый человек создаёт себе такой мир – смеясь и плача или делая это одновременно, как Артур Флек, используя «лекарства» или свою фантазию. Но у каждого он есть – в семье, в работе, с друзьями, в хобби – большой или маленький, но есть. Его просто надо увидеть, почувствовать, укрепить и жить в нём. В своем справедливом мире.

 

Дима Фишман, писатель (Тель-Авив, Израиль):

— Наверное, это именно та оплеуха, тот тычок в зубы всему современному мейнстримовому кино, который был так необходим, чтобы встряхнуть этот сонливый, во всех смыслах безопасный и «умеренный» пласт искусства, настолько он бескомпромиссно мрачен, натуралистично жесток и дерзок. Это такой хук справа тебе прямо в лицо, от которого сложно вот так сходу оправиться — настолько он нетипичен для фильмов, которые обычно идут на рекорды в прокате. Сочнейший видеоряд, мастерская операторская работа и режиссура, просто бесподобная игра Феникса, под которого этот фильм, собственно, и писался, плюс социальный подтекст — всё это складывается на экране в нечто невообразимое. Мрачное, безысходное, но прекрасное полотно.

 

Анна Чумакова, эксперт по маркетингу и личному бренду:

— «Джокер» вызвал у меня яркие и неоднозначные эмоции. Главная мысль – как наши ценности управляют нашими поступками. Главный герой, душевнобольной, но добрый, открытый Миру человек, с мечтой – смешить людей. Но, люди отвечают ему насилием, а самые близкие (мама, коллега, кумир любимой телепередачи) обманом. Справедливость в его случае оправдывает его поступки. И это страшно. Ведь мы обычно не задумываемся, сколько в нашем мире насилия, пока нас это не касается. И еще возник вопрос – кто управляет толпой? Большинство? Один человек? Или случай? Где та грань, за которой Мир станет совершенно другим?

 

Смирнова Людмила, практический психолог, телесный терапевт (Москва):

— Важное и своевременное кино. Проекция нашего общества, где насилие порождает насилие. С небольшой ремаркой — насилуют не каждого, а именно слабое звено. Артур Флекс не вызвал отвращения, омерзения, отторжения и ужаса. Он вызвал чувство знакомости. Его действия не вызвали шок (хотя острота сюжета была на высоте), герой узнаваем. Мы живем в мире джокеров — нереализовавшихся людей, которых не хотим видеть. Но они есть. И они знают, что они есть. И это подвергает всю систему опасности дать крен. Я увидела человека, который ищет ответы. И они важнее риска. Ответы — возможность задышать по-новому. Мощно, и от этого страшно, был показан личностный рост героя из задавленного жизнью больного психопата в уверенного реализованного человека, который есть.