Белеет мой парус

Бригантины, каравеллы и фрегаты из детских книг о приключениях, манящие юных читателей морской романтикой, для одних становятся серьёзным спортом, для других остаются страстью, для третьих являются воплощением мечты и делом жизни. Наши герои рассказывают свои истории парусного спорта.

 

Ты помнишь, как всё начиналось…
Валерий Зубачев, яхтсмен, мастер спорта по парусному спорту СССР:

– Первый клуб в Ижевске появился в 50–60-е годы на базе ДОСААФ, затем в 70-х возник клуб «Темп», принадлежащий мотозаводу, и «Колумб» от механического института. Яхт в то время было много. Взрослых олимпийского класса – до 20. Детских – до 100 штук. Когда они выходили на воду, казалось, что это множество белых лепестков разлетелось по пруду. Существовали и академическая гребля, и моторники, и парусная школа, и водные лыжи, и многоборцы на ялах. Клубовцы выступали на всесоюзных соревнованиях за сборную Удмуртии, занимали призовые места.

Сам я с 4 класса в конце 50-х годов занимался судомоделированием в Доме пионеров под руководством преподавателя Владимира Фёдоровича Кудрина, который привил мне любовь к парусу и научил управлять парусными судами, а после армии вступил в клуб «Темп» заниматься парусным спортом. Начинал матросом, а затем стал рулевым. На соревнованиях в Ворошиловграде я первый раз гонялся на катамаране, так и остался на нём.

В советское время соревнований было много: спартакиада народов, соревнования Поволжья (в Тольятти), соревнования ЦС «Зенит» в Москве на Пироговском водохранилище (кстати, там я получил «мастера спорта СССР»). Командой ездили в Сочи, в Севастополь на поезде, перевозили свои судна в грузовом вагоне. На это у клуба были средства.

Игорь Гущин, тренер академии парусного спорта, г. Воткинск:

– В Воткинске первое упоминание о парусных лодках (швертботах) датируется концом XIX – началом XX веков. «Яхт-клуб» того времени располагался недалеко от дома градоначальника (ныне музей-усадьба П. И. Чайковского), и в нём насчитывалось до 20 парусных яхт.

Во времена СССР по нашему водоёму ходили одиночные парусные швертботы, но как таковой организации не было до начала 1980-х годов. Тогда группа единомышленников, в основном из числа работников Воткинского завода, решила сделать парусную доску (виндсёрфинг). Сначала изготовили одну, потом ещё, так и закрутилось… Затем набрали группу детей, начали обучение тому, чему сами научились. Так образовалась парусная секция при ЗС ДОСААФ Воткинского завода. Я начал заниматься в ней с 1982 года.

Мы устраивали соревнования среди воспитанников парусной секции города, приглашали спортсменов из Ижевска и Перми, сами выезжали к ним на соревнования. В зимний период, пока была материальная помощь от Воткинского завода, строили новые швертботы и парусные доски, активно привлекая к этому молодёжь.

Александр Мельников, путешественник, яхтенный капитан, автор концепции «Парусная психотерапия»:

– Тема моря присутствовала в моей жизни с рождения, потому что моя родина – Санкт-Петербург. И хотя его нельзя назвать в полной мере приморским городом, но всё-таки это порт, водные ворота страны, Финский залив, Балтика.

Парусный спорт для меня начался ещё в школе. Мой близкий друг в 70-х годах занимался в Ленинградском яхт-клубе. Я пару раз приходил туда, и меня на тот момент это ничуть не впечатлило, но, как и у многих советских детей, благодаря произведениям Жюля Верна, Стивенсона и Джека Лондона паруса заочно посеяли семена в благодатную почву: в юное сердце, жаждущее романтики, приключений, странствий.

Ещё периодически всплывали детские воспоминания: мой отец в 1985 году в составе команды перегонял яхту «Ника» из Калининграда в сочинский яхт-клуб по системе каналов и потом красочно рассказывал о своём путешествии.

Дмитрий Башкиров, яхтсмен:

– Первый раз я вышел под парусами в 1980 году со своим старшим братом, а через год привёл в детскую секцию мотозавода своего друга, и вот до сих пор мы ходим под парусами. В 1990 году на яхте Орион, принадлежавшей в ту пору мотозаводу, мы с другом детства в составе экипажа из семи человек прошли два моря: Азовское и Чёрное по маршруту Ростов-на-Дону, Мариуполь, Керчь, Феодосия, Ялта, Черноморск, Одесса.

Яхтинг вновь учится ходить
Дмитрий Башкиров:

– После 90-х годов детский спорт в Ижевске практически умер, всё стало очень дорого, олимпийские виды яхт тоже исчезли. Специалистов-тренеров не осталось. Сохранились только частные крейсерские (то есть прогулочные) яхты. Отдельными энтузиастами предпринимаются попытки возродить детский парусный спорт, но пока результатов нет.

Игорь Гущин:

– В 1990-е страна выживала… Соответственно, ни о какой поддержке со стороны и речи быть не могло, наше мини-производство парусных швертботов и досок встало, но, несмотря ни на что, энтузиасты своего дела – пионеры парусного спорта Воткинска – сохранили большую долю матчасти – парусного оборудования и снаряжения, на нём и сейчас можно «выйти в море». Далеко не все яхт-клубы Удмуртии смогли выжить…

На сегодняшний день развитие парусного спорта в Удмуртской Республике можно сравнить с ребёнком, который только начинает ходить. Я знаю, что в Ижевске опять же энтузиасты, хоть и профессионалы своего дела, строят швертботы «Оптимист» для ребятишек. В Сарапуле восстанавливают несколько лодок детских и юношеских классов парусных швертботов, в Воткинске в связи с открытием филиала «Академии парусного спорта», которая по итогам года стала крупнейшей парусной школой в Европе, появился небольшой флот швертботов «Оптимист», на которых воткинские дети уже откатали один сезон, впервые сев в лодку в июне, в июле уже участвовали в крупной российской регате.

В нашем регионе довольно тяжело найти спонсоров, но есть люди, которые заинтересованы в развитии территории, и они выступают в роли меценатов, всячески поддерживая нас, предоставляя нам в безвозмездное пользование свои ресурсы.

Также нам навстречу идут городские власти, предоставляя помещения для теоретических занятий, спортивные залы и сооружения для занятий общей физической подготовкой и плаванием. Есть надежда, что и на республиканском уровне по линии спорткомитета Удмуртской Республики на 2018 год будет включена статья расходов на развитие детско-юношеского парусного спорта.

Где в Ижевске можно заняться яхтенным спортом?
Дмитрий Башкиров:

– В современном Ижевске осталось одно место, где стоят парусные суда, – это водная станция ИжГТУ. Все суда частные, поэтому начать лучше всего с того, что познакомиться с одним из владельцев судов, пройтись с ним под парусами и понять, надо вам оно или нет.

Яхта – удовольствие недешёвое, поэтому большинство ныне живущих ижевских яхт – самодельные, и их строили люди, хорошо разбирающиеся в этом деле. Продаются же яхты, по сути, везде. Интернет богат сайтами производителей, в основном, конечно, зарубежных, но есть и отечественные. Они не блещут качеством, но чуть дешевле импортных. Например, самая маленькая твердокорпусная яхта («микруха» на профессиональном сленге) – это семейный крейсер на трёх человек длиной до 5 м, стоит 300–400 тыс. (б\у), а новая – порядка 800–900 тыс. рублей. Её нужно транспортировать на прицепе или трейлере и спускать на воду без подъёмного крана, но с особого, удобного берега. Транспортировка твердокорпусной лодки для морских путешествий по стоимости приближается к цене самой лодки. Только аренда места на причале в Ижевске обходится в 3 тыс. руб. в месяц.

Парусные яхты применительно к российским условиям можно разделить по назначению на спортивные и прогулочные. Первые имеют минимум удобств и сильно заточены на выжимание максимума скорости. Прогулочные же имеют каюту и все удобства, в зависимости от размера. Именно таких большинство, хотя на прогулочных тоже устраивают гонки, дело желания.

По конструкции можно выделить килевые, у которых балластный киль не убирается внутрь, это, как правило, яхты более 7 м, они более мореходны и надёжны, и так называемые швертботы, у которых этот самый киль убирается внутрь корпуса, что позволяет подходить близко к берегу, преодолевать мели. Именно такой тип яхт предпочтителен для водоёмов Удмуртии, это яхты более лёгкие, удобные в перевозке и позволяют ходит в любых водах. Оптимальный размер по длине корпуса для наших вод, на мой взгляд, – 6–9 метров.

Сейчас на пруду каждый год организовываем сами для себя соревнования, яхт немного, но хоть что-то. Обязательно устраиваем гонки в День ВМФ, это традиция. Устраиваем ночные гонки, гонки капитанов (это когда капитан управляет яхтой один, без экипажа). В основном боремся за победу мы – экипаж яхты «Нарцисс» и яхта «Зефир» (владелец и шкипер Станислав Решетников, построивший свою яхту самостоятельно за 12 лет). Стали появляться в последнее время спонсоры соревнований: РЖД, ОСВОД, фонд оружейника Драгунова. В частном порядке я и кое-кто из наших яхтсменов участвуем в гонках любителей в классе «Луч», организованных московским некоммерческим объединением Who is Who. В Татарстане в 2015 году я занял первое место в Серебряном флоте. Алексей Шуляев, наш соратник, также ежегодно участвует в этих соревнованиях. Иногда вывозим свою яхту на грузовике на Воткинское водохранилище в Степаново или в Чайковский «побродить» по большому водоёму. Кстати, арендовать яхту в Удмуртии невозможно – в принципе отсутствует такая тема.

Как юношеские романтические мечты о морских странствиях могут воплотиться в дело жизни зрелого человека?
Александр Мельников:

– В 2010 году мы с супругой пришли к тому, что мы хотим вырваться за пределы суши. И встал вопрос, как беспрепятственно двигаться по планете? И нашли единственно верный рецепт – парус! Ведь только он позволяет абсолютно автономно двигаться по планете, не требуя топлива. Так наши экспедиции стали водными и проходить под парусами. Кстати, средний возраст входа в мировую яхтенную тусовку – это 50 лет, время, когда дети выросли, социальные обязательства перед обществом выполнены, человек переосмыслил свои ценности и расставил приоритеты по-новому.

Так, в подтверждение этой статистики, в декабре 2012 года мы с супругой решили заняться тем, что нам действительно интересно, – яхтингом. Поехали в Турцию на Эгейское море, в город Мармарис, который последние 15–20 лет носит титул неофициальной яхтенной столицы мира. Там прошли двухнедельный курс обучения и получили шкиперские лицензии. Они нужны для того, чтобы брать яхту в аренду. В яхтинге органично сплел ось и моё туристическое прошлое, и врачебная психологическая практика. В итоге сформировалось новое бизнес-направление: семинары-экспедиции. Сначала сухопутные, а затем и водные.

Конечно, следом за возникновением идеи о свободе передвижения встали следующие задачи: где взять судно и как оно из нашей континентальной республики должно переместиться к морю? А затем ещё: где будет храниться и отдыхать от путешествий плавсредство?

Поэтому мы выбрали разборный вариант – каркасно-надувной туристический парусный катамаран новосибирской компании конструктора Анатолия Кулика.

Он 7,5 м в длину, принимает на борт шесть-восемь человек. Удобно то, что он разборный, модульный – всё взаимозаменяемо, все чинится «на коленке».

Вес – всего 250 кг. Собирается и разбирается одним человеком за один день. После путешествий разбирается и может храниться, что называется, «под шкафом», например в обычном гараже.

Такие парусные катамараны бывают от трёхметровых до океанских, достигающих 15 м в длину, и это отличная альтернатива для путешественников, отправляющихся из неприморских городов и преодолевающих сначала значительную часть суши. Разборный катамаран легко доставить на автомобиле, собрать и спустить на воду практически в любом месте, так как глубина его осадки всего до 50 см.

Несмотря на название, катамаран – полноценное судно, обеспечивающее экипажу вполне автономное существование. Техника безопасности такая же, как на любой яхте: спасжилеты на всех членах экипажа, три точки опоры, обвязка во время шторма. Хотя главная опасность – это, как и на самолёте, переход из одной среды в другую: в водном деле – отход и швартовка.

В принципе, нашим катамараном в спокойных погодных условиях можно управлять и одному. Наша семейная команда – два человека: я и супруга. Плюс на семинары-экспедиции собираются участники со всей страны. Группа – примерно пять человек, и каждый на судне выполняет какую-то функцию, каждый вносит вклад в организацию быта. Таким составом мы летом ходим по озеру Балхаш, Телецкому озеру, были на Каспии, на Ладоге. В ближайших планах – Балтика (Рига, Польша).

Зимой, в несезон, мы и отправляемся в Турцию или Грецию и берём в чартер лодку. Там, кроме морских прогулок и путешествий, мы участвуем в регате. Соревнования обычно проходят в двух дисциплинах: по олимпийской системе – гонки по треугольникам и маршрутные гонки на скорость (этапы по 40–60 км). Даже если у нас нет цели покорения спортивных высот, то регата – это наработка опыта, нахождение и исправление ошибок в управлении судном, общение с единомышленниками.

Сейчас наши взоры устремлены на океан. Поэтому мы стали исследовать вопрос с океанской лодкой. Но, конечно, смущает цена – самая бюджетная новая круизная яхта стоит от 300 тыс. евро. Мы вдохновились примером московского путешественника Андрея Невзорова. Он на заводе вентиляторных установок в Зеленограде заложил и собрал собственное судно. За основу взял проект 14-метрового круизёра Spray 460 британского ателье. Свою следующую яхту мы будем закладывать там. Как говорится, «хочешь сделать хорошо – сделай это сам!»

Читайте также: