Коротка память людская – что отдельных людей, что целых народов. Но помнит культура – её знаки и символы, помнят и имена мест, где когда-то те или иные народы жили. Давно уже ушли народы с этих мест, но память пространств о них осталась. Сегодня наш рассказ пойдёт об этом.

Между Камой и пирамидами

Одним из главных символов для многих культур является знак солнца, в первую очередь как оберег от всего злого и тёмного. Помимо того, во всех культурах солнце является одним из главных символов власти. Также оно – основной символ созидательной энергии, божественная воля и водительство.

Много солнц разного вида можно увидеть на славянских или удмуртских вышивках, а также на резьбе старых домов в Удмуртии. Да и восьмиконечный крест на государственном флаге нашей республики, буквально скопированный со старинных вышивок на передниках северных удмурток, есть не что иное, как знак солнца, солярный знак. Но вот что мало известно – солнечная резьба на наших старых деревянных домах почти полностью совпадает с символикой Древнего Египта, которая вырезана на последних жилищах египетских фараонов, вернее, деревянных ларях, в которые саркофаги владык Верхнего и Нижнего Нила были помещены.

К примеру, дом, который ещё недавно стоял в начале ул. Либкнехта, рядом с трамвайной остановкой. Его окна и пространство под крышей защищены катящимися солнцами. Такой же дом был и на ул. Пушкинской. Эти же катящиеся солнца оберегали когда-то и саркофаг Тутанхамона, одного из самых известных древних правителей Египта. Сохранил подобные же солнца и саркофаг, внутри которого была вырезана Богиня Нут в обрамлении знаков зодиака, так называемый саркофаг Сотера из Эль-Курне. А он датируется временами, когда предки удмуртов уже давно добрались до наших пространств – II веком нашей эры. Тутанхамон же правил приблизительно в 1332–1323 годах до н. э. Помимо всего, бог Солнца Ра был покровителем всего живого на земле. Именно именем Ра называли египтяне в то время Каму и Волгу, не разделяя их.

Шунды-Мумы

Богиней солнца была и Шунды-Мумы (дословно Мать Солнца) у удмуртов. Она следит за восходом и заходом солнца. Сегодня её образ не очень ясен по своей сущности. С одной стороны, это Мать Солнца – особое божество, которое ответственно за то, чтобы солнце вовремя всходило и заходило. Однако по легенде Шунды (Солнце) имел склонность во впадение в лапы разгула и разврата – то удалялся неуверенной походкой от Матери-Земли (Музъем-Мумы),  и тогда земля замерзала. А то подобным же образом слишком приближался к ней, принося потопы и прочие напасти.  Мать-Земля по родственному взмолилась Шунды-Мумы, чтобы та образумила своенравного сыночка. Тогда последняя, подобно тому, как по-доброму другая её родственница (надо полагать) с севера Мумми Мама воспитывала своего сыночка Мумми Тролля, взяла в свои руки небесный свод и указала солнцу правильную по жизни дорогу. Потому теперь (Солнце) неукоснительно всходит и заходит в одно и то же время во веки веков (Аминь), не меняя мест. Но чтобы светило не сбилось с пути, Шунды-Мумы по-матерински движется перед ним в виде некой чёрной чаши, указывая дорогу.

Иногда термином «мать солнца» удмурты называли чонари – паука-крестовика, что, по-видимому, восходит к поверью о пауке, который своей паутиной может заткать солнце и лишить людей света. На спинке этого существа тоже вполне виден солярный знак – крест.

Археологи часто находят на раскопках удмуртских поселений височные украшения с изображением богини в виде женской фигуры с поднятыми к небу руками, держащими солнце. Подобные изображения находят и в Египте, Индии, Иране.

Солнца Введенской школы

Солнца над Арсеналом

Современники событий рассказывали, что когда немецких пленных доставили в лагеря вокруг Увы, те немало были удивлены, когда увидели знакомые им до боли знаки (даже обратную свастику) на традиционной одежде удмурток и на вышивке на коврах и полотенцах. Эти знаки у них ассоциировалась с фашистской символикой. Вряд ли им было известно, что их идеологи просто скопировали эти знаки с традиционной символики Тибета и Индии, где свастика вырезалась даже на ступнях мирнейшего Будды Шакьямуни.

Итак, во всех символических системах, как мы уже отмечали, одним из самых главных знаков был знак Солнца, или солярный знак. В Ижевске этот знак можно увидеть с обеих сторон арки-входа (бывшей караульной-кордегардии, некогда главного входа в Арсенал) с южной стороны Арсенала (сегодня она за зданием резиденции главы Удмуртии). Это «привет» потомкам от первых строителей Ижевского оружейного завода. Причём привет не простой, а масонский – последние черпали свою символику из доступных им древних культур. И, похоже, что это прощальный привет от самого Семёна Дудина, главного зодчего в истории Ижевска. Именно им этот проект был разработан ещё в Италии и претворён в жизнь в Ижевске в 1823–1825 годах.

Подвески с солнцем (Поломская культура, север Удмуртии)

Над арсенальской аркой солнца (всего их получается четыре) расположены как с фронтальной, так и с тыльной стороны. Причём если с фронтальной солнце представлено в виде исходящих от арки лучей, то с тыльной, помимо повторения этой темы, вырезаны ещё два. Такое количество солнц, очевидно, не случайно. В древнееврейской каббалистической культурной традиции, из которой масоны многое заимствовали, четыре – это знак памяти и благодеяния, это четыре мира, четыре направления в пространстве. Небесный град Иерусалим (а Ижевск замышлялся как идеальный град солнца – завод, то есть своего рода Иерусалим земной) также представлялся числом четыре, четырёхугольником: «Говоривший со мною имел золотую трость для измерения города (у Дудина её могла символизировать шпага. – Е.Р.) и ворот его и стены его// Город расположен четырёхугольником…» (5: Откровение, 21: 15-16). Стоит обратить внимание и на то, что на этой части караульни–кордегардии оба солнца по сторонам от арки вырезаны как круг с большой центральной точкой. По масонской символике это символы завершения «Великой Работы». Этим завершением, «Великой Работой», для Дудина и стал Арсенал, его лебединая песня. Именно здесь, пройдя через «солнечную арку» в октябре 1824 года первый высочайший гость Ижевска император Александр 1 «под сводами северного зала» (Е. Ф. Шумилов) вручил уже угасающему от чахотки Дудину орден Святого Владимира. Здесь же, очевидно, был награждён и тогдашний хозяин Ижевска и Воткинска генерал-майор Грен, проходивший по делу об «отбирании подписей у чинов Ижевского завода о неучастии в масонских и иных ложах» в 1823 году, то есть в тот год, когда начинал строиться Арсенал.

С «солнечной арки» Арсенала масонские солнца «раскатились» по Ижевску. Их можно увидеть на старых фотографиях над окнами Введенской приходской школы (снесена, находилась на углу улиц Кирова и Карла Маркса; на её месте сейчас находится магазин «Океан»), продолжает оно до сих пор сиять и над окнами некоторых старых ижевских деревянных домов.  Причём обычно вырезалось оно дихотомично, парно: над самим окном восходящим – в виде полукруга, так называемое «солнце живых»; под окном же вырезался другой полукруг – «солнце мёртвых», древний оберег.

Ну а теперь задумаемся – где Ижевск и Удмуртия, а где древний Египет и Индия?!

Аркаим

От Камы до Аркаима

Когда-то, минимум четыре тысячи лет назад, через наши пространства прошли так называемые народы колесниц, более известные как арии. Шли они долго, уходя от изменения климата, вызванного, в том числе, и наступлением ледников, с территории страны Северного ветра, Гипербореи, до которой так безуспешно пыталась добраться по Волге и Каме разведка Александра Македонского (читай об этом в предыдущей статье).

По пути они оставили курганы со своими погибшими. По их останкам можно судить, что были они в основном светловолосы. Добротой особой арии не отличались. Вместе с героями хоронили не только их боевое убранство, но и лошадей, и даже слуг и женщин. Неизвестно, как долго кони арией топтали земли Большого Прикамья, но, в конце концов, они ушли. Ушли, оставив имена своих богов местным рекам: Кама – Кама, Шива – Сива, Вал – Вала, Индра – Индигирка (об этом мы расскажем отдельно). Чему-то научившись у предков удмуртов, а чему-то и научив их. И совсем не зря татары называют удмуртов «ар», а в русских летописях удмурты называются арскими людьми:

Шунды Мумы сегодня

«Лето 7061 (октябрь 1552 года. – Ред.)…

Асам государь послал по всем улусом черным людем ясачные жалованные грамоты опасные (охранные грамоты. – Ред.), чтобы шли к государю, не бояся ничего; а хтолихо чинил, тем Бог мстил; а их государь пожалует, а они быясаки платили, якоже и прежним Казаньскым царем…

Арьские люди прислали к царю государю бити челом. И прислали к государю Арьские люди челом Казаков Шемая да Кубиша з грамотою, чтобы государь их черных людей пожаловал,гнев свой отдал и велел ясаки имати, как и прежние цари…

Государю били челом Арьские люди».

ПСРЛ  (Патриаршая или Никоновская летопись). Т. 13, первая половина.СПб., 1904, С. 221–222.

Незадолго до этого летом того же года удмурты, пытавшиеся прийти казанцам на помощь при осаде Казани войсками Ивана Грозного (среди которых присутствовали тоже татары). называются арскими людьми, пришедшими со стороны Арской крепости. За что и были сурово наказаны. Посадил их командиров во главе с князьями Явушем и Япанчей грозный царь на колья перед стенами Казани.

По исходу от нас ариями в степях Южного Урала был построен ставший не так давно знаменитым город Аркаим, вокруг которого найдена ещё пара десятков поселений разного масштаба.

Удивительно устройство древнего города Аркаим. Он представляет собой два вписанных друг в друга кольца-солнца. Внешние стены обведены неглубоким рвом и укреплены кирпичом, внутри по радиальной схеме проходит мостовая. Внутренняя стена – самая крупная и широкая, неведомому врагу пришлось бы потрудиться, чтобы попасть внутрь. Общая площадь стен составляет 20 тыс. кв. метров. В самом центре – площадка, круглая и выровненная: чтобы попасть на неё, необходимо обойти весь город по часовой стрелке. Всего входов в поселение четыре. Жилища многоквартирные и расположены своеобразными секторами, внешние имеют выход на улицу, внутренние – во двор. Самая интересная находка – канализация, которую в то время не знал никто. Часть воды стекала с крыш внешних домиков в ров, а часть – в ямы центральной площадки. Археологи полагают, что строился город не постепенно, а разом, причём проектные работы были тщательно продуманы кем-то, обладающим глубокими познаниями.

Богиня Нут с солнцами

Несмотря на то, что город был построен по единому плану, каждое жилище индивидуально, заметны даже попытки расширить его, отрезав площадь от общей улицы. По сути, город представлял собой крепость, состоящую из двух «многоквартирных» домов. В этом городе жили и работали люди, а животные паслись за пределами города, в том числе и в специальных загонах.

Перед входами в Аркаим были устроены лабиринты. Возможно, это фортификационные «ловушки», затрудняющие попадание в город, а возможно, они имели сакральное значение. Кольцевые стены и стены жилищ сделаны из бревен, забитых глиной, и высушенных (необожженных) глиняных кирпичей.

Учёный Дмитрий Зданович, главный специалист по этому объекту, пишет: «В целом ряде домов Аркаима на дне колодцев обнаружены побывавшие в огне копыта, лопатки и нижние челюсти лошадей и коров. Причём кости животных помещены в колодцы преднамеренно: челюсти расположены по кругу вдоль стенок колодца и закреплены вбитыми в грунт березовыми колышками. Рядом с колодцами, на дне которых зафиксированы жертвоприношения, находились металлургические печи. При этом поддувало печей было связано с колодцем с помощью специального воздуходувного канала, устроенного в грунте. Эксперимент, проведённый здесь же, в полевых условиях, показал, что печь, совмещённая с колодцем, способна давать температуру, необходимую не только для расплава бронзы, но и для выплавки меди из руды».

Такой колодец был в каждом доме Аркаима. Помимо трубы, так сказать производственной, была ещё и вторая. Она отводила холодный воздух в своеобразный древний «холодильник», в котором хранились продукты.

По крышам домов в Аркаиме шла ещё одна улица, причём такая широкая, что по ней вполне можно было ездить на деревянной колеснице.

Стоит отметить, что традиционные поселения той эпохи имеют совсем иную структуру: они линейны, и каждый жилой или оборонительный комплекс стоит сам по себе. В Аркаиме же планировка заключается в продуманной связи всех её объектов друг с другом.

При раскопках Аркаима были найдены человеческие останки, по которым удалось воссоздать облик жителя древнего поселения. Жители Аркаима были представителями европеоидной расы. Но захоронения попадаются и странные – мужчина и женщина лежат, обнявшись, при этом в руке у женщины боевой топор, занесённый над головой мужчины. Возможно, что в жизни древний арий не слушался свою не менее древнюю аркаимку. Покойники чаще всего лежат на боку – в позе «спящего» или «эмбриона», то ли намекая на новое рождение, то ли на то, что смерть – это сон.

Солнца удмуртской вышивки

Помимо прочего, уральские археологи утверждают, что Аркаим был ещё и обсерваторией. И что из него можно наблюдать 18 астрономических явлений. Причём 12 из них – лунные. И ещё они же сообщают, что расположение поселений вокруг древнего города ариев было чётко ориентировано на зодиакальные созвездия. Но почему-то в связи с этим никто до сих пор не заметил (читатели «Деловой Репутации» будут первыми), что устройство Аркаима – вписанные друг в друга кольца двух стен с домами, вписанными в них, – абсолютно совпадает с так называемым календарём майя. Тогда внешний круг – это календарь солнечный, а внутренний – лунный. Так к внешней стене (почти 5 м в ширину и более 5 в высоту) примыкало 35 жилищ, каждое с отдельным выходом на главную улицу городища. Внутренняя стена (календарь лунный) была ещё выше, чем внешняя, – 7 м, в ширину – 3 метра. Внутри её находилось 20 жилищ. Эти жилища, напоминающие собой соты, можно полагать, символизировали месяцы. Почти как и у майя, где в солнечном годе Хааб (внешнем кольце) было 19 месяцев по 20 дней (пять дней добавлялось отдельно), во внутреннем кольце (лунном годе Цолькин) 13 месяцев по 20 дней каждый.

Считается, что арии провели в Аркаиме около 200–300 лет, а затем по непонятным причинам бросили всё и ушли, предварительно запалив свои города. О том, что они ушли сами, свидетельствует отсутствие следов внешнего штурма. Ушли они, видимо, разделившись, в сторону Ирана и Индии. В последней, по утверждениям ряда исследователей, они могли снова встретиться и соседствовать с древними удмуртами или их частью. Но это уже другая история.