Дарья Чернакова. Дама с контрабасом

В мировом и отечественном джазе девушки давно играют «почти на всём» – пианистки, аккордеонистки, саксофонистки, другие духовички, ударницы, даже тромбонистки и тем паче – вокалистки – уже никого не удивляют. Зато дамы с контрабасом по-прежнему смотрятся экзотически. Единственная в России джазовая контрабасистка Дарья Чернакова в эксклюзиве для «Деловой Репутации» поведала о магнетизме своего сценического романа с этим «типично мужским» инструментом.

«Свой звук» даже на «дровах»

– Удивительно, что когда я училась играть на контрабасе, пальцы в кровь не сбивала, – открылась Даша. – И представляете, поехав в российский гастрольный тур вместе с пианистом Даниилом Крамером и польским саксофонистом Петром Бароном, «вдруг» сбила. Но этому есть объяснение – тур получился серьёзным, напряжённым, концерты следовали один за другим. К тому же не во всех филармониях нашлись хорошие инструменты. Именно джазовые, а не взятые напрокат из местных симфонических оркестров. Они больше подходят под игру смычком, чем под игру пальцами (слепом, «щелчками». – Прим. ред.), и струны на них тоже отличаются от джазовых. Однако мне пришлось играть на том, что есть. Но ничего не поделаешь, у нас, у басистов, такая трудная жизнь. С другой стороны, если ты можешь сыграть «своим звуком» даже на «дровах», это подтверждает профессионализм и мастерство музыканта.

Темнокожая Эсперанса и белая Чернакова

Если в классике дамочек с контрабасом довольно много, то в джазе их значительно меньше. Самая известная из них, пожалуй, Эсперанса Сполдинг – первая леди в джазе, выигравшая в 2011 году престижную музыкальную премию Grammy в номинации «Лучший новый исполнитель года».

Теперь же к темнокожей американке следует смело добавить и москвичку Дарью Чернакову.

– Нас мало, потому что в джазе необходимо постоянно быть с инструментом и самой его таскать, – Даша намекает на широкоплечего нелёгкого «мужчину» ростом под два метра. Если измерять контрабас вместе со шпилем. – Заметьте, что в метро он уже не проходит. Благо, что я автоледи, и когда выступаю в Москве, то без проблем приезжаю на концерт вместе с контрабасом. Езжу я за рулём проворной «японки» с созвучным профессии названием Jazz. Опускаю переднее пассажирское сиденье, и мой инструмент спокойно помещается в салоне. Так что выбор в пользу Honda Jazz тоже оказался не случайным.

«Всё по полочкам», как у хорошей хозяйки

– Но не подумайте, что мой автомобиль красного цвета – это было бы слишком банально, с грубым намёком на женскую природу, – смеётся Даша и признаётся, что у неё есть собственная теория о том, что контрабас как раз идеально подходит для женщины-музыканта. – Ни в коем случае я не хочу обидеть мужчин-контрабасистов, но мне представляется, что функция контрабаса в музыке «очень женская». Конечно, это непростая работа физически, но зато она мне близка эмоционально. На сцене ты ритмически поддерживаешь всех партнёров, при этом не находясь во фронтменах. Ты не солист, но без тебя ансамбль не зазвучит, и в твоих руках есть инструмент, который способен качественно улучшить ансамблевую игру. Это как у хорошей хозяйки, у которой дома всё прибрано-убрано, всё расставлено по полочкам, но труд её зачастую незаметен для окружающих. Скажу больше, иногда на сцене я чувствую себя комфортней, чем в жизни…

Игра в классику и надежда на таланты

Если посмотреть на контрабас в чехле, то можно найти в нём ещё больше сходства с мужчинами. Понятно, что не со всеми, а лишь с теми, кого женщинам тяжело таскать по жизни. Поэтому-то таких мужчин принято ругать то «мокрым ковром», то «чемоданом без ручки».

– Но у меня есть специальное колесо, которое прикрепляется к чехлу, и мой инструмент становится транспортабельным, – ничуть не тушуется Даша, не желая развивать тему мужской лености. – В Нью-Йорке вообще все контрабасисты ездят с такими колёсами. Надеюсь, что в ближайшее десятилетие в нашей стране многое изменится. В том смысле, что намного больше людей будут играть не только джаз, но и классику, и у нас появится ещё больше инструментов. Эта моя надежда основывается на том, что у России есть огромный музыкальный потенциал и невероятное количество талантов.

Формула чеховской любви

От контрабасовых чехлов в своём монологе Дарья Чернакова «перепрыгнула» к… Чехову.

Контрабас приобрёл повышенное внимание людей культуры вскоре после того, как многие театры поставили в свои афиши одноимённую пьесу немецкого писателя Патрика Зюскинда.

Герой его «Контрабаса» – тот самый «маленький человек», каких много «народил и выпустил в жизнь» наш Антон Павлович. Причём у Чехова есть два (!) рассказа вокруг фигуристого фактурного музыкального персонажа – «Роман с контрабасом» и «Контрабас и флейта».

– Думаю, что Чехов, как и любой другой нормальный человек, не мог не любить контрабас, – интригует контрабасистка и расшифровывает формулу этой любви. – Во-первых, он выглядит очень смешно. Имею в виду контрабас и его форму. Во-вторых, у контрабаса невероятный диапазон. На нём можно сыграть всё то, что можно исполнять на виолончели, добавив к этому произведения из скрипичного репертуара. Поэтому сегодня на контрабасе играют классику, рок, джаз, фанк… Это совершенно невероятный инструмент! Если в XX веке символом джаза вполне оправданно слыл саксофон, то контрабас может стать музыкальным талисманом нынешнего столетия. Московскую консерваторию я заканчивала как классический музыкант, обучаясь в классе народного артиста России, профессора Рустема Габдуллина. И можно сказать, что Рустем Искандерович перевернул моё представление о возможностях академического контрабаса. Всем джазовым музыкантам я бы посоветовала обязательно заниматься классикой.

Симпатии к бас-балалайке

Интересно, что несколько лет назад первый контрабас Даше подарил Макар Новиков – известный российский контрабасист, один из победителей популярного телевизионного проекта «Большой джаз» на канале «Культура».

Юная пианистка училась премудростям фортепианной школы, когда Макар –друг старшего брата Даши, композитора Алексея Чернакова – вручил девушке новый оригинальный инструмент.

– В тот момент я не знала, чем мне заниматься дальше в жизни, потому что ни в какую не хотела быть пианисткой, – отрезает музыкантша и с улыбкой признаётся в симпатии к… контрабас-балалайке. – Мне очень импонирует этот инструмент тем, что он выглядит ещё смешней, чем контрабас. Смешней в самом добром значении этого слова. Однажды мне даже удалось на ней поиграть в большом концертном зале «Октябрьский» в Санкт-Петербурге! Ну а если говорить абсолютно серьёзно, то балалайка – это один из самых русских инструментов, и я её обожаю. Как обожаю русскую народную музыку, как обожаю музыку африканскую, бразильскую, кубинскую, полинезийскую и индонезийскую. Это огромный пласт кристально честной музыки, начинать заниматься которой никогда не поздно! Поэтому я убеждена, что музыканты должны не только копировать хиты великих старых мастеров, но и расширять свои творческие и человеческие кругозоры.

Читайте также: