Анастасия Муталенко. Про закупки, про закупки

Я очень энергичный человек. Работу в Удмуртии мы с семьёй восприняли как новый опыт. В ОНФ я прошла все ступени, начиная от специалиста и заканчивая руководителем проекта, который популярен и известен. По проекту «За честные закупки» ко мне обращаются до сих пор, я стараюсь помогать, координировать. Но, конечно, главная и очень серьёзная задача сегодня – та, которую поставил Александр Владимирович Бречалов: навести порядок в системе закупок республики.

Запустили счётчик честности

Когда коллеги пригласили в ОНФ, сфера общественного контроля уже требовала серьёзных экспертов и серьёзной аналитики. Потому что просто хаять с дивана, говорить, что всё плохо, дороги кривые и где-то воруют – это нерезультативно. В проекте тогда нас было меньше 10 человек. В должности ведущего специалиста, а потом начальника отдела я формировала команду из узких специалистов, аналитиков, которые потом были распределены по всем отраслям. В общественной деятельности это был прорыв. Когда заказчик, не готовый к серьёзному контролю, говорил, что мы не правы, в ответ я доставала сметы, проектную документацию. И объясняла, что такой конструктив дорожной одежды – это искусственное удорожание, что 8 см асфальтового покрытия в два слоя на тротуарных дорожках вокруг здания пенсионного фонда не нужно. Более того, мы подозреваем, что никто эти два слоя класть и не будет. Моё техническое образование и знания в области экономики в строительстве и легли в основу наших первых громких расследований, как раз по анализу строительной деятельности ПФР, где мы били тревогу о завышенной стоимости. Мне в Алтайском крае сказали, а там к закупке на строительство двухэтажного здания были приложены написанные от руки листочки в клеточку, что они не были готовы к тому, что кроме узкого круга вовлечённых в процесс людей документация может быть кому-то интересна. Они не были готовы, что общественный конролёр может обладать профессиональными навыками, а качество его претензий может быть выше, чем голословные обвинения в какой-либо растрате.

Работа проекта «За честные закупки» дала понять людям, работающим в разных отраслях, что они могут быть полезны для своего государства. Нам стали предлагать помощь профессионалы из медицины, других специализированных организаций. А кто, как не действующие специалисты, знает, что нужно поменять. Так у нас появились инициативы, которые мы озвучивали президенту. Родилась «Серая книга», в ней мы обозначили около 30 серых схем, которыми пользуются заказчики, чтобы обойти 44 Федеральный закон, и она постоянно обновляется.

На примере проекта мы дали заказчику понять, что самые обычные люди и являются общественными контролёрами. Площадка «За честные закупки» их объединила. Первое время поступало три-четыре сигнала в неделю. Потом их стало больше. И через три года объём сигналов от активистов – это порядка 20 обращений в день. Они очень разные, и более 50% не подтверждаются. Но для того и нужен такой экспертный центр, который подтвердит, где всё нормально, а где есть сомнения. В наших заявлениях под каждым предложением я могу подписаться, потому что все они готовились тщательно и документально подтверждены. Активист ОНФ – бренд, подтверждающий квалификацию общественного контролёра. В работе с региональными активистами мы оцениваем и профессиональные качества, и адекватность. У кого-то сразу видны цели: копать под конкретного руководителя, под конкретное предприятие, и вообще использовать свой личный интерес. С такими мы не работаем. Классное ноу-хау появилось в проекте: к нам стали обращаться сами заказчики с тем, чтобы к ним пришли общественные контролёры, они готовы всё показать и рассказать, вопросы задать по проведению закупок, потому что на площадке ОНФ их слышат.

На сайте «За честные закупки» есть счётчик. Когда поступает сигнал о сомнительной закупке, его анализируют наши эксперты. Ресурсы системы СПАРК ИА «Интерфакс», например, сотрудничают с нами, предоставляют доступы, поэтому просмотреть отчетность госпредприятий также не представляется сложным. В итоге мы обращаемся к заказчику, что считаем закупку расточительной, и заказчик либо принимает меры по снижению стоимости, либо вовсе отменяет её, чаще всего это дорогие автомобили или сувенирка. Так вот счётчик, учитывающий суммы сниженных и отменённых заказчиком закупок, сегодня измеряется в миллиардах рублей.

Нелюбимый госзаказ

В Удмуртии под моим руководством создана рабочая группа по централизации закупок. Её работа должна сделать процесс более прозрачным, сэкономить бюджетные деньги, увеличить конкуренцию. Это основная задача, под которую я приехала работать в команду врио главы. В республике была и есть местная команда, это профессиональные люди. Финансовый блок пытался этот вопрос продвинуть с 2013 года, но такие нововведения требовали волевого решения главы региона.

В итоге сегодня у нас есть ответственный орган исполнительной власти, есть специализированная организация, но многие заказчики, и это для меня было большим откровением, работают по принципу: «я не хочу типовую документацию, я хочу документацию такую, чтобы закупка прошла так, как мне надо». Но документация должна быть типовая, должен быть каталог, в первую очередь, чтобы облегчить жизнь заказчиков, и во вторую, но не менее важную – для того, чтобы как можно большее количество предприятий привлечь в госзаказ, создать конкуренцию и в процессе неё добиться экономии бюджетных средств. К сожалению, у нас она низкая. Среднее количество участников закупочных процедур ничтожно мало. На сайте госзакупок есть аналитика. Можно посмотреть, кто на каких площадках торгует, куда сколько приходит поставщиков, статистику отменённых или проведённых у единственного поставщика закупок тоже можно увидеть. У Удмуртии она плохая.

Сегодня уполномоченным органом в госзакупках является Министерство экономики. Сроки подачи заявки – месяц, её рассмотрение в этом уполномоченном органе – ещё месяц. Большинство заказчиков страдает от недостатка квалифицированных специалистов. Любой предприниматель, который поставляет шприцы, носки, канцелярию, всё, что угодно, должен открыть план закупок и понять, какие объёмы требуются. Отсюда вытекают планы самого предпринимателя по развитию или расширению бизнеса, его мощностей, создания рабочих мест. Но на уровне заказчика творится полный кавардак, постоянно вносятся поправки в планы закупок. В итоге поставщики не приходят, те, кто мог дать не только качественную продукцию, но и сэкономить бюджет. Госзаказ превращается в волокиту, с которой успешный, а главное местный, предприниматель не хочет связываться. Приходят москвичи, фирмы из Татарстана и других регионов. А наши недостаточно проинформированы, им не оказана помощь, с ними никто не работал, чтобы облегчить их жизнь и показать, как участвовать.

Я считаю, что в Удмуртии надо создать условия, по которым у местных предпринимателей были бы преференции. Ни в коем случае не на законодательном уровне, так как это ограничение конкуренции. Но есть готовая огромная преференция, которая называется транспортная логистика. Если мы говорим про номенклатуру товаров, как то расходные материалы в здравоохранении и образовании, мебель, хозтовары, то в силу коммерческих расходов везти их из Москвы или Татарстана невыгодно, если в регионе есть производство и есть возможность купить. Это огромный плюс для местных, и убедить их в этом как раз была задача уполномоченного органа.

Централизация, оптимизация

В итоге принято решение, что с 1 сентября 2017 года функции уполномоченного органа передаются в Минфин. Это большое изменение. На уровне республики Минэкономики занималось развитием конкуренции, выполняло функции уполномоченного органа, органа регулятора, придумывало нормативные акты, но все организации отдельно выполняли работу по публикации закупок руками. Для сравнения: в Самаре всё автоматизировано. Уполномоченный орган там рассматривает закупку от заказчика за два дня! У нас же абсурд, когда по линии Минздрава (а это пример отрасли с жёсткими сроками закупок) получить расходные материалы через закупку можно через три месяца! Конечно, поскольку сегодня договор до 100 тыс. руб. можно заключить без процедуры, у нас огромное количество таких договоров. Занимаясь отчётностью ГУП «Аптеки Удмуртии», я знаю, что в декабре 2016 года здесь прошло 56 договоров по 99 тыс. рублей! Понятно, что так заключается ряд договоров, чтобы обойти закон и провести закупку со своим поставщиком. Но мы добавляем в эту же категорию заказчиков, у которых всё горит, и сроки поставки в три-четыре месяца, которые им обещают на региональном уровне, заставляют заключать договоры именно по такой схеме.

Теперь работать будет управление при Минфине, специалисты в области госзаказа. Возглавит его начальник управления в статусе заместителя министра. Штат составит 17 человек. Львиная доля перейдёт из Минэкономики, самые опытные, а многие работают по 10 и более лет. Но управление соберёт и лучшие кадры из других органов власти. Автоматизация процессов и привлечение высокопрофессиональных сотрудников позволит оптимизировать работу новой структуры. Сейчас в республике около 100 человек обслуживают закупки на 25 млрд рублей. А в Московской области 40 человек на сумму 225 млрд рублей.

Управление – это концентрация специалистов, профессионалов в закупках. И не нужно содержать медсестру, которая по совместительству контрактный управляющий в какой-то больнице. Не нужно, чтобы методисты в детских садах размещали закупки. Тем более что это отрасль личной ответственности. Если что-то не выложено на портал – это административное нарушение, это штраф лично на сотрудника. В силу большой нагрузки и отсутствия профессиональных знаний люди не хотят с этим связываться. Мало того, сегодня эти 100 человек сидят до ночи, потому что работа очень ответственная, сложная.

Есть площадка РТС-тендер, на которую мы будем выходить. Площадка бесплатная и предоставляет функцию проверки ГОСТов, по оценке это одна из самых частых проблем. Информация на порталы выгружается со старыми ГОСТами, и производитель не попадает в такую заявку, так как имеет уже современные. Эти ошибки сужают круг потенциальных поставщиков. Кроме этого, есть ещё масса ресурсов и инструментов, которыми теперь будет пользоваться Минфин.

Масса вопросов и касательно качества поставок. В детский сад, например, приходит полугнилая капуста. Юридических специалистов и правовой базы, чтобы бороться с некачественными поставками, такие бюджетные учреждения не имеют, в реестры недобросовестных поставщиков не заносят, потому что для них это потом означает бесконечные проверки: кто привёз, что привёз. И заведующий думает: «уж лучше я её обрежу как-нибудь, чем откажусь принять, потому что завтра мне кормить детей нечем будет». Доходит до того, что заведующие сами докупают что-то взамен некачественного, чем связываться с такой системой. Поэтому здесь же при Министерстве финансов мы создаём команду профессиональных юристов госзаказа, которые будут не только вести нормативную работу, а будут выезжать, будут помогать организациям и учреждениям, чтобы недобросовестный поставщик в Удмуртии понимал – у него всё меньше возможностей не только делать поставки некачественные, но и вообще быть участником системы госзаказа.

В секторе госзаказа республики огромное количество денег, перед ним задачи государственной важности. Есть все возможности поддержать местного производителя, дать понять, в какой сектор госзаказа он может войти и планировать своё развитие. У нас есть предприятия, о которых я узнаю буквально каждый день, они работают в Удмуртии, они социально значимые, но в госзаказе не участвуют, хотя они должны это делать первыми. Но с ними никто не работает, не помогает.

Неравнодушие к бюджету

Сегодня я активно занимаюсь антикризисным управлением в ГУП «Аптеки Удмуртии». Но не оставила закупки, продолжаю взаимодействовать с командой, которая уже сложилась. И буду продолжать это делать. Я здесь уже два месяца, знакомлюсь, вникаю в систему. У меня есть чёткое представление, как это должно работать. Перед Удмуртией я изучала информацию, как организованы централизованные системы в ряде других регионов. В силу прошлой деятельности есть множество знакомых экспертов. Эти знания мы будем привозить в Удмуртию. В рамках «Университета компетенций Удмуртии» или отдельной обучающей площадки обязательно будем проводить обучающие модули. Один такой семинар уже провели. Существует классный автоматизированный инструмент, где в несколько действий можно создать закупку, используя готовые типовые документы. Эксперты приехали и обучали наших заказчиков. Обменивались контактами, договаривались о дальнейшем взаимодействии. Бюджет у нас у всех общий и дело общее. И если какая-то больница сэкономит на бинтах, кто-то купит машину подешевле, а кто-то положит дорогу получше, то у нас бюджет будет не дефицитный, а профицитный. И на эти освободившиеся деньги можно построить школы, детские сады, поликлиники.

Я по Ижевску хожу, мне город очень понравился. Но некоторые моменты я не понимаю, те, которые связаны с безалаберным отношением к месту, в котором ты живёшь. Когда идёт равнодушие, когда никому ничего не надо. Сейчас я по крупинкам собираю людей, которые что-то хотят изменить. Они приходят, предлагают свои знания, опыт. Любят свой город и республику. Хотят работать и верят, что у нас будут изменения к лучшему. Вот с такими людьми хочется работать, и у нас всё получится!

Читайте также: