Дети из-под плети

Новый проект концепции федерального закона «О статусе многодетных семей» вызвал большой общественный резонанс. Документ предполагает введение «налога на малодетность», а также регулярных выплат малоимущим многодетным семьям – от 25 до 100 тыс. рублей. Позже премьер-министр РФ Дмитрий Медведев отверг возможность введения такого сбора. Однако подобные инициативы по поддержке демографии выдвигаются с завидной регулярностью. О каких общественных и политических процессах это говорит?

Светлана КРИВИЛЁВА, первый заместитель председателя Госсовета УР, председатель постоянной комиссии по здравоохранению, демографической и семейной политике:

– Я считаю введение налога на малодетность неправильным шагом. Во-первых, нельзя помогать многодетным семьям, забирая деньги у других граждан. Бездетность не означает отсутствия обязательств перед близкими. А если у человека нет детей, но на его иждивении находятся родственники-инвалиды? Он тоже должен платить деньги другим

семьям, отрывая от своей? Во-вторых, рожать детей или нет – право и свободный выбор каждого. Конституцией РФ определено, что государство обязано заботиться обо всех семьях, а не только о многодетных.

На рождаемость влияют не налоги, а меры социальной поддержки. Семьи будут обзаводиться детьми, если они социально защищены, имеют жильё и достойную работу, в городе доступны детские сады. Важен также пример родителей: если они воспитали несколько детей, больше вероятность, что те захотят повторить такую же модель.

Елена РУМЯНЦЕВА, доктор экономических наук, профессор, руководитель Центра экономической политики и бизнеса:

– Инициатива поднимает много проблем. Насколько она проработана, экономически и гуманистически зрелая? Должны быть приведены расчёты, показывающие не только поступления в бюджет от данного налога, но и платёжеспособность населения. Даже имея одного ребёнка, родители тратят всё больше средств на его медицинское обслуживание, особенно если у него выявлены проблемы со здоровьем или развитием.

Современная школа тоже негласно требует как денег, так и большего участия родителей, чтобы доучивать ребёнка дома. И этот труд вообще никто не считает и не оплачивает, но сегодня он на первом месте в связи с проблемами с успеваемостью (грамотностью) большинства российских школьников.

Алёна АВГУСТ, эксперт по коммуникациям, политтехнолог:

– Инициативу по введению налога на малодетность можно отнести скорее к показательно-тестовым, словно «прощупывают почву», выясняя степень дозволенности тех или иных действий власти. Что же касается стимулирования рождаемости, то «финансовые» методы, как мы видим, работают недолго. Увеличилась экономическая нестабильность – и даже маткапитал и прочие льготы не обеспечивают роста. В целом гораздо прочнее культурные коды – госпрограммы повышения ответственности родительства, формирование позитивного отношения к многодетности, к институту семьи. Но это большая работа, выстраивание коммуникаций со всеми слоями населения, а не разовые акции – чего пока, к сожалению, нет. Результат видим.

Роман ХАРЛАНОВ, общественный деятель, юрист, экономист:

– Пока, на мой взгляд, обсуждение этого вопроса в большей степени относится к политтехнологиям. В любом случае здоровье и финансовое состояние людей – более глобальная, стратегическая задача, и на таких вещах спекулировать нельзя. Какая гарантия, что средства, которые планируется удерживать с бездетных, будут направлены

на финансовую поддержку многодетных семей? Никакой.

Если кому и нужно помочь, в том числе финансово, – это людям, которые хотят родить детей. Сейчас, к сожалению, у многих проблемы со здоровьем вследствие заболеваний, стрессов, состояния экологии. Такие пары тратят на обследования, лечение, ЭКО огромные деньги. Может быть, нужно разработать льготную программу именно для таких пар?

Людмила ПОПОВА, председатель Комитета по делам ЗАГС при Правительстве УР:

– Для определения количества бездетных и малодетных семей у государственных органов должна быть хорошая демографическая статистика. По актовым записям можно увидеть,

родила женщина первого, второго или третьего ребёнка. Но если она вообще не рожала и не усыновляла детей, в наше поле зрения не попадёт.

У органов ЗАГС пока нет всероссийской базы данных. По одной актовой записи невозможно проследить жизнь человека и установить состав его семьи. Он может родиться во Владивостоке, жениться в Ижевске, а ребёнка зарегистрировать в Москве. Сейчас органы ЗАГС работают над созданием общей базы данных, и, возможно, после её

появления сведения станут более прозрачными.

Татьяна БУЦКАЯ, врач-педиатр, эксперт по роддомам, организатор «Марафона по роддомам», главный редактор журнала «Беременность&Роды.ru»:

– Может ли налог заставить людей срочно рожать детей? Сомневаюсь. При минимальной

ставке проще заплатить, чем родить, а при более ощутимой – сделать «липовую» справку, а это очередная «кормушка» для коррупционеров. В СССР были гарантии (обеспечение жильём, работой, бесплатные кружки, ясли), поэтому в то время закон имел право на существование. Сейчас семьи находятся в «капкане» нарушений трудового законодательства, очередей в детские сады и хронической нехватки денег на фоне регулярных кризисов в экономике. Как выживать, если ребёнка берут в сад в три года, а

пособие на ребёнка платят только до полутора лет? Как отважиться на рождение ребёнка, если работодатель платит «чёрную» зарплату, а значит, декретных денег не будет? Как устроиться на работу, если начальники косо смотрят на наличие детей, ведь они потребуют больничных? Вопросов много. Однако дело не только в деньгах, но и в здоровье женщины и в её титаническом труде по уходу за детьми, который отнимает много сил.

Читайте также: