Следственное управление СК РФ по Удмуртской Республике по ключевым показателям работы входит в десятку лучших следственных органов субъектов России. Руководитель управления Рустам Тугушев, назначенный на ответственный пост в сентябре 2019 года, выстраивает работу так, чтобы удерживать и повышать заданную планку. О способствующих этому факторах, стратегических целях и задачах руководитель рассказал в интервью нашему журналу.

– Рустам Рашидович, в феврале 2021 года исполнится два года с начала вашей работы в республике. Какие результаты, достигнутые за это время, вы считаете значимыми?

– Моё знакомство с республикой состоялось ещё в ноябре 2018 года, я посетил регион в составе делегации следственного управления по Пензенской области, организованной для обмена опытом. Этот визит оказался символичным – в январе 2019-го меня назначили на должность первого заместителя руководителя следственного управления СК России по Удмуртской Республике. А в сентябре 2019 года – руководителем управления.

Изучив характер организационно-управленческой деятельности и поняв, что создана чёткая отлаженная система работы, я как новый руководитель поставил задачу сохранить результативно действующую модель. Если механизм работает чётко, нет необходимости в его кардинальной перестройке. Мне нравится хорошая поговорка: «Мудрый руководитель – тот, кто не ломает полезное и не допускает ничего предосудительного».

Качество и оперативность работы в управлении традиционно на самом высоком уровне. Этот серьёзный результат достигнут во многом благодаря прежнему руководителю Владимиру Никешкину. Поэтому ещё одна моя задача – как минимум удерживать высокую планку. В СК РФ действует специальная система оценки качественных и количественных характеристик деятельности следственных управлений регионов. Она позволяет составлять своеобразный рейтинг лидеров в разрезе субъектов страны. За последние два года наше управление удерживает результат, находясь в десятке лучших по России.

В каких-то моментах я, конечно, стараюсь усилить работу. Например, это касается тотального контроля аппарата следственного управления за процессами, которые происходят на местах. Очень важно обеспечить полноту оперативной информации, усиливать превентивную составляющую, которая минимизирует возможные ошибки следственных отделов. На мой взгляд, это получается. Также мы ориентированы на дальнейшее расширение диалога с профильными структурами и ведомствами – органами прокуратуры, МВД, ФСБ, налоговой инспекцией, многими другими. От результатов сотрудничества во многом зависит эффективность работы следственного управления.

– Ваша профессия – сложная и ответственная. Каковы были мотивационные факторы при выборе столь непростого пути?

– На профессиональное и личностное развитие серьёзно повлияла литература. Я с ранних лет увлекался чтением, у нас дома была богатая библиотека. Несколько лет, в числе прочего, читал в библиотеке, а потом и выписывал журнал «Человек и закон», он стал моей настольной книгой.

Увлечение специализированной литературой во многом сформировало желание посвятить себя профессии следователя. Два последних школьных года я учился целенаправленно – в профильном юридическом классе.

После окончания школы в родном городе Пензе я легко сдал экзамены в Саратовский юридический институт им. Д. И. Курского. В 1997 году, с отличием окончив вуз, поступил на службу в органы прокуратуры. В прокуратуре Пензенской области работал следователем, старшим следователем отдела по расследованию особо важных дел, начальником отдела по расследованию особо важных дел, начальником отдела по надзору за следствием, дознанием и оперативно-розыскной деятельностью.

Затем возглавил следственное управление, образованное в структуре прокуратуры области. В 2007 году, когда был создан Следственный комитет, стал первым заместителем руководителя следственного управления по Пензенской области. Параллельно с работой я продолжал учёбу, в 2002 году защитил кандидатскую диссертацию, имею учёную степень кандидата юридических наук.

– 2020 год стал непростым для всех сфер деятельности. Каким он был для вашего коллектива?

– Безусловно, временем испытаний. И мы выдержали этот экзамен. Управление функционировало в штатном режиме, не снижая показателей. Передо мной стояла главная задача – в этот нестабильный период сохранить коллектив, обеспечить безопасность сотрудников и, безусловно, не допустить замедления темпов работы. Все задачи, поставленные перед нами в 2020 году, выполнены в полном объёме. Сегодня каждый наш сотрудник работает на своём месте. 

– Много ли фиксируется преступлений в сфере предпринимательской деятельности?

– В 2020 году число таких преступлений возросло. Следователями следственного управления зарегистрировано 524 сообщения о преступлениях в сфере предпринимательской деятельности. В 2019 году цифра составляла 460. По результатам рассмотрения сообщений возбуждено 284 уголовных дела. В производстве следователей управления находилось 355 уголовных дел, окончено производство по 137 уголовным делам. В суд направлено 112 уголовных дел, прекращено производством 25 уголовных дел. К уголовной ответственности привлечено 106 лиц.

– Нередко говорится о необоснованном уголовном преследовании предпринимателей. Есть ли в этом, на ваш взгляд, рациональное зерно?

– Здесь нужно рассуждать грамотно и рационально. Наши сотрудники ориентированы на то, чтобы тот ресурс, который нам предоставлен процессуальным законодательством, был использован на благо всех участников процесса. Очевидно, что следственные органы наделены широким арсеналом инструментов, который, по большому счёту, даёт возможность парализовать любую экономическую структуру. Вопрос: для чего? Нужно чётко исходить из буквы закона, качественно расследовать дела и выносить сугубо компетентное решение, соответствующее истине. Здесь также важно в индивидуальном порядке расследовать каждое дело.

Ещё только начав работу в Удмуртии, я встретился с уполномоченным по защите прав предпринимателей Александром Прасоловым. Мы обговорили ключевые моменты сотрудничества, наметили дорожную карту совместной работы. Формат нашего взаимодействия разноплановый – от оперативного общения до проведения конкретных мероприятий. К примеру, совместно проводим встречи с предпринимателями, обсуждаем проблемные моменты, при необходимости обращаемся в органы прокуратуры, другие профильные структуры. Если есть факт необоснованного уголовного преследования бизнесмена, незамедлительно на это реагируем. При всём этом отмечу, что бизнес-омбудсмен не вмешивается в работу правоохранительной системы, равно как и мы – в деятельность института уполномоченного. Наше сотрудничество максимально конструктивно.

– Находятся ли по-прежнему в числе актуальных преступления коррупционной направленности?

– К сожалению, да. Поэтому вопросы противодействия коррупции – в центре нашего особого внимания. Благодаря принятым мерам в 2020 году выявлено значительно большее количество коррупционных преступлений по сравнению с 2019 годом. Как и за 2019 год, за 2020-й все коррупционные преступления раскрыты.

В прошлом году были резонансные дела, касающиеся должностных лиц, занимавших в республике высокие посты. Среди них руководитель ГУ УР «Государственная противопожарная служба УР», руководитель филиала ФГБУ «ФКП Росреестра» по УР, заместитель председателя Гордумы Ижевска, руководитель ГУП «ТПО ЖКХ», начальник отдела главного управления по государственному надзору УР. Во взаимодействии со службами безопасности МВД и ФСИН расследованы дела в отношении ряда сотрудников этих ведомств.

Основная масса преступлений – это коммерческие подкупы, совершаемые руководителями коммерческих организаций в целях заключения выгодных контрактов, а также мошенничества руководителей управляющих компаний и ТСЖ.

– Насколько значителен ущерб от преступлений?

– В числе наших задач – содействовать тому, чтобы возмещался ущерб, причинённый экономическими преступлениями. По расследованным в 2020 году уголовным делам о коррупционных преступлениях, более чем из 60 млн руб. установленного ущерба возмещено свыше 37 миллионов. Это значительно больше 2019 года, когда по 300 возбужденным делам ущерб составил 30 млн руб., а возмещение – всего 5 млн рублей.

– Как ведётся расследование уголовных дел в ещё одной важной сфере, касающейся налоговых преступлений?

– Приоритет здесь – высокое качество расследования уголовных дел, результативное взаимодействие с налоговыми органами, с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, и, конечно, обеспечение полного возмещения имущественного вреда, причинённого бюджетной системе. Считаю, что работа ведётся эффективно.

В 2020 году сохранялась тенденция к сокращению числа зарегистрированных налоговых преступлений, но отмечу, что одна из причин снижения числа сообщений – законодательные изменения, в соответствии с которыми значительно увеличен криминальный размер недоимки по налогам и сборам.

В целом принято 26 решений о возбуждении уголовного дела, в 2019 году – 17, также принято 12 решений об отказе в возбуждении уголовного дела (в 2019-м – 46). Удельный вес возбуждённых уголовных дел составил 68,4% против 27% за предыдущий годовой период. Причинённый налоговыми преступлениями ущерб – 108 327 тыс. рублей. Он возмещён к настоящему времени в сумме 48 822 тыс. рублей.

– Рустам Рашидович, каковы ваши приоритеты в профессиональной и личной деятельности в наступившем году?

– Безусловно, сохранять авторитет ведомства за счёт качественной оперативной работы. Если говорить более предметно, как и всегда, наши приоритеты – повышение эффективности расследования дел, прежде всего, об особо тяжких преступлениях, о преступлениях против личности, о нарушении конституционных прав и свобод граждан. Также особый блок работы – защита от преступных посягательств на несовершеннолетних, противодействие экономическим преступлениям, работа по возмещению причинённого вреда. Я планирую изучать традиции удмуртского народа, местную культуру, побывать в знаковых для республики местах. Но главным считаю следующее. Один из моих прежних руководителей говорил: «Если хочешь эффективно работать на новом месте, относись к нему, как к родному, в том числе и к своим коллегам. Тогда ты будешь максимально эффективным». Такой подход – основа моей работы и жизни в регионе.

Цифры

Зафиксировано преступлений экономической направленности

  • 1044 – в 2019 г. 
  • 1136 – в 2020 г.

Возбуждено уголовных дел

  • 488 – в 2019 г.
  • 649 – в 2020 г.

305 уголовных дел в общей сложности завершено расследованием, в т.ч. преступления в сфере ЖКХ

  • 5 – в 2019 г.
  • 24 – в 2020 г. 

Случаи легализации доходов, полученных преступным путём

  • 14 – в 2019 г.
  • 10 – в 2020 г.

Случаи невыплаты гражданам заработной платы

  • 19 – в 2019 г.
  • 42 – в 2020 г.

Зарегистрировано коррупционных преступлений

  • 450 сообщений – в 2019 г.
  • более 500 сообщений – в 2020 г.

по ним возбуждено уголовных дел

  • 300 – в 2019 г.
  • 353 – в 2020 г.

99 уголовных дел заведено по фактам взяточничества

от 1 тыс. до 3 млн руб. составила сумма взятки