Андрей Шутов. Окно возможностей

Андрей Шутов – об экспансии в соседние регионы, аграрной революции в Удмуртии и «сафари» на бизнес. 

В последнее время предприятия Удмуртии всё чаще становятся постоянными участниками общероссийских рейтингов. Одно из них – агрохолдинг «КОМОС ГРУПП» – не просто фигурирует в этих списках, но и год от года существенно улучшает свои позиции на фоне других крупных отечественных компаний, поднимая имидж и авторитет республики. «Деловая Репутация» встретилась с акционером ООО «КОМОС ГРУПП» Андреем Шутовым, чтобы узнать секрет успеха холдинга и обсудить перспективы развития компании с удмуртскими корнями, ставшей игроком федерального уровня.

– Последние несколько лет агропромышленный холдинг «КОМОС ГРУПП» осуществляет экспансию на рынок Татарстана, Пермского края и других регионов, приобретая активы за пределами Удмуртии. С чем связано такое изменение политики предприятия? Каковы планы «захвата территорий» в перспективе трёх-пяти лет? Основные критерии выбора региона присутствия?

– Наша компания растёт год от года по всем объёмным экономическим показателям, в том числе по выручке, и эта тенденция характерна сегодня для всего российского АПК. Мы достигли той критической массы, когда в рамках Удмуртии нам просто стало тесно. Поэтому мы транслируем бизнес-модели, показавшие свою эффективность, на другие территории.

Основные критерии при выборе целевого региона – наличие платёжеспособного спроса, инвестиционный комфорт и развитая система господдержки. К сожалению, по всем этим позициям Пермский край, и уж тем более Республика Татарстан, существенно опережают Удмуртию. Мы регулярно получаем предложения из многих регионов России о покупке различных предприятий, внимательно анализируем инвестиционные возможности. Недавно рассматривали предложение о приобретении молочных компаний в Воронеже и в Краснодарском крае. Пока не складывается – объективно далеко, неудобная логистика, да и управлять в удалённом режиме активами, расположенными на таком расстоянии, достаточно сложно. Кстати, наши коллеги в Татарстане, чтобы обеспечить физическое присутствие топ-менеджмента на объектах, активно используют вертолёты. Для нас пока это дорого, поэтому мы развиваем нашу информационную систему, средства телекоммуникаций и удалённого контроля.

Перспективы развития нашей компании в ближайшие три-пять лет – это область между Волгой и Уралом для локации производственных предприятий и увеличения нашей рыночной доли. И акцент мы будем делать на регионах с высоким уровнем доходов населения.

– Головной офис «КОМОС ГРУПП» переведён из Ижевска в Москву. Часть производственных предприятий холдинга, в частности по мясопереработке и выпуску мороженого, также выведена за пределы республики. Каковы причины этих шагов? В чём преимущества?

– Один из ключевых рынков сбыта нашей продукции – Москва и Московская область. Именно поэтому мы создали в Москве представительский офис, в котором работает небольшое количество сотрудников. Их задачи и функции – развитие наших брендов, взаимодействие с федеральными сетями, рост продаж и маркетинг. Основной персонал управляющей компании, как и прежде, находится в Ижевске.

Что касается вывода производственных активов из Удмуртии, это, скорее, не вывод, а политика компании по оптимизации и концентрации производственных мощностей. Сегодня это общемировая тенденция – все глобальные корпорации идут по пути создания мощных высокопроизводительных заводов, замещая ими небольшие низко производительные активы. Да, мы перенесли производство мороженого с площадки «Ижмолоко» на Пермский хладокомбинат «Созвездие». Но на высвободившихся площадях мы планируем реализовать крупный инвестиционный проект, который позволит нам в несколько раз увеличить производство творожных сырков. Ключевые слова здесь – специализация и концентрация. Выбор невелик – или ты работаешь эффективно, или тебя «съедят».

– На совещаниях различного уровня, где поднимаются проблемы роста доходной части бюджета Удмуртии, увеличения налоговой базы, периодически звучат претензии в адрес «КОМОС ГРУПП» из-за уплаты налогов за пределами республики. Как бы вы прокомментировали эту тему? Как оцениваете региональную налоговую политику?

Владимир Владимирович Путин как-то гениально пошутил про девушек с пониженной социальной ответственностью. По аналогии могу сказать, что отдельные чиновники с пониженной социальной ответственностью и компетентностью допускают подобные высказывания, причём всегда за глаза. По факту мы год от года наращиваем платежи в консолидированный бюджет Удмуртии. В 2017 году эта сумма вырастет примерно на 250 млн руб. и составит, по нашим оценкам, 1, 157 млрд руб. (по итогам 2016 года предприятия холдинга перечислили в консолидированный бюджет республики 915 млн руб. – Прим. ред.). Мы были и остаёмся крупнейшим частным налогоплательщиком Удмуртии! А приходится выслушивать обвинения – увели налоги в Москву. Так вот, прежде чем делать такие выводы, необходимо хотя бы немного знать законодательство! Ничего невозможно никуда увести, закон этого не позволит. Налоги в бюджет регионов уплачиваются пропорционально численности работающих и масштабам производственной деятельности. За первое полугодие 2017 года мы уплатили в бюджет Москвы всего 3,4 млн руб., или 0,2% от общего объёма уплаченных налогов, который за этот же период составил порядка 2 млрд рублей.

Касательно региональной налоговой политики и изменений в ней могу сказать, что налоговый пресс за последнее время значительно усилился, и это общероссийская тенденция. На фоне снижения на 22% общего количества проверок средняя сумма доначислений выросла в 1,4 раза. Согласно недавно опубликованному рейтингу налоговых инспекций ПФО по сумме доначислений по итогам налоговых проверок, удмуртские налоговые органы являются одними из самых жёстких в Приволжском федеральном округе – за одну проверку они доначисляют в среднем 10,7 млн рублей. Для сравнения, их коллеги из Татарстана – 9,1 млн руб., Башкортостана – 6,5 млн руб., Самары, Ульяновска, Саратова – не более 6,5 млн, а Мордовии – 3,2 млн рублей. Есть, конечно, регионы с большим налоговым прессом, но Удмуртия уверенно входит в пятёрку по ПФО, в то время как по доходности бизнеса, увы, нет. Я уважаю наших налоговиков как профессионалов, но мне глубоко претит сама мысль о таком рейтинге, что региональные фискальные органы соревнуются друг перед другом, кто больше шкур сдерёт с местного бизнеса. Какое-то «сафари» на бизнес, право слово!

– Как складываются отношения холдинга с властями в регионах присутствия? Можно ли говорить о том, что где-то вести бизнес проще, где-то сложнее?

– Отношения складываются конструктивно во всех регионах, так как местные власти заинтересованы в притоке инвестиций на свою территорию, в создании новых рабочих мест, росте налоговой базы. Наша компания обеспечивает всё это, причём, как правило, мы покупаем предприятия, находящиеся в непростом положении, реанимируем их, «прокачиваем» до своих стандартов, делаем необходимые инвестиционные вложения для развития производства, активно участвуем в жизни местных сообществ, ведём благотворительную и социальную деятельность. Любая власть будет это приветствовать, что по факту и происходит.

Хочу особо выделить Республику Татарстан, которая долгие годы сохраняет лидерство не только по инвестиционной привлекательности, но и по реальному привлечению инвестиций и денежной массы на свою территорию. Уникальная особенность этой республики в том, что федеральные, республиканские и местные власти, надзорные органы работают консолидировано, видят общие задачи по развитию производства продукции на территории, существует властная вертикаль. Поэтому им не приходится прилагать мегаусилия для решения межведомственных противоречий. Идеология Республики Татарстан простая – лучше развивается бизнес на территории = лучше пополняется казна = лучше живут люди!

– Какие надежды вы возлагаете на происходящее обновление исполнительной и законодательной власти Удмуртии? Повлияет ли оно на стратегию развития «КОМОС ГРУПП»?

– Наша стратегия определена давно – мы развиваем высокоэффективные и высокотехнологичные производства на территориях нашего присутствия, в рамках существующего законодательного поля, взаимодействуя с федеральными и региональными властями, решая актуальные для общества задачи и помня о своих удмуртских корнях.

На старте национальной программы развития АПК Российской Федерации, когда мы только начинали нашу инвестиционную программу, состоялась памятная для меня встреча с Владимиром Владимировичем Путиным в Нижнем Новгороде. Я презентовал ему нашу программу развития производства мяса и мясопродукции в Удмуртской Республике, рассказал о результатах деятельности компании и наших успехах. Он спросил у меня: «А вы понимаете, что всё это стало возможным благодаря господдержке?». Я ответил, что да, конечно, никаких шансов многократно увеличить производство свинины и мяса птицы без поддержки государства у нас бы не было; и потом со сцены форума он озвучил наш разговор.

На сегодняшний день многие регионы и крупные федеральные холдинги, такие как «Мираторг», особенно имеющие активы в чернозёмной зоне, опираясь на мощнейшую господдержку, существенно опередили нас. Решена в целом по Российской Федерации и задача обеспечения продовольственной безопасности. Объёмы производства свинины и мяса птицы за прошедшие восемь лет выросли примерно в шесть раз – страна себя полностью обеспечивает мясом, импорт сократился почти до нуля. На повестке дня стоит задача наладить экспорт – не только зерна, но и мяса.

Увы, по объёмам производства мяса Удмуртия на общероссийском фоне выглядит далеко не чемпионом. Особенно в сравнении с Белгородом и Курском – не тот уровень господдержки, не те климатические условия.

Существенно хуже положения дел на мясном фронте выглядят в России дела в молочной отрасли: из 30,5 млн т потребляемого молока отечественные сельхозпредприятия производят всего 17 млн тонн. Всё остальное импортируется.

Тем не менее у Удмуртии есть своя ниша, где мы выглядим успешно и на российском фоне. Это производство молочной продукции. Думаю, в переработке молока у агрохолдинга «КОМОС ГРУПП» есть реальные шансы стать национальной компанией номер один («ВимБилльДанн» и «Данон» – международные компании).

Хорошие перспективы у холдинга и в отрасли птицеводства, и в производства яйца, где у нас наработаны определённые компетенции.

Иными словами, мы решаем задачи, важные для государства, поэтому вправе рассчитывать на господдержку. Сельскому хозяйству Удмуртии нужны драйверы развития. Полагаю, в наших климатических условиях что-то лучше, чем производство молока, трудно придумать. Зерно на наших скудных почвах растёт плохо, а трава и кормовые культуры для коровушек – замечательно. Используя современные достижения генетики и зоотехнической науки, опираясь на колоссальный потенциал нового руководства Удмуртии по продвижению интересов региона, мы реально можем сделать аграрную революцию, перевести удмуртское село на новый технологический уклад. Конечно же, это требует качественной законодательной базы, сопряжённой с федеральным законодательством.

– И вы, и Андрей Осколков не стали выдвигать свои кандидатуры на выборах депутатов Госсовета Удмуртской Республики шестого созыва. Но в новый парламент прошли сразу четыре представителя «КОМОС ГРУПП». Почему были приняты такие политические решения? Чего вы ждёте от работы шестого созыва Госсовета в целом и депутатов от холдинга в частности?

– Почему я не пошёл в Госсовет? Очень большой вопрос. И на него можно дать много разноплановых ответов. Во-первых, я реально немало времени сейчас уделяю работе в других регионах, а это неизбежно бы повлияло на качество депутатской работы. Во-вторых, пришло время и молодому поколению расти, сказать своё слово. Есть ещё ряд других факторов.

Тем не менее надо помнить одно. Брутальный Рамзан Кадыров сказал как-то: «Я пехотинец Путина». Наши депутаты – сотрудники «КОМОС ГРУПП» – выросли под девизом компании «Порядок. Развитие. Труд». Поэтому все они – пехотинцы в команде нового руководства республики, пехотинцы Александра Бречалова, чьи усилия по развитию экономики Удмуртии нам чрезвычайно симпатичны, и, конечно же, мы будем их всесторонне поддерживать. Наша задача – это не только удвоение ВВП и налоговой базы республики, но и внедрение современных технологий в сельском хозяйстве и переработке Удмуртии, опираясь на предусмотренную федеральным и региональным законодательством систему мер господдержки.

– Каковы планы «КОМОС ГРУПП» в области расширения производства и инвестиционной стратегии? В том числе какое место в структуре холдинга отводится развитию сельскохозяйственного производства?

– Я уже говорил, что основная задача компании – создание высокоэффективных и высокотехнологичных производств. Не просто валовка, а высокопроизводительные рабочие места. Если мы что-то строим, то только в соответствии с технологиями XXI века, не стесняясь при этом отсекать «сухие ветки». Приведу один пример. Корова в США или Израиле съедает 26 кг корма в сухом веществе, давая при этом 45 л молока в день. Наша корова съедает в день 25 кг корма и даёт только 21 л молока. Это как станок с ЧПУ против станка завода «Красныйпролетарий». Если мы хотим, чтобы Удмуртия реально стала частью глобального мира, чтобы продукция под маркой «Сделано в Удмуртии» была востребована на мировых рынках, мы должны конкурировать прежде всего по производительности и эффективности.

Я очень хочу построить высокопроизводительную ферму, на базе которой будет размещаться учебный центр, по примеру США. К слову, в Китае и даже во Вьетнаме уже появились такие центры.

– Каковы перспективы выхода на рынок Китая? Много говорится о заинтересованности представителей Поднебесной в качественных продуктах питания. Сложно ли выстраивать сотрудничество на практике?

– Вы знаете, только ленивый сегодня не говорит об экспорте в Китай, мастерскую мира, страну, которая соревнуется с США за лидерство в мировой экономике, страну, много лет работающую в рамках ВТО, что подразумевает блестящее знание всех заградительных процедур… А по факту, много ли шансов у России, производящей 3 млн т свинины, экспортировать свою продукцию в Китай, производящий 50 млн т свинины?

Также много говорится про мороженое, некие «многотысячетонные» экспортные контракты на поставку русского мороженого. Недавно прочитал новость о том, что Липецкий хладокомбинат заключил годовой контракт на экспорт мороженого в Китай в количестве 5 тыс. т в год. Рад за коллег, но практика показывает, что китайцы, как правило, очень быстро решают проблему, как это принято у нас называть, импортозамещения. Псевдорусские товары, сделанные по нашим рецептам и технологиям, очень быстро в Поднебесной заменяют импорт.

На мой взгляд, бесполезно играть в шахматы с гроссмейстером, если у тебя третий юношеский разряд. Надо помнить, что на этом же конкурентном поле выступают производители из США и Европы, обеспеченные колоссальной господдержкой. Поэтому мы в качестве экспортных рынков видим в первую очередь страны СНГ, возможно Вьетнам. Тренируемся пока, опираясь на возможности, предоставляемые системой российских экспортных центров, и рассчитываем, что с появлением торгового представителя Удмуртии в Китае для нас откроются новые окна возможностей.

Читайте также: