Дело за малым

В России и Удмуртии действует разветвлённая инфраструктура поддержки малого и среднего бизнеса. Однако не все эти меры доступны компаниям и не всегда помогают решить проблемы, с которыми те сталкиваются в своей деятельности.

В России доля малого бизнеса в ВВП составляет 20-25%, в то время как в развитых странах – от 50 до 60%. «Это тревожный звонок, – считает президент Московской школы управления «Сколково» Андрей Шаронов. – Репутация и популярность малого бизнеса в нашей стране тоже не на высоте, поскольку тема предпринимательства имеет болезненную историю. Негативное общественное мнение нужно менять. Малый бизнес – важная часть экономики и социального уклада страны, полноценный участник внешнеэкономической деятельности».

По заключению Счётной палаты РФ, за последние два года на финансирование госпрограмм поддержки бизнеса в России было направлено около 181 млрд руб., большая часть – из федерального бюджета. Однако если в 2016 году эти меры охватывали порядка 4% представителей МСБ, то в 2017-м – немногим более 1%. «По данным нашего внутреннего исследования, 51% предпринимателей, получивших поддержку, отметили, что добиться её было сложно, – говорит начальник управления партнёрских программ среднего и малого бизнеса «Промсвязьбанка» Алёна Сокова. – В качестве препятствий представители среднего бизнеса чаще всего называют недоверие к профильным госструктурам, малого – недостаток актуальной информации о мерах поддержки».

Эксперт выделяет три основных противоречия в отношениях между властью и малым бизнесом. Во-первых, государство заинтересовано в росте налоговых поступлений в бюджет, но МСБ не всегда прозрачен и готов полностью платить налоги со своей прибыли.

Во-вторых, система поддержки бизнеса хотя и функционирует, но остаётся достаточно громоздкой. Для получения инвестиций многие компании должны предоставить крупный, сложный в реализации проект, который потом ещё долго рассматривается в разных инстанциях.

И, в-третьих, малый бизнес не всегда может грамотно презентовать свой проект перед потенциальными инвесторами. В этой области как раз и нужна помощь структур поддержки, которые могли бы создать акселератор для повышения компетенций у предпринимателей, коммерциализации их разработок и выхода с ними на внешние рынки.

«На уровне региона важны разработка и лоббирование мер поддержки в конкретных отраслях, – продолжает Алёна Сокова. – Инструментарий для среднего и малого бизнеса отличается. Последний зачастую плохо ориентируется в мерах поддержки. Ему нужно понимание, в какие двери стучать».

Похожий взгляд у исполняющего обязанности министра экономики УР Михаила Зайцева: «Предприниматели просто не знают о многих видах поддержки. И эту проблему надо решать, широко распространяя информацию. Увеличить финансирование фондов поддержки в разы мы пока не можем – в бюджете нет средств. Более перспективно внедрение новых механизмов. Например, в 2016 году Удмуртия попала в пилотный проект, предусматривающий помощь МФЦ малому и среднему бизнесу. В многофункциональных центрах предприниматели могут получить специализированные финансовые и консультационные услуги, подать заявку на получение поддержки. Кроме того, на базе финансовых учреждений планируется создавать центры по оказанию услуг бизнесу».

Удар по конкуренции?

Важность консультационной поддержки в бизнес-сообществе признают. Однако у части предпринимателей весьма сложное отношение к мерам финансовой поддержки в виде льготных кредитов, гарантий и прочего. С одной стороны, государство избирательно стимулирует отрасли или отдельные компании там, где ожидает прорыва. С другой – такая поддержка может превратиться в недобросовестную конкуренцию и поставить в неравные условия других участников индустрии.

Рафис Исламов, индивидуальный предприниматель (Увинский район):

– Помогать одному предпринимателю – значит, мешать другому. Мы все конкурируем на свободном рынке. Поддерживать одних предпринимателей и не поддерживать других – то же самое, что использовать допинг в спортивных соревнованиях. В данный момент равенства в этом вопросе нет. И поддержку в первую очередь получает тот, кто близок к власти.

Алёна Сокова, начальник управления партнёрских программ среднего и малого бизнеса «Промсвязьбанка»:

– Доля правды в этом есть, что и подтверждают проверки. Та же Счётная палата отмечала, что в ряде регионов льготные кредиты выдаются каждый год одним и тем же предприятиям, аффилированным с крупными холдингами. Но многое зависит от обратной связи, поднимания этих проблем на местном уровне.

Михаил Зайцев, и. о. министра экономики УР:

– Я не согласен с тем, что господдержка не нужна. Регулярно слышу отзывы конкретных предпринимателей, которым она помогла развить свой бизнес, а бюджет получил дополнительные отчисления. Что касается аффилированности получателей поддержки, приведу простой пример. В 2016 году распределялись субсидии малому бизнесу на компенсацию процентной ставки по лизинговым платежам. Заявок было подано на сумму, в 3 раза превышающую предполагаемую. Двум третям предпринимателей пришлось отказать – и всё объективно, только на основании расчётов по балльной системе.

Артём Рожков, предприниматель:

– Может быть, деньги, которые выделяются на поддержку бизнеса, стоит направить на снижение и оптимизацию налогообложения? От такого шага все предприниматели получат прибыль. Сейчас налоги в общую «копилку» платят все, а потом государство, аккумулировав эти отчисления, поддерживает лишь небольшую часть компаний.

Андрей Шаронов, президент Московской школы управления «Сколково»:

– Правительство и Минфин РФ обсуждают новый налоговый манёвр, который касается снижения прямых налогов, в том числе налога на прибыль и социальных платежей, и повышения косвенных, в том числе НДС. Это отчасти может привести к оптимизации налоговой нагрузки.

Илья ЧУКАВИН, начальник Управления стратегического развития и продвижения банковских продуктов АКБ «Ижкомбанк» (ПАО):

– У нашего банка большой опыт участия в госпрограммах поддержки малого и среднего бизнеса. Как правило, они предполагают жёсткий риск-менеджмент и строгие требования к заёмщику. Нельзя сказать, что получить такой кредит легко и быстро… Поэтому, зная потребности и особенности работы наших корпоративных клиентов, мы разрабатываем для них собственные банковские продукты. Например, у небольших торговых компаний мало шансов получить поддержку в рамках госпрограмм. А мы разработали для них выгодное спецпредложение. Сегодня в Ижкомбанке действует семь программ кредитования малого и среднего бизнеса. Если в 2015 году банк выдал кредитов для МСБ на общую сумму 2,82 млрд руб., то в 2016 – на 5,3 миллиарда, то есть почти вдвое больше. За I полугодие 2017 года объём кредитования уже составил 2,58 млрд рублей. Растёт и количество выданных кредитов, что можно объяснить снижением ставок по нашим программам. Бизнес начинает брать новые займы либо рефинансировать уже имеющиеся.

Две логики

Представители бизнеса выделяют ещё ряд проблем, связанных с получением господдержки. В частности, это необходимость предоставить для получения льготного кредита крупный залог, которого у малого бизнеса может не быть, и недостаточность системы банковской поддержки стартапов. «Проектное финансирование для МСБ действительно слабо реализуется банками, и тому есть экономические причины, – поясняет Алёна Сокова. – При рассмотрении проектов мы руководствуемся инвестиционной логикой, то есть эксперты оценивают их с учётом будущей прибыли. А при банковском кредитовании анализируется уже действующий бизнес и его реальный доход. Это два разных подхода. Инвестиционная логика для малого бизнеса пока недоступна».

Генеральный директор трикотажной фабрики «Шаркан-трикотаж» Надежда Зайнакова называет также проблему нехватки оборотных средств: «Наше предприятие социально ориентированное, основная часть работниц – жительницы близлежащих деревень. Продукция сезонная. В мае выпускаем коллекцию уже на осень-зиму. Поэтому всегда остро стоит нехватка оборотных средств. Мы получили поддержку от Удмуртского фонда развития предпринимательства. Берём банковские кредиты, но по ним проценты выше. Хотелось бы развивать производство, создавать новые рабочие места, однако пока возможности для этого ограничены».

Читайте также: